Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №10. 10.03.2006

КАЗАНОВА ВЛЮБИЛСЯ!

     
     Очередную версию похождений самого известного любовника всех времён и народов Джакомо Казановы предложил нам американский режиссёр Лассе Халльстрем. В ролях: Хит Леджер, Сиенна Миллер, Джереми Айронс, Оливер Платт.
      Лассе Халльстрем – «продавец сладкого», автор пронизывающего «Правила виноделов» и нежнейшего «Шоколада», своим новым фильмом доказывает, что любовь – это «особо сладкий продукт». Не зря фильм презентовали на последнем Венецианском кинофестивале. В «Казанове» есть, пожалуй, всё, что нужно для успешной ленты. Красивые виды Венеции. Потрясающая игра актёров, особенно Джереми Айронса в роли епископа. Инквизиторы, посланники римского папы, две невесты, одураченные родители, много одержимых женщин и одна настоящая любовь – фильм «Казанова» сделан как лёгкая романтическая комедия.
     Новый Казанова в исполнении молодого голливудского актёра Хита Леджера получился достаточно занимательным. Как классический герой итальянских комедий он плутоват и находчив, смел и решителен и, конечно, любим женщинами.
     Туманная Венеция. Мать-актриса оставляет маленького Джакомо на попечение бабушки и уезжает в неизвестном направлении. Перед отъездом она обещает обязательно вернуться за сыном. Грустное лицо малыша смотрит на нас с экрана…
     Через несколько секунд мы переносимся на два десятилетия вперёд. Перед нами лицо молодого человека. Это он же – Джакомо Казанова. Он венецианец. Потому все события и не выходят за рамки роскошных венецианских декораций образца 1753 года.
     То, что начинается как мелодрама, мгновенно оборачивается легчайшей комедией в следующем эпизоде. Полуголый Казанова удирает от стражей инквизиции по коридорам и крышам женского монастыря. Из келий ему вслед несутся нежные прощальные слова монашек…
     Молодой Джакомо Казанова уже успел нажить множество врагов и навлёк на себя гнев священной инквизиции. Всё идет к тому, что дни свои он закончит не в чужой постели, как хотел бы, а на виселице в родном городе или в вечном изгнании на чужбине. Память о материнском обещании и надежда на её возвращение не даёт герою возможности покинуть город. Единственный шанс выжить и остаться в Венеции – обзавестись брачными узами. При этом он спокойно прохаживается по городу, где его знает чуть ли не каждая женщина, и на восторженные призывы «Казанова, моё окно открыто!» отвечает: «Дорогая моя, окон много, а времени так мало!».
     Венецианский дож спасает Казанову от неминуемого наказания с условием, что тот женится на Виктории. Но на неё положил глаз некий Джованни. А у Джованни есть сестра Франческа (Сиенна Миллер), ловко владеющая шпагой. Во время дуэли якобы с Джованни, Казанова в этом имеет возможность убедиться. Казанова решает, что Франческа подходит ему больше. Но она девушка независимая, а вдобавок помолвлена с каким-то толстым господином, которого сроду в глаза не видела. Казанова, желая обольстить Франческу, похищает её жениха.
     Историю фильма далее можно было бы свести к одной-единственной фразе: «Казанова влюбился!». Но его угораздило влюбиться в женщину, имеющую иммунитет против соблазнителей. Предмет роковой страсти – рыжая феминистка, писательница, бунтарка, умная и красивая венецианка – Франческа Бруни. Она убеждена, что у женщины тоже должны быть гражданские права, независимость от мужчин в общественной и частной жизни. Чтобы донести эту прогрессивную мысль до умов горожан, главная героиня пишет философские трактаты под псевдонимом Бернардо Гварди. Впрочем, их содержание – обычные феминистские памфлеты. Что особо раздражает Ватикан. Для подтверждения своих идей Франческа, переодевшись мужчиной, выступает перед профессорами в местном университете. Там же она, как бы в доказательство женской гениальности, совершенно между делом, изобретает воздушный шар.
     Казанова наконец-то находит девушку, способную перед ним устоять, не уступающую ему ни в уме, ни в фехтовании на шпагах. Только вот Франческа почему-то не считает Казанову подходящей парой и не собирается уступать его любовным чарам.
     И вот в эту комедию ошибок врывается клоунский инквизитор – епископ Пуччи (Джереми Айронс наконец сыграл свою первую шутовскую роль), который спит и видит, как бы изловить нарушителей общественных устоев: неугомонного распутника Казанову и ненавистного автора памфлетов Бернардо Гварди.
     Картину оживляет постоянно бегающая за героем стража инквизиции. Посланцы Папы, приходящие к выводу, что именно Казанова и есть автор провокационных трактатов – Бернардо Гварди.
     «Вечное проклятие за ночь с Казановой!» – кричит судья. «Это по-честному», – бормочет послушница.
     И вот уже завертелась классическая комедия. Понятно, что епископ останется с носом, Казанова изменит свои взгляды на жизнь и всё закончится вполне благополучно для главного героя. А ещё – Венеция, карнавал, великолепная игра Джереми Айронса!
     К сценарию приложил руку замечательный драматург Том Стоппард, и хотя он в титрах не указан, диалоги явно отполированы им.
     Халльстрем не первый, кто экранизировал эту замечательную биографию. На первый взгляд создаётся впечатление, что фильм вообще не несёт никакой смысловой нагрузки, однако это не совсем верно. Режиссёр дал понять: Казановой может быть каждый, кто ощутил себя таковым и нашёл силы убедить в этом других. Именно поэтому начинается фильм с одним Казановой, а заканчивается совсем с другим. Разве это возможно, спросите вы? Возможно всё, отвечает режиссёр Халльстрем.
     Этот фильм сделан с одной целью – повеселить почтеннейшую публику костюмным фарсом, снятым в одном из красивейших городов мира. Смотрите и веселитесь!
     Приятного просмотра!
     

Александр ДОРОФЕЕВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования