Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №23. 09.06.2006

НАСТУПАЕТ ЭПОХА ХАМСТВА

     
     После выборов
     в Российскую академию наук
     

     
     
     Во второй половине мая состоялись очередные выборы в Российскую академию наук, о которых уже писала перед их началом «Литературная Россия». Неделя выборов – это время, мучительное для соискателей, которых всегда гораздо больше, чем заранее известных свободных мест. Демократическая процедура выборов допускает либо рекомендацию кандидата Учёным советом научно-исследовательского института, относящегося к системе РАН, либо рекомендацию двух членов Академии. В подобной ситуации естественно разочарование, даже обида проигравшего, но таковы давно установленные правила (а проигравшим всегда обидно, иначе не бывает). Бывает и так, что в Академию наук попадают не самые достойные кандидаты, но это отнюдь не общий случай. Правила выборов в Академию наук никогда раньше не привлекали специального внимания общественности, однако нынешние выборы были отмечены особым, недоброжелательным интересом отдельных органов периодической печати, причём интересом, направленным даже не на баллотировавшихся кандидатов, а на тех, кто голосует, – то есть, однозначно и недвусмысленно, на Российскую академию наук.
     Поясню: Российская академия наук насчитывает не очень много членов (действительных членов и членов-корреспондентов в совокупности) – их число вполне сопоставимо, например, с совокупным числом депутатов двух палат Федерального собрания России. Но по стране существует сотни научно-исследовательских институтов РАН, где работают десятки тысяч научных сотрудников (не членов РАН!), тех самых «кандидатов и докторов наук», которые (о чём так любит рассуждать пресса) как раз и «двигают вперёд» науку и которые образуют естественный резерв для пополнения членов Академии.
     Так чем же не устраивает Российская академия наук вполне, казалось бы, солидные газеты, предоставляющие свои страницы авторам, которые с явным удовольствием, в иных случаях даже изощряясь в малограмотных издевательских репликах в отношении тех, кого привыкли уважать сотрудники научно-исследовательских институтов РАН, спешат опорочить Академию: огульно – всех нынешних её членов без разбору, а конкретно – её президента Ю.С. Осипова… Вещь, немыслимая в цивилизованном мире! Немыслима она была и у нас в течение многих десятков лет, что я работаю в Институте мировой литературы РАН. Возьмём «Известия» (№ 84 от 16.05.2006) – тут заметка «РАН – обстановка предвыборная» одного из тех авторов с ничего не говорящими фамилиями (которые явно нет смысла приводить, они могут быть и вымышленными). В заметке сообщается, что Российская академия наук изжила себя, позорит светлые имена членов РАН предшествующих поколений, «которыми по праву гордится… всё человечество».
     Но особенно важным представляется мне остановиться на статье «Прошу принять меня как есть в академики», появившейся уже после выборов на двух полосах газеты – и какой же? – моей газеты, которую я стараюсь не пропускать, так как она уж точно не соврёт, – «Новой газеты» (№ 40, 01.06 – 04.06.2006 г.). Важна статья потому, что многочисленные «перлы» автора ярко характеризуют его как человека самодовольного и глубоко невежественного. Приведу наугад хотя бы несколько выдержек: «Если в истории Академии уже были физиолог Павлов, физик Ландау, филолог Лихачёв, то избираться должны по крайней мере равные. Нет их – не избирайте вовсе». Насчёт филологов автор проявляет особую осведомлённость. Это, оказывается, не только Лихачёв, но ещё Гаспаров и Аверинцев. Умерли они так недавно, а равных им, полагает автор, уже не найти. Знает ли этот автор хотя бы названия основных работ Гаспарова, Аверинцева, Лихачёва? Может объяснить, о чём они? Понятное дело, нет. Он интересуется, о чём прямо и говорит, «научными трудами, скажем, самого господина Осипова», грозно вопрошая, когда им была «самостоятельно написана последняя научная статья»? Осипов, по мнению автора, только получает награды в Кремле – «и от Брежнева, и от Андропова, и от Горбачёва, Ельцина и Путина». «Некрасиво как-то всё это», – заключает автор. Если допустить, что все пятеро успели заметить научные заслуги Ю.С. Осипова, возможно ли, чтобы ни один из них не разглядел чудовищный обман президента Академии, который и писать-то не умеет, но, несмотря на это, возглавляет «пятьсот комиссий, комитетов, подкомитетов и институтов». Тут неувязочка: даже президент Академии может возглавлять только один научно-исследовательский институт. «РАН, – утверждает автор, – …содержится на средства всего общества» (это осуждение). Лучше бы автор посчитал, сколько общество тратит на содержание нашего депутатского корпуса. Зато автор почему-то начисто забыл, что кандидаты и доктора наук из академических институтов, которые его так восхищают, получают от бюджета в самом точном смысле нищенские подачки, хорошо, если двести долларов (или, кажется, считать на доллары наше правительство уже запрещает?), и каких-либо доплат, сказали, от государства не ждите: выходите из положения, сокращая больше сотрудников. Ещё: «Весь мир устраивает докторская степень» – автор не знал, очевидно, что докторская на Западе – это примерно наша кандидатская. На Западе другие способы поощрения талантливых учёных. А вот про членов Академии медицинских наук, которые «…зачем-то избираются ещё и в РАН. Нездоровое тщеславие, прям падишахи какие-то (курсив мой – И.Н.), надеющиеся, вероятно, что за это формальное двойное звание несчастные подчинённые будут носить их на паланкинах (?)». Ещё: «В России, например, нет философов… Уплыли на своём пароходе навсегда». А вот итоговый грозный окрик (он выделен жирным шрифтом и соседствует с названием статьи): «Прошедшее собрание РАН оставило удручающее впечатление бесхозности и нахальства».
     Я думаю, именно эта статья не случайна. На это указывает сделанное раньше, в заметке «Известий», заявление о том, что «после выборов в Академии наук возможны серьёзные потрясения, скандалы, судя по всему (по чему? – И.Н.), это коснётся Отделения общественных наук». В доказательство неизбежности потрясений автор ссылается лишь на «известного литературоведа» Аллу Большакову. Так что же конкретно пишет Большакова? А ничего. Она пишет – голословно, – что на экспертных советах президента РАН «активно продавливаются (в члены академии – И.Н.) нужные люди – госчиновники, бизнесмены, банкиры». Кстати, список этих «нужных людей» был опубликован президиумом РАН, об этом упоминается, в частности, в «Новой газете»; всего их в этом списке человек пятнадцать, но прошёл из них только один, и это написано в той же «Новой» – депутат Госдумы А.Кокошин, имеющий ряд научных исследований в области политологии. Заключение за Большакову делают сами «Известия»: «Все эти процессы (но какие же все, всё-таки процессы «продавливания» кого-то кем-то?) могут подрывать авторитет Академии, чистоту её рядов и, в конечном счёте, её перспективы». Вот это, что называется, «наезд». Сделанный, заметим, до выборов. Автор спешит сказать, что «у подавляющего числа заслуженных членов Академии наук всё это вызывает удивление и заслуженное негодование». Но тут опять-таки неувязка. Где же были эти негодующие академики во время общего собрания? Они, как можно понять, по-деловому, спокойно (хотя и в обстановке «бесхозности», если верить «Новой газете») обсудили все кандидатуры, отвергли продавливаемых, приняли в члены РАН (если говорить о литературоведении) нескольких, безусловно, заслуженных докторов наук: из ИМЛИ – молодого слависта, теоретика А.Л. Топоркова (это новый член-корреспондент РАН, выступление которого на последнем Учёном совете Института произвело очень хорошее впечатление); из Института русской литературы, который чаще называют Пушкинским домом, – его нового директора, академика В.Е. Багно.
     В чём же всё-таки дело? Да в том, что статьи и в «Известиях», и в «Новой» не имеют ничего общего с реальным положением вещей. Они направлены на разрушение Российской академии наук, якобы доказавшей свою бесполезность.
     Что же до Большаковой, вокруг которой ломаются копья, но ломаются опять-таки несколько отвлечённо, права ли она в том, что наша наука гниёт изнутри и действительно ли крупные учёные (о которых она говорит, упоминая ряд имён, составляющих «гордость и славу нашей академии») «почти всегда остаются в проигрыше, когда речь заходит о нужных людях». Сказано загадочно, но сильно: ведь торжествуют бесчестные! Как же это происходит? Молчание. И не зря. Ведь именно «нужные люди» на выборах потерпели поражение – не прошли в члены Академии. Но Большакову, в сущности, это мало интересует, ей надо самоутвердиться. Любой ценой. Ведь её поддерживают такие крупные учёные. Некоторые фамилии в её списке сопровождаются неточной информацией, но Большакову это не беспокоит. Главное – произвести благоприятное впечатление. Тем временем она переходит с учёных на писателей – Валентина Григорьевича Распутина, Александра Исаевича Солженицына. Их тоже надо защищать. От кого? Человеку, мало знакомому с шумными разборками в писательской среде, это непонятно. Но Большакова готова объяснить. От тех, кто отрицает значение ранних произведений «деревенской прозы» Распутина. Да кто ж его отрицает, мысленно пытаюсь я защитить оклеветанные кем-то романы и повести, которые сама очень люблю. Они уже остались навсегда в русской литературе. Оказывается, нет: какие-то «графоманствующие ничтожества, его – Распутина – «шельмуют». Что же, Большакова бросается на защиту писателя? Да вроде бы и нет. Ей лишь бы шум произвести. Ещё она упоминает, что защищает Солженицына – сегодня защищает – от тех, кто считает его изменником Родины. Но как именно защищает – неизвестно. И так далее.
     В отделе ИМЛИ, где Большакова работала раньше и где попытались обсудить её главную книгу о писателях-деревенщиках, попытка окончилась полным провалом. Книга, сказали обсуждавшие, вообще не является литературоведческой работой. В этом отделе её не любили – главным образом, из-за пристрастия к скандалам. И она была переведена в Отдел теории. Но тем не менее в «Известиях» уверены, что она крупный литературовед. А во время обсуждения кандидатов в члены Академии блестящий, глубоко уважаемый и продолжающий писать в свои очень почтенные годы интереснейшие научные работы академик Н.И. Балашов сказал – и совершенно справедливо, что у Большаковой нет оснований претендовать на членство в Академии наук. Она об этом узнала. От кого? Подробности экспертизы трудов соискателя, согласно существующему правилу, не подлежат разглашению, – но так или иначе узнала. И что же, огорчилась? Не совсем так. Была взбешена и разразилась истерическими выкриками, базарной бранью. Это легко проверить по её письму в «Литературной газете» – «Честь имею»: «Уважаемый оценщик» её работ (т.е. академик Балашов), пишет она, «наговорил глупостей», да ещё «из чувства личной неприязни к одному из моих рекомендателей – всемирно известному учёному». Ну, что касается личной неприязни, тут Алла Юрьевна распространяет свойственное именно ей отношение к людям на её критика, это нетрудно понять.
     Но вот как она «попала в жилу», когда нагло оклеветала руководителя Российской академии наук и тут же получила возможность выступить с этой клеветой в «Литературной газете», а через несколько дней снова в этой газете под рубрикой «Скандал» со статьёй «Кто рвётся в пасквилянты?», построенной по нехитрому принципу «сам дурак», на этот раз в связи со статьёй В.Огрызко «Кто рвётся в академики?» («Литературная Россия» № 19, 12.05.2006). Выступила, словно предугадав, что тут же последуют такие же наглые статьи, клевещущие на российскую Академию наук в «Известиях» и «Новой газете». А что? Именно предугадав. Почему? В литературоведении есть термин «стиль эпохи». Так вот, статьи, появившиеся буквально одна за другой в течение каких-нибудь трёх недель в «Литературке», «Известиях» и «Новой газете», одинаково принадлежат наступающей на Россию эпохе хамства, бездушия, неуважения к человеку, наглой уверенности в том, что российский народ «всё схавает», протестовать побоится, как его ни бей, ни пинай, ни унижай.
     Я полагаю, именно российская творческая интеллигенция – учёные, писатели, деятели культуры и искусства – не должна попустительствовать подобным настроениям. Я уверена, что у нас найдётся много единомышленников – например, в разных партиях, кроме фашистских. И мы обязаны действовать. Не болтать и угрожать, а сопротивляться новой общественной чуме, разъяснять, доказывать, убеждать.

Ирина НИКИФОРОВА, доктор филологических наук, профессор, зав. сектором Института мировой литературы им. А.М. Горького




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования