Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №47. 24.11.2006

БУДУЩЕЕ В ТУМАНЕ: БОЛШЕВСКОЕ «АБРАМЦЕВО»

     
     Именно так, болшевским «Абрамцевом», назвал дом писателя, религиозного мыслителя, блистательного знатока литературы, живописи и театра Сергея Николаевича Дурылина (1886 – 1954) его многолетний близкий приятель, часто гостивший у него Михаил Васильевич Нестеров, о котором Дурылин написал одну из лучших биографических и исследовательских книг с очень значительным мемуарным элементом, неоднократно переиздававшуюся в серии «ЖЗЛ» – «Нестеров в жизни и творчестве».
     В одном из писем к С.Н. Дурылину, незадолго до смерти в 1941 году, Нестеров сделал такое признание: «Здесь, в Болшеве, я всегда жил прекрасно, окружённый заботой и любовью дорогих мне людей <…> Спасибо Вам за всё! Любящий Вас Михаил Нестеров». О великом художнике в доме Дурылина напоминают находящиеся в одной из комнат осенний пейзаж работы Нестерова и этюды к знаменитой картине «Видение отроку Варфоломею».
     И в самом деле, небольшой дачный дом с террасой в виде фонаря в подмосковном Болшеве, достроенный в 30-х годах прошлого столетия (а материалам для строительства его послужили наличники и рамы разрушавшегося тогда Страстного монастыря), был притягательным магнитом для многих деятелей литературы и искусства целой большой эпохи. Сейчас здесь со всех сторон наступает современный город Королёв, и этот уже старый дом, окружённый небольшим садом, остался как бы островком прошлого посреди теперешнего, мы бы сказали, безжалостного урбанистического мира.
     А прежде кого только не видели эти бревенчатые стены! Здесь бывали и гостили, в этом тогда ещё совсем патриархальном месте с очаровательными уголками ещё нетронутой подмосковной природы корифеи Малого тетра, его знаменитые «старухи» А.А. Яблочкина, Е.Д. Турчанинова, В.Н. Рыжова, а затем Е.М. Шатрова, И.В. Ильинский, которому Дурылин в его детские годы давал уроки словесности. Здесь бывала и пела Н.А. Обухова, гостили уже упомянутый М.В. Нестеров и К.Ф. Богаевский, писатели Н.Д. Телешов и Т.Л. Щепкина-Куперник, литературоведы Н.К. Гудзий, Н.Н. Гусев, А.П. Сергеенко, Ю.Г. Оксман, К.В. Пигарёв. И этот перечень можно было бы продолжить и ещё. Всех этих людей, помимо общих дел, связанных с деятельностью С.Н. Дурылина – историка литературы и искусства, несомненно, привлекала к себе его высококультурная, одухотворённая личность, исключительно высокая избранность его интересов, врождённый аристократизм, который он, по свидетельству многих, нёс в разных перипетиях своей жизни, наполненной тяжёлыми испытаниями (Дурылин пережил два ареста и сибирскую ссылку) и неустанным творческим трудом, с огромным достоинствам. О Дурылине без преувеличения можно сказать, что он был Учёный с большой буквы, во всех своих работах опиравшийся на факты, документы, источники, изящное, лёгкое перо. Именно таковыми являются его работы разного времени о Лермонтове, Гоголе, Вяземском, Тютчеве, Аксаковых, Островском, Льве Толстом, К.Леонтьеве, Гаршине, его портреты людей сцены – великих русских артистов Щепкина, Ермоловой, Садовских и многих других. Не случайно кто-то из знакомых назвал Дурылина «коллекционером актёрских душ». И во всём, о чём бы ни писал С.Н. Дурылин, он, по верному замечанию академика И.Э. Грабаря, «умел сказать веское и новое слово».
     А в тяготении к нему разных людей искусства не последнюю роль играло, по всей видимости, и то, что С.Н. Дурылин был глубоко религиозным человеком, а одно время, перед арестом в начале 20-х годов, служил священником в одном из московских храмов на Маросейке. Несомненно, привлекало к дому Дурылина и то старинное русское хлебосольное гостеприимство, которое осталось в этом доме и после него, что может засвидетельствовать автор этих строк. По-прежнему здесь бывали шумные многолюдные застолья, особенно по праздникам, прежде всего на Рождество и Пасху, и эту традицию свято сохраняли простая русская женщина Ирина Алексеевна Комиссарова-Дурылина, жена Дурылина, и жившие впоследствии вместе с ней две её сестры. И когда хозяина дома давно уже не было в живых, всё равно сюда тянулась художественная и научная интеллигенция, ибо этот дом имел какую-то особую притягательность, особую ауру.
     Таким был дом профессора С.Н. Дурылина в те времена, когда он был просто жилым домом, хотя в нём, несомненно, и тогда наличествовали элементы музейной экспозиции. Теперь же, с недавних относительно пор, он стал одним из заметных музеев и научно-культурных центров Москвы и окрестностей. Изменился ли теперь дом Дурылина, став музеем? Во многом, безусловно, да. Прежде всего отлетел тот живой дух, который явственно ощущался в нём при жизни близких Дурылину людей. Эта эпоха отошла навсегда. А новая принесла с собой новое. Прежде всего научными сотрудниками музея ведётся серьёзная и глубокая разработка литературно-научного наследия Дурылина – это очень явственно дало о себе знать во время проведения конференции «С.Н. Дурылин и его время» в январе 2004 года, проходившей в московской библиотеке фонда «Русское Зарубежье» и в болшевской библиотеке имени С.Н. Дурылина. При этом делается явный акцент в сторону религиозно-философской проблематики, которая в прежние времена, естественно, совершенно оставалась в тени. Так, несколько лет тому назад была издана книга религиозных сочинений Дурылина под заглавием «Русь прикровенная» – раньше такие работы Дурылина, как «Сказание о невидимом граде Китеже», «Град Софии», «Лик России», «Начальник тишины», практически не были известны и доступны читателям. Дважды изданы прежде никогда не печатавшиеся мемуары и дневниковые записи Дурылина, носящие авторский заголовок «В своём углу». Они имеют особый интерес, так как Дурылин был лично знаком с Л.Н. Толстым, В.Г. Чертковым, В.Г. Короленко, и особенно со многими знаменитыми представителями русского Серебряного века – Д.С. Мережковским, С.А. Рачинским, В.В. Розановым, В.Я. Брюсовым, А.Белым, Э.К. Метнером, М.К. Морозовой, Б.Л. Пастернаком. И «имя им легион». Автору этой заметки пришлось однажды иметь мимолётный разговор с двоюродной племянницей А.А. Блока Натальей Сергеевной Соловьёвой. И речь зашла почему-то о Дурылине, с которым Н.С. Соловьёва, как оказалось, была хорошо знакома. «Он сам был одним из лучших людей Серебряного века, – сказала она.
     А комментарий С.Н. Дурылина к лермонтовскому «Герою нашего времени», давным-давно, с 1940 года, ставший книжной редкостью, также можно теперь видеть в переизданном виде. Несмотря на неизбежную печать времени, в которое он был написан, а также и на достижения современного лермонтоведения, эта книга не потеряла своей ценности во многом до сих пор благодаря своей научной культуре и добротности, точности и достоверности.
     Когда то, помнится лет двадцать тому назад, только лишь мечтали о том, что дом профессора Дурылина может когда-нибудь стать музеем. Его будущее в то время представлялось очень туманным. Теперь это стало реальностью. Конечно, в определённой мере это музей не для широкой публики – восприятие такого рода материала требует в некотором роде подготовки, определённого культурно-образовательного уровня. Однако даже одни сами по себе имена деятелей искусства, связанных с многогранной деятельностью Дурылина и его домом, способны произвести неизгладимое впечатление. Но Дурылин это вовсе не «икона, висевшая рядам с чудотворными», а по-настоящему крупный деятель науки и искусства первой половины XX века, вполне могущий стать вровень со своими знаменитыми современниками. И работники дурылинского музея, кажется, делают всё, чтобы такой взгляд утвердился. Но лишь бы они не растеряли и не разменяли ту ауру, которая столь сильно была присуща этому дому и этому месту. И это, нам думается, самое главное.
     

Александр РУДНЕВ г. КОЛОМНА, Московская обл.




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования