Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №48. 01.12.2006

К БЕРЕГАМ ДЕТСТВА

     
     Николай Семёнович Гончаров – человек незаурядной судьбы. Природа щедро наградила его многими способностями: рисовать, петь, читать стихи, увлечённо рассказывать о лучших произведениях мировой музыкальной классики и живописи. Он по собственному желанию, по велению души идёт к людям, чтобы говорить с ними об искусстве, литературе, учить духовности и нравственности. Его небольшая квартира наполнена вечными ценностями – в альбомах и открытках более двадцати тысяч репродукций всех музеев мира, более трёх тысяч пластинок, разнообразная искусствоведческая литература. Самое сильное увлечение Гончарова – древнерусская живопись, церковная музыка, а настольная книга – Библия. Прожито восемьдесят лет, повидано многое... Наш разговор невольно начался о прожитом.
     

     – Родился я, – вспоминает Николай Семёнович, – в старинной крестьянской семье в деревне Карповка Харьковской губернии. Отец плотничал, дядя был священником. Его расстреляли, семью вывезли в Прокопьевск.
     Нас объявили кулаками и выгнали из дому, всё растащили... Свои же соседи. Мне было семь лет тогда, братцам Ване и Стёпе поменьше... Что ждало нас в Сибири? Холод, нищета, неустройство... В шахтёрском городке Прокопьевске поселили в убогих бараках неподалёку от шахты. Вот так и трудились наши родители-земледельцы. Мужчинам – кайло в руки, женщины на поверхности управлялись, да и в шахту немало их спускалось.
     Пришлось потрудиться под землёй и нашей матушке, Пелагее Семёновне. Отца – кормильца вскоре забрали и отправили в Комсомольск-на-Амуре – строить этот город…
     Так вождям было удобнее и выгоднее. О детях никто, конечно, не думал, не заботился – нас спасали и поднимали матери.
     Честь и хвала им, усердным труженицам. И память вечная! Целое поколение поднимали и оберегали, в вере православной наставляли. Держались главного в жизни – заповедей Евангельских.
     А подросли их сынки сибирские и в грозный час отогнали фашистов от Москвы, самыми стойкими и верными тому же гонителю-вождю, поначалу изрядно растерявшемуся.
     Подросли мы, парнишки, и стали матери помогать – Ваня пошёл в сапожную мастерскую, Стёпа в ремесленное училище, а я – учеником художника-декоратора во дворец культуры. Мне повезло – Владислав Аркадьевич Соломин, главный художник театра, оказался и чутким наставником в жизни и искусстве. Он воспитал во мне любовь к русскому реалистическому искусству. В городе не было тогда музея, негде было увидеть картины, но он часто приглашал к себе, и я любовался его искренними лирическими пейзажами, очень выразительными рисунками. Его взволнованные рассказы о Третьяковской галерее, Русском музее запомнились на всю жизнь.
     Одновременно я учился в школе рабочей молодёжи, хотелось продолжить образование в институте. После войны мне удалось поступить в Новокузнецкий педагогический институт на отделение русского языка и литературы, а художеством занимался в городской студии под руководством члена Союза художников СССР Иннокентия Кузнецова.
     При городской газете «Кузнецкий рабочий» действовала литературная группа, читал и я свои первые рассказы и очерки, они печатались и в областных газетах «Кузбасс», «Комсомолец Кузбасса».
     Начинающим литераторам помогали тогда такие известные поэты и писатели, как Александр Пинаев, Евгении Буравлёв, Владимир Сапожников, Тимофей Чернов, Александр Волошин.
     Они советовали писать о простых людях – шахтёрах, металлургах, строителях.
     Мне были ближе по духу учителя, художники, музыканты. С ними больше общался на выставках и концертах, постоянно знакомился с новыми произведениями кузбасских поэтов и писателей, учился мастерству. Этому способствовали и занятия в институте. На всю жизнь запомнились живые рассказы о древнерусской литературе, старословянском языке, как тогда называли.
     На каждом семинаре мы увлечённо листали словари Даля, Ушакова, Ожегова, выписывали яркие простонародные слова, пословицы и поговорки. Преподаватели, профессора прививали нам благоговейное отношение к Великому русскому языку. Медленное чтение Пушкина, Тургенева, Толстого становилось привычным и помогало выработать хороший литературный вкус. Это было необходимо для каждого учителя, а тем более для литератора. После окончания института преподавал русский язык и литературу, изобразительное искусство, читал лекции о русской живописи, о Дрезденской галерее.
     В 1962 году по семейным обстоятельствам я переехал в Великие Луки, на родину жены Надежды Фёдоровны Лавровой из старинного дворянского рода Лавровых, коих тоже разорили и отправили в Сибирь на поселение.
     Многие годы преподавал изобразительное искусство в средней общеобразовательной школе, историю искусств в детской художественной школе, в Воскресной школе при Свято-Вознесенском соборе. В настоящее время преподаватель дополнительного образования – художественно-музыкальная студия при интернате для детей-сирот.
     – Николай Семёнович, у вас студия в интернате. Её скорее можно назвать малой Третьяковкой, где детям дышится легко и свободно. Это своеобразная добавка к пенсии или продолжение ваших поисков в педагогике?
     
– Наверное, и то, и другое... А началось всё с детского дома в посёлке Полибино, недалеко от города, который находился на территории усадьбы Корвин-Круковских, родителей Софьи Васильевны Ковалевской, первой в мире женщины – профессора математики. Сейчас там музей. С ребятишками из детского дома я занимался двадцать лет, до закрытия этого обветшавшего пристанища. В дополнение к студии в заброшенной избе устроили «горницу», где воспитанники приобщались к забытым крестьянским ремёслам, пели народные песни... Многие из них приезжают ко мне в гости, пишут письма...
     Затем меня пригласили вести часы изобразительного искусства в школе-интернате. В субботу и воскресенье ребята приходят в студию просто порисовать, послушать рассказы о картинах великих русских художников, встретиться с нашими местными художниками, актёрами театра, литераторами, музыкантами. Например, ветеран Великой Отечественной войны Николай Иванович Иванов, поэт и учитель рисования в другой школе-интернате, приносил свои яркие акварели, читал стихи из новой книги. Даже трудные подростки затихали, любуясь красками. А его стихи «о доблести, о подвигах, о славе» открывали им человека мужественного, доброго и внимательного к красоте природы и человека.
     Я стал обращаться к своим друзьям, знакомым: «Подарите нам хоть одну картину-репродукцию, альбом, книгу о живописи». И люди откликнулись. Сейчас у нас в интернате около ста красочных репродукций с картин русских художников – Репина, Сурикова, Васнецова, Перова, Серова...
     Есть и подлинники – картины и этюды наших городских художников: А.Большакова, Б.Иванова, П.Дудко, А.Андреева, О.Александрова. Показываю юным художникам и свои скромные этюды, рисунки.
     С детства начинается познание Родины, её неувядаемой духовной красоты. Вот почему именно сейчас необходимы детям и грустная «Алёнушка», и «Три Богатыря», и задумчивая «Девочка с персиками». Я рад, что наша «Малая Третьяковка» живёт, радует детей, просвещает...
     – Николай Семёнович, великолукскому литературно-творческому объединению «Страницы» исполнилось 30 лет. Вы начинали и все эти годы бессменно возглавляете его, организовывая встречи с известными писателями, поэтами, художниками…
     
– Да, удивительно быстро бежит время… Кажется, что это всё было вчера. Наши вечера мы посвящали не только выдающимся деятелям России, в том числе и нашим землякам в искусстве – А.Пушкину, Римскому-Корсакову, М.Мусоргскому, Б.Трояновскому, П.Фомину, Л.Птицину, В.Звонцову... Но встречались и с нашими современниками, проживающими в Псковской области, – это Лев Маляков и Александр Бологов, Валентин Курбатов и Юрий Куранов, Евгений Нечаев, Вильям Козлов, Игорь Григорьев, Энвер Жемлиханов и Александр Гусев, Николай Новиков и Иван Афанасьев...
     Живёт, продолжается и утверждается русская литература. Люди тянутся к живому русскому слову. Подтверждение тому наше творческое объединение.
     – Николай Семёнович, наверно, со многими писателями, художниками, музыкантами вы знакомы лично. Кого бы вы могли вспомнить?
     
– Немного знаком с Василием Беловым, встречались лет семь назад в Новгороде, на конференции славянской культуры. Потом я написал ему письмо, что мои ребятишки из интерната № 1 читают ваши рассказы о живности. Он откликнулся, прислал книжечку, изданную в Вологде, с его надписью.
     Многие годы поддерживаю тесную связь с народным артистом СССР Евгением Нестеренко. В одном из писем он писал: «Дорогой Николай Семёнович! Спасибо за Ваши прекрасные книги. Читаю и перечитываю их с интересом и с большой пользой для себя. Вы, как и многие Ваши соратники, делаете великое дело спасения России. Мы с Екатериной Дмитриевной перечитываем эти страницы но нескольку paз…»
     – Николай Семёнович, у вас на всё хватает терпения. Вы «спешите» жить, чувствуете время или это что-то другое?
     
– Я вот ещё, слава богу, не знаю даже, что такое давление. Нужно каждый день непременно улыбаться и смеяться. Недавно одного мужика так рассмешил... Он спрашивает меня: «Ну как, Семёныч, здоровье?» Это обычное дело, когда перевалишь за пенсионный возраст, начинают спрашивать о здоровье. Вот я ему и говорю, знаешь, у меня никаких хвороб, я справку взял.
     – Какую справку?!
     – Об освобождении.
     Он так смотрел, смотрел на меня. Думая, наверное, что человек с годами может на голову стронуться. Вроде, смотрел спокойно, но и с испугом. А потом как стал хохотать. Я ему серьёзно: об освобождении на Каширской дают (в Москве, на Каширской, находится онкологический центр).
     – Где?
     – На Каширской, в Москве. Дают об освобождении от всяких болезней и всего прочего. Наконец-то до него дошло, и он начал хохотать. Я ему говорю, мы ж с тобой давненько не виделись, ты ж понимаешь, чего ж нам с тобой не поулыбаться.
     
     Вот такой он, Николай Семёнович Гончаров, наш современник – подвижник. Более двадцати лет трудился над рукописью «К берегам, детства» (записки педагога). Посвятил книгу матери своей Пелагее Семёновне.
     Сегодня одна за другой выходят в свет книги Н.С. Гончарова: «Неистовый Скобарь» – о нашем земляке, родившемся в тихой Кудевери, в пятнадцать лет при взрыве мины потерявшем кисти обеих рук, живописце, члене Союза художников СССР Леониде Васильевиче Птицыне, «Древо его жизни» о нелёгком пути писателя-публициста, лауреата Государственной и Ленинской премий Иване Афанасьевиче Васильеве, с которым автора связывала многолетняя дружба. Да, за эти годы сделано немало. Есть у Николая Семёновича и другие творческие замыслы. Каждый день он начинает за письменным столом и желает одного – лишь бы не подвело здоровье. Ему ещё о многом хочется успеть рассказать людям.
     

Владимир ИВАНОВ г. ВЕЛИКИЕ ЛУКИ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования