Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 29.09.2006

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С ОЛЬГОЙ РЫЧКОВОЙ

     
     Толстой как «наше всё»
     
     «Никакого толстовства и моего учения не было и нет, есть одно вечное, всеобщее, всемирное учение истины, для меня, для нас особенно ясное выраженное в Евангелиях» – эти слова великого классика взяты эпиграфом к изданию «Толстой. Новый век. Журнал размышлений о Толстом, о мире, о себе» (издатель – Государственный мемориальный и природный заповедник Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна»). Недавно вышел второй номер журнала, круг авторов которого чрезвычайно широк: писатели, публицисты, критики, литературоведы, священники, социологи, профессора, школьники, депутаты и даже самый настоящий президент.
     Только не думайте, что перед нами очередной «курган», где свалено в кучу всё подряд на толстовскую тему – от заумно-высоколобых эссе до детского лепета ученических сочинений. В издании гармонично представлены разделы «Писательский форум», «Гений места», «Размышления», «Параллели», «Война и мир», «Круг чтения». Первый из них, как понятно из заглавия, отдан современным писателям – Отару Чиладзе, Афанасию Мамедову, Владимиру Ермакову, критику Валентину Курбатову. Курбатов в статье «Попозже, Господи, попозже…» пишет о ежегодных «Международных яснополянских писательских встречах», собирающих в сентябре, ко дню рождения Толстого, литераторов со всего мира: «На минуту воображаю, как Лев Николаевич спускается к нам… равноправным участником «встреч» и читает нам свои столетние статьи 1905 года – «Конец века», «Зелёная палочка», «Как и зачем жить?». И не могу представить нашей реакции. Ну что он, нарочно, что ли? Подати не плати, в армию не ходи, тридцатиэтажные дома не строй. Нет, не зря Алданов звал его «противообщественным деятелем». И мы, как его противники сто лет назад, одними и теми же словами смеёмся над его «наивностью». Как государству без налогов? Как без армии? (Вот насчёт не хождения в армию – особенно в её нынешнем виде – с классиком согласятся очень многие! – О.Р.) Как супергородам без высоток? И всё-то он про равенство людей, когда мы только-только изгнали идею равенства как тормоз и смерть, чтобы наконец хоть тридцать процентов молодого предприимчивого населения могли пожить «по потребностям». Послушали бы, послушали, да и вон – чего наивности-то слушать? А в спину бы нам неслось, что люди, «спрашивая себя: зачем живут, не находя ответов, живут дальше», а потом так привыкают к оправданиям дурной жизни, что «не только продолжают жить дурно, но и отгоняют от себя разумные и вечные вопросы о том, как жить и зачем жить»...
     В «Гении места» писатель, литературовед, ректор Литературного института Борис Тарасов рассуждает на тему «Л.Н. Толстой о человеке, разуме и науке, демократии, цивилизации и прогрессе» на основе дневниковых записей Льва Николаевича. Священник Георгий Ореханов пишет про «Последние дни жизни Л.Н. Толстого и Русскую православную церковь: нерешённые источниковедческие и историографические проблемы»…
     В разделе «Размышления» напечатана притча самого Льва Николаевича «Всем равно» (1910). Сюжет: пятилетняя Соня и шестилетний Петя «из благородных» встречаются с голодными деревенскими сверстниками и отказываются от еды, пока няня не поделится с юными крестьянами молоком и хлебом. Объяснения, что одним Бог дал много, а другим – ничего, Соню и Петю не устраивают и даже вызывают богоборческие настроения: «Злой Бог, гадкий Бог, не буду за это Ему молиться». Однако деревенский старик увещевает: Бог добрый, просто люди забыли, что Он велит всё делить поровну. «Вырасту большой, так и сделаю», – клянётся Петя. «И я сделаю», – вторит ему Соня… «А что будет дальше, мы все увидим», – так заканчивается история. До «дальше» классик не дожил, а мы знаем, к чему привело стремление «всё поделить»: революция, Гражданская, «военный коммунизм», и т.д. После «сказочки» следуют комментарии писателя и публициста Сергея Кара-Мурзы, диакона Филиппа Ильяшенко и учеников яснополянской школы. «Прошло почти сто лет после этой истории, а люди живут по-разному. Одни живут хорошо, а другие плохо. Я так думаю, что так будет всегда, потому что нельзя всех уравнять. А нельзя всех уравнять потому, что все люди разные» – не разделяет настроений «маленьких революционеров» Сони и Пети четвероклассник Максим Мун.
     А вот и вышеупомянутый президент: на вопросы журнала отвечает глава Республики Абхазия Сергей Багапш. В свете грузино-абхазского конфликта толстовское отрицание войны как абсолютного зла особенно актуально. Багапш не собирается спорить с великим писателем, хотя считает, что избежать войны с Грузией у Абхазии не было шансов: «Поданная нами рука повисла в воздухе. Мирное, цивилизованное расширение противоречий не входило в планы грузинского руководства…»
     Впрочем, стоп: обо всём, что есть в журнале, написать невозможно. Об интернет-диалоге Людмилы Сараскиной и Сергея Романова «Русский человек на rendez.ru», стихах священника Андрея Кононова, обзоре изданий авторов журнала… Лучше познакомиться с «Толстым. Новым веком…» не с чужих слов – и убедиться: не только Пушкин является «нашим всем». А если есть свои мысли на эту тему – редакция журнала «отвечает на письма, внимательно рассматривает присланные рукописи, по желанию авторов их возвращает».
     
     
     
     
     Ножки с обложки
     
     Вообще-то супердлинные ноги, украшающие обложку, сразу навевают на мысль об очередном «пляжном» или «транспортном» романчике для скучающих дамочек – лёгком, пустом и необязательном. В котором обложка, по сути, и составляет всё содержание. Однако поближе познакомившись с книгой Маши Царёвой «Московский бестиарий. Болтовня брюнетки» (издательство «РИПОЛ классик»), я отказалась от скоропалительных выводов.
     Героиня – одинокая москвичка тридцати с лишним лет, журналистка Саша Кашеварова – для заурядного дамского чтива слишком иронична и самокритична: «Этот город полон одиноких девушек, таких как я… Одиночество – вовсе не диагноз, а образ жизни, вполне удобный для особ с повышенным уровнем эгоизма… Москва – беспроигрышная лотерея. У каждого есть шанс сорвать джекпот».
     Однако жизнь мегаполиса сулит не только удобства: Саша не раз и не два попадает в смешные, нелепые, а то и опасные ситуации (например, была ограблена прямо на улице в полшестого утра, когда возвращалась из ночного клуба). Каждая глава посвящена «социальной мини-группе», занимающей свою нишу в московском бытии. Книга в целом подтверждает приписываемую Аристотелю фразу с рекламных плакатов столичной «подземки»: «Город – единство непохожих». Как в калейдоскопе, мелькают яркие картинки из жизни обитателей «московского бестиария» – «Лейбломанов», «Мачо», «Метросексуалов», «Нимфеток», «Стриптизёров и стриптизёрш», «Татуировщиков», «Эзотериков», «Экстремалов» (все – названия глав) и других многочисленных Сашиных знакомых. И каждый ждёт от Москвы славы, любви, денег, успеха… И не просто ждёт, а борется за свой кусочек счастья, как умеет.
     Вот две «злейшие подруги» – 19-летние модели Маша и Наташа. Они время от времени встречаются в модных кафе, болтают о своём, о девичьем:
     «– Как, ты разве не слышала? У меня роман с Соболевым, из «Газ-Инвеста». Говорят, ты к нему на вечеринке Mercury подкатывала. Он мне рассказывал. Машка, ты бы пила поменьше, а то синяки под глазами, и приличные мужчины, видишь, шарахаются.
     – Наверное, ты меня с кем-то перепутала. Я знаю Соболева, но никогда бы к нему не подошла. Ты что, он же жирный».
     Но это «милое» бросание камушков друг в друга – пустяки по сравнению с тем, что у каждой за пазухой. Там не просто камни – целые булыжники! Когда-то по Наташиной просьбе на конкурсе красоты Маше подсыпали в пудреницу толчёное стекло, чуть не загубив навсегда лицо и карьеру. А Маша лишила подругу возможности заключить контракт с американской косметической компанией: в самый последний и ответственный момент по дороге к офису Наташу втащили в проезжающий джип и насильно влили бутылку водки. Контракт, конечно, сорвался: «и президент агентства, и его встревоженные секретарши… и американцы» – «все они видели Наташу пьяной, взлохмаченной, в грязных заблёванных джинсах». Вот такая женская дружба по-московски.
     Впрочем, сама Саша в меру цинична, но не стервозна. Она не чуждается сиюминутных удовольствий «секса в большом городе» – и по-прежнему мечтает об идеальном мужчине, хотя точно знает, что «таких на свете нет». Словом, обычная московская девушка – длинноногая, но неглупая. Так что не судите по обложке, дамы и господа. Господа – особенно.
     
     
     
     
     Гоголь № 333
     
     «Любите ли вы смеяться, уважаемый читатель? Любите ли вы роскошный, сочный, великолепный язык непревзойдённой русской сатиры Николая Васильевича Гоголя и Михаила Васильевича Булгакова? Любите ли вы ни на что не похожие произведения? Если не любите, то потрясающе смешной, блистательно остроумный, ни на что не похожий роман Александра Николаевича Мещерякова «Летопись» – не для вас. Но тогда вы рискуете остаться в стороне от истинного события в современной отечественной литературе». Когда читаешь подобные аннотации-«зазывалки», хочется взять рекламируемый «шедевр» и положить куда подальше. И даже знаю, почему: приход «нового Гоголя» или «нового Пушкина» нам сулили десятки и сотни раз. Но и Пушкин, и Гоголь, и Булгаков и прочие классики восставать из мёртвых не торопятся.
     Итак – Александр Мещеряков, «Летопись: Роман-путеводитель по Кремлю и окружающей его вселенной» (издательство «РИПОЛ классик»). Книга начинается с «Приглашения» (название первой главы): «Профессор и доктор исторических наук с красноречивой фамилией Любомудров расковырял конверт благородной плотной бумаги, нерабочими гибкими пальцами вытянул тоненькую картонку с чудесными золотыми буковками. Сердце приятно ёкнуло. А ещё говорят, что понедельник – день тяжёлый и горестный. Как бы не так и как для кого! Для лучшего оптического фокуса Нестор Борисович изо всех сил прищурился, похмельный туман рассеялся в задумчивом воздухе Отдела Фундаментальных Проблем – золотая вязь сложилась в осмысленное приглашение». Кудряво писано, кудряво… И следование традициям писателей-классицистов, наделявших своих персонажей «говорящими» фамилиями (фонвизинский Скотинин и другие), – вещь хорошая. Правда, в реальности профессора и даже академики часто оказываются какими-нибудь банальными Петровыми (что никаких ассоциаций не вызывает) или даже Капицами.
     Ладно, бог с ними, а то до блистательного остроумия не доберёмся. Уже на следующей странице нас ожидает «Проект Любомудрова по деисламизации североевропейских стран» – тема злободневная, есть где разгуляться сатирическому перу. Итак: «Одежда есть существенная часть культуры. Человек, лишённый своей одежды, превращается совсем в другого человека». После этого чрезвычайно остроумного и, главное, свежего изречения предлагается изменить мусульманскую сущность заполонивших Европу восточных женщин отказом от ношения чадры. Под предлогом, что в суровых северных условиях «организм, покрытый чадрой, испытывает резкий недостаток витамина Д, что приводит к развитию рахита и искривлению позвоночника». Это, по крайней мере, отдалённо напоминает знаменитого финского писателя Мартти Ларни с его «Прекрасной свинаркой» или «Четвёртым позвонком». Хоть и не обхохочешься. Более того, и над другими страницами романа посмеяться до колик и истерик тоже не получилось. Улыбнуться – пожалуй: в книге масса фантасмагорических штучек, способных увлечь воображение, хотя вторичность приключений порой очевидна. Профессор, парящий в плащ-палатке над Кремлём, сразу отсылает к полёту булгаковской Маргариты, но ведь автор – не Булгаков. И слава богу: лучше быть первым Мещеряковым, чем сорок пятым Булгаковым или триста тридцать третьим Гоголем.
     Когда вместо «симпатично» кричат «гениально!», это чревато читательскими разочарованиями. Уважаемые авторы и издатели, давайте помнить: чересчур пышная аннотация может сослужить книге недобрую службу. И не уподобляться унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла.
     




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования