Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №07. 17.02.2006

МОЛЧИ, ЛУКАВАЯ ИСТОРИЯ

     Константин ПАСКАЛЬ
     – Константин, в последнее время не так часто можно встретить новые публикации ваших стихов. С чем это связано?
     – В первую очередь с семейными обстоятельствами. Родилась дочь – значит, папа должен больше зарабатывать. Вот и кручусь как заведённый.
     И всё же в прошлом году стихи и публикации были: в московских «Юности», «Молодой гвардии», «Литературной России», а также в Рязани, Оренбурге, Белгороде. Вышли подборки в трёх замечательных книгах – хрестоматии «Литература Рязанского края», в поэтическом сборнике Союза писателей России «Была страна. Была война. Была любовь» и в сборнике «Время Русь собирать», изданном по итогам конкурса вашей газеты. Впервые в этом году опубликовался в двух серьёзных интернет-изданиях – «Филиппов граде» и «Журнале литературной критики и словесности».
     Так что не хватает лишь публикации в одном из «толстых» журналов. Но для этого нужно хотя бы еще десять новых крепких стихотворений. Пока что у меня их нет.
     – Во время учёбы на ВЛК вы выступали как критик. Запомнились ваши интересные статьи в «Новом мире». А как с критикой сейчас? Не хватает времени? Или нет достойных критики произведений?
     – Самые «громкие» для меня статьи, имевшие резонанс в прессе, были напечатаны в «Литературной учёбе» и «Литературной России». В «Новом мире» была всего одна рецензия. В то время я находился в Москве – в эпицентре литературных событий и занимался только литературой. А потом уехал в Рязань, и началась борьба за выживание: за кусок хлеба с маслом и за крышу над головой. С голоду, слава богу, не помер, хотя своей крыши до сих пор нет.
     Но главное, критик в провинции почти сразу выпадает из литературного процесса. Так как перестаёт быть информированным читателем. Очень обидно, потому что произведений и авторов, достойных внимания, сегодня очень много. Более того, они нуждаются в критике! Нуждаются в новом Белинском, который отделит, наконец, зерна от плевел и проведёт элементарную перепись литературного населения страны. Вот и у меня руки порой чешутся, но понимаю, что не имею права говорить о том, чего не знаю в должной мере. В общем, неслучайно критики живут в столицах. Игорь Дедков, Валентин Курбатов – редчайшие исключения из правил.
     – Ваши статьи не отмечались остротой к персоналиям, скорее, они тяготели к теоретическим вопросам литературы. Осторожность это или позиция?
     – Трудно сказать. Вообще, наш мастер Владимир Иванович Гусев научил меня никого не бояться и твёрдо стоять на литературном поле. Так что метать критические копья и стрелы я умею. Например, в той же «новомировской» рецензии беспощадно обошёлся с Катей Капович – автором безобидного романа в стихах. Спасибо Сергею Костырко, уговорившему меня чуть смягчить свой приговор. В другой статье, помнится, закидал рифмованными центонами восходящего тогда Максима Амелина. Но что правда, то правда: своих ребят, тех, с которыми дружил, никогда не трогал, жалел. Наверное, для критика это слабость, но человеческая и вполне объяснимая. Признаётся же Лев Аннинский, что всегда держался на расстоянии от тех, о ком пишет. Эта осторожность – осознанная необходимость.
     И всё-таки главное в критике не борьба, а точный прогноз и честный вывод, желательно с обобщением, основанным на прочной теоретической базе. Во всяком случае, именно такую критику я выбираю для собственного чтения.
     – Москва и Рязань находятся довольно близко друг к другу. И в то же время это совсем разные миры. Столица и провинция. Чем сегодня живёт рязанская земля?
     – Отношения Москвы с провинцией приобретают в России всё более трагический оттенок, особенно в области культуры. И виновата в этом сама провинция! Вот ходил по Рязани талантливый парень Костя Демидов: писал отличные кинорецензии, пьесы (в стол, конечно!), дарил идеи направо и налево, мечтал приткнуться хоть куда-нибудь. Но никому был не нужен. Сбежал в Москву. А в прошлом году стал на ТВ рекламным лицом года – помните Вадика, предлагающего дружбу за 10 баксов? Теперь о земляке взахлёб пишут рязанские газеты!
     И так в Рязани было всегда. Например, лучших своих поэтов здесь не ставили ни во что: Маркин, Осипов, Сенин, Авдеев – все загибались от нищеты и безысходности. Хотя того же Евгения Маркина легко было раскрутить до всероссийского уровня. Но Рязань никогда не продвигала своих, ждала, пока их признают в столицах. Сегодня сын погибшего поэта режиссёр Роман Маркин ставит спектакли в Улан-Удэ, а у себя дома он не востребован. И так на каждом шагу – талантов тьма, но большинство умирает в зародыше.
     Знаете, почему рязанцы никогда не участвуют в литературных фестивалях и праздниках? Потому что, в отличие от орловцев, скажем, им никто и никогда не оплатит даже проездные. Я лично в 2001 году представлял Россию на Всепольском конкурсе авторской песни – стал единственным русским лауреатом за всю его историю. Ездил за свой счёт. Хотя Русский центр науки и культуры в Варшаве просил нашего губернатора и Управление культуры мне помочь. Впрочем, я никогда не прошу и не жалуюсь. В Рязани меня больше знают как сценариста, автора и ведущего концертных программ.
     А вообще, писателям в провинции всегда несладко. Сколько пришлось пережить в Воронеже пробивному Вячеславу Дёгтеву, прежде чем прозвучали медные трубы на его похоронах?
     – Знаю, что занимаетесь музыкой. Точнее – авторской песней. У вас выходили альбомы. Что для вас пение под гитару?
     – Музыкой занимаюсь всю жизнь. Но уточню, никогда не был бардом, хотя гитару свою по-человечески люблю. И те песни, которые выходили в альбомах, записаны в современных инструментальных аранжировках. А вообще, в последние годы работаю в разных амплуа – как текстовик, композитор и исполнитель. Почему говорю – работаю? Потому что получаю за это деньги и иногда весьма неплохие. Кто-то просит записать вокал, кому-то нужен текст, кому-то музыка. На качество никто не жалуется.
     Но, конечно, есть и музыка для души. Это то, чем мы занимаемся в литературно-музыкальной группе «Ближний круг». Мы – это поэты Нурислан Ибрагимов, Елена Бартенева, Константин Паскаль плюс музыканты Олег Паскаль и Дмитрий Лунёв. Вокруг нас уже образовался ещё один круг талантливых авторов и исполнителей, которые участвуют в наших концертах и в записи дисков. Собираем полные залы на 500 и 700 мест. В прошлом году немало гастролировали с презентацией диска «Вечный огонь». А этой весной готовимся к выходу третьего альбома. Замечу, никто нам не помогает. Зато впервые наш труд был отмечен. Думаете, в Рязани? В братской Белоруссии!
     Наши диски и книги разыскала исследователь литературы из Минска Нина Коленчикова. И написала работу «Была бы душа жива», которая к 110-летию Есенина вышла отдельной брошюрой в издательстве «Поверенный». Вторая часть работы полностью посвящена нашему творчеству, чему мы были бесконечно удивлены. Представляете, такой подарок в наше-то время? И всё это – музыка!
     – Два года жизни были у вас связаны с Литературным институтом. Как оцениваете происходящие там перемены?
     – Нахожусь в недоумении. Как Борис Николаевич Тарасов, учёный муж и скромнейший человек, оказался в кресле ректора – на раскалённой сковородке? Ведь съедят с потрохами! Это место не для премудрого пескаря, а для хищника – хитрого и зубастого лиса, такого как Есин. Кстати, и другие претенденты, по-моему, были неубедительны. Не понимаю, почему уважаемый мною Владимир Павлович Смирнов взялся поддержать Стояновского. Наверно, правильнее было пригласить человека со стороны – авторитетного писателя с опытом управления и политической борьбы. Ведь за Литинститут ещё нужно бороться, чтоб его не стёрли с лица Москвы или не превратили в безликий гуманитарный вуз. Боюсь, что Тарасов – временная фигура и может стать жертвой чьих-то продуманных интриг. Впрочем, буду рад, если ошибусь.
     – Кого из современных русских писателей, поэтов можете выделить?
     – Всегда жду новых стихов Глеба Горбовского, Валерия Дударева, Николая Зиновьева, Владимира Шемшученко. К сожалению, редко публикуются Владимир Сорочкин, Анатолий Першин, Марина Струкова, Виктор Верстаков, Николай Шипилов, Александр Ананичев. А ведь после смерти Юрия Кузнецова образовался провал, который нужно срочно заполнять. И, конечно, безумно жаль рано ушедших Дениса Коротаева и Бориса Рыжего – эти ребята были способны на поэтическую революцию и должны были выйти в первый ряд.
     А вообще, интересных имён в поэзии много. С одинаковым интересом читаю и Евгения Рейна, и Светлану Сырневу, и Веру Павлову и Владислава Артёмова. Другой вопрос, кто из современных поэтов возьмёт на себя смелость рвануть в гении и повести за собой остальных, подобно Пушкину с Лермонтовым в начале 19-го века или Маяковскому с Есениным в начале 20-го? А ведь первая литературная пятилетка уже прошла, как справедливо заметил вологодец Андрей Смолин. В прозе-то дела идут поинтереснее: каждый год открываются новые имена. А в поэзии, как в песне – «настоящих буйных мало, вот и нет вожаков».
     Конечно, тут виноваты и литературные политики, которые формируют рейтинги и спрос. Я вот считаю, что мой земляк Борис Шишаев сегодня входит в десятку лучших прозаиков страны. Но ни в один шорт-лист его имя не попадает. Почему? Его роман «Горечь осины» признан лучшим в «Нашем современнике», недавно удостоен Большой премии Центрального федерального округа. По нему кино можно снимать, классное! Куда смотрят издатели и сценаристы, не понимаю.
     – Ваше отношение к телевизионным сериалам, снятым по известнейшим произведениям русской литературы? К примеру, «Мастер и Маргарита», «Дети Арбата», «Московская сага», «В круге первом», «Золотой телёнок».
     – Увы, сплошные разочарования. Видимо, формат телесериала не подходит для экранизации литературных произведений. Да и некому сегодня делать настоящее кино. Из всего перечисленного могу выделить только «Мастера и Маргариту». Во-первых, потому что, в отличие от других, это настоящая классика. А во-вторых, потому что снимал Владимир Бортко, которому всё можно простить за выдающуюся экранизацию булгаковского «Собачьего сердца». Но даже Бортко оказался беспомощным в жанре сериала. Потерян ритм произведения, его дыхание. И сразу тускнеют краски, даже при точном соблюдении булгаковского текста.
     Чтобы создавать достойные киноверсии великих произведений, нужны большие кинохудожники и большие актёры. Таких уж нет или сошли со сцены. Неслучайно ведь самые яркие роли в «Мастере» сыграли мастера советской школы – Басилашвили, Лавров, Адабашьян. Из молодых единственная находка – Галкин в роли Бездомного. Остальные – прилежные статисты, включая талантливого Безрукова. Что же касается других перечисленных горе-сериалов, то простите за грубость – это полный отстой.
     – Что такое поэт, по-вашему? Созерцатель или, скорее, воспитатель, проповедник?
     – По-моему, поэт – прежде всего врачеватель и летописец. Мне кажется, что современное общество болеет именно оттого, что перестало замечать своих поэтов. Просветлённых грешников, которые своими творениями, своеобразными молитвами, одухотворяют мир, лечат его от язв. Не удивлюсь, если когда-нибудь учёные докажут, что поэтические строки – это формулы обновления жизни. Ведь нет ничего сильнее слова!
     Поэтому поэзия – высшее из искусств. Лучшие поэты это понимали и были верны своему предназначению. Но чтобы появлялись настоящие поэты, нужно, чтобы и окружающие понимали их роль в социуме. Вот если Путина спросить: «Хорошо, что поэт Рубцов всю жизнь был бездомным, а поэта Бродского судили за тунеядство?» «Плохо», – ответит Путин, как нормальный человек. А что он сделал как Президент, чтобы новые Рубцовы и Бродские не сдохли от голода под забором?
     Но даже те, кто не понимает поэзию, могут убедиться в том, что лишь поэты пишут настоящую историю! Возьмите учебники разных лет, разных стран и народов, и убедитесь, что историческая наука всегда лгала согласно политической ситуации. На Западе лгут, что войну с фашизмом выиграла Америка, мы трижды за сто лет оболгали свою революцию. Поэтому так легко сегодня пинают официальную историю академик Фоменко или Мурад Аджи. А вот Блок не лгал! Его страшная поэма «Двенадцать» и есть настоящая правда о революции, потому что поэт услышал и передал нам её демоническую музыку.
     Убеждён, что в конце времён историю человечества будут изучать по поэтическим книгам. Потому и пишу:
     
     


     Молчи, лукавая история!
     Переплетая небылицы,
     Здесь – на священной территории –
     Храни безмолвия границы.

     
     Для меня Поэзия была и остаётся территорией священной. И только на этой территории я чувствую себя полностью защищённым. Думаю, то же могут сказать о себе многие мои собратья по перу. Тем и спасаемся.

Беседу вёл Роман СЕНЧИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования