Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №48. 01.12.2006

НАДО СТАНОВИТЬСЯ АМБИЦИОЗНОЙ СКОТИНОЙ!

     
     Модный, набирающий обороты в литературной среде писатель Олег Шишкин вступает в серьёзную конкурентную борьбу! Выпускник Театрального училища им. Щукина, член Союза российских писателей, журналист, автор телепрограммы «Дрема», с 1987 года – профессиональный литератор. Он зарекомендовал себя как скандальный автор в пьесах «Анна Каренина 2», «Мечта о насилии», а также выплеснул из себя бестселлеры «Битва за Гималаи» и «Убить Распутина».
     

     – Другое дело, что теперь надо становиться совсем амбициозной скотиной», – откровенно заявил мне Олег.
     – Это как?
     
– Очень просто. Интенсивно работать.
     – И над чем ты сейчас работаешь?
     
– Я написал книгу, которая уже находится в издательстве. В каком, не скажу. Это связано с суеверием.
     – Откуда такая идея написать о суеверии?
     
– Идея родилась просто. Мне захотелось сделать просто интересную книжку. Где было бы увлекательное действие, яркие герои, какая-то неожиданная композиция, с неожиданным финалом.
     – Но интересную книжку для кого? На какого читателя ты ориентировался?
     
– Прежде всего, на себя. Потому что я могу экспериментировать только с одним читателем – c самим собой. Этот читатель всегда есть у меня в наличии, избавиться от него невозможно. Поэтому, конечно, я ориентировался на себя.
     – Расскажи про книгу.
     
– Эта история базируется на вполне как бы существовавших историях. Одни из них реалистичные и при этом неправдоподобные, другие почти неправдоподобные и имеют легендарный характер. И, конечно, мне хотелось поработать с фактурой, связанной с культурой НЛО.
     – Почему НЛО?
     
– Потому что эта субкультура обладает грандиозным обаянием, так как у них есть ответы на все вопросы, которые ты им приготовил. Они на всё тебе ответят. Как бы ты ни рыпался, они всё тебе подскажут. И, анализируя такую культуру, ты можешь создавать художественное ребро, там всё на месте.
     – Насколько серьёзно ты изучал субкультуру НЛО? Откуда черпал информацию?
     
– Сегодня, мне кажется, многие вещи решает Интернет. Интернет выдаёт тебе информацию, а ты её уже обрабатываешь. Превращаешься в своего рода переварителя. Субкультура НЛО и Интернет вообще связаны. Одно без другого не может существовать. Льву Толстому, чтобы создать свои труды, пришлось ездить по России, читать мемуары, говорить с людьми. Сейчас людей объединяют сайты, проходят всякие Интернет-конференции – идёт живое общение. В Интернете есть живой язык! Жизнь!
     С другой стороны, материал можно найти и в электричке или маршрутном такси. Нужно просто уметь подслушивать чужие разговоры. Писатель это человек, который обязан заниматься вот таким грехом, как подслушивание и подглядывание. В своих работах я часто использую подслушанные разговоры.
     – Но что составляет суть твоего романа? Какую мысль ты хотел донести до читателя?
     
– То, что у Мира есть свой план. Как программа у компьютера. И эта программа существует по своим законам. И каждый человек находится в рамках этой программы. Если с ним что-то произошло – это включилась какая-то программа…
     Но, с другой стороны, психологическая форма иногда всё-таки позволяет противостоять плану. Но до определённой степени.
     План возникает из некоего космического зеро… Он транслирует свои пророчества.
     – Каким образом?
     
– Посредством Заратустры и Моисея, пророка Даниила и Нострадамуса, Христа, Магомеда.
     Для плана эти пророчества – форма отхода производства. Плану нет дела до этих пророчеств. Это как бы эхо, которое ловцы получают. План жесток и одновременно добродетелен. И ничего с этим поделать нельзя, кроме как иногда не идти этой дорожкой, направляться не туда, а сюда. И есть ещё такое понятие: «Не будите спящую собаку».
     – Так, но главная героиня будила спящую собаку?
     
– Да, да. Она будила эту спящую собаку. И спящая собака в виде трёх маленьких существ, по 25 сантиметров ростом, явилась ей, в металлической сфере. И это, фактически, изменило её жизнь.
     – Как ты считаешь, нужно ли человеку, подчиняясь тотальному плану, будить спящую собаку?
     
– Нет. Но тем не менее иногда, да. Вот таким странным будет мой ответ. Потому что, так как у Плана есть планы на нас, так и у нас могут быть свои планы на План. Конечно, это проблема выбора, детерминизма, который нас окружает. Это бесконечность, так сказать, событий, брошеных нами: ты совершил какой-то поступок, а это уже будущее. Что там будет дальше, невозможно предугадать. Вот это меня очень волнует: запущенный поток событий. И особенно, когда этот поток складывается вокруг тебя. Когда ты начинаешь жить в жизни очень динамичных событий. Не всегда они позитивны, кстати говоря. Разрушительны бывают очень часто. А ты ничего не можешь с этим сделать.
     – Ты сам ищешь ту спящую собаку, которую надо разбудить?
     
– Нет. Я не ищу её. Я только стараюсь сделать свою жизнь интереснее и насыщеннее, событийнее. Но самыми обычными, вполне человеческими вещами: путешествиями, написанием книг. У меня же больше ничего нет, то, что я пишу, то я и получаю.
     – А мог бы жить чем-либо другим?
     
– У меня была однажды возможность стать менеджером. Или работать пресс-секретарём в крупной компьютерной фирме. Но я для себя решил, что это не имеет отношения к искусству, не имеет отношения к литературе. Это имеет отношение только к некоему положению в жизни. Если бы я занимался этим, то я бы всем остальным не занимался бы. Я занимался бы этим ответственно, и это наложило бы определённые обязательства. Моё личное, амбициозное взяло верх. Тогда я вышел из этого Плана и сказал: «Да, этот план хороший, но я не смогу его реализовывать». Этот выбор Плана связан с моими художественными амбициями.
     – Интерес к путешествиям у тебя профессиональный или любительский?
     – Это является частью моей профессии, чем я живу. Идея путешествий увлекает меня как возможность посещений другого пространства. Уже хотя бы потому, что ты видишь других людей, другие сюжеты. Даже в России. Мы очень странный, очень ранимый, очень сентиментальный народ.
     Люди в провинции – они эпикурейцы. Они наблюдают, созерцают жизнь. И даже когда болтают всякую чушь, то что-то за этим стоит.
     Вот, например, на берегу озера Байкал живёт Виталик Лапшин, который уже всем рассказал в этом посёлке, как он с помощью очень хорошо им освоенных приёмов каратэ ходил на охоту на медведя. Но медведь очень хитрый, и победы давались Виталику нелегко. Медведь очень часто подкрадывался к нему сзади и клал лапы ему на плечи. Но Виталик перебрасывал медведя через себя и добивал его ударами в живот. Но были трудные ситуации: как только Виталик расправлялся с одним медведем, то тут же подбегал второй.
     – И как, с тех пор медведи вымерли в тех местах?
     
– Нет, ведь Виталику нужно как-то подтверждать свою славу.
     – А насколько сильно ты причисляешь себя к этому «очень странному, очень ранимому народу»?
     
– Вспоминаются слова Чехова о том, что долгая зима располагает русского человека к долгому лежанию в постели и небрежности в туалете… Обычный русский человек, он достаточно уравновешенный и владеет собой, чего я не всегда могу сделать. Гены файтинга, гены обострённого чувства справедливости – вот что во мне. Это из-за моей турецкой крови. И это приятно для меня в том смысле, что я ощущаю себя частью мировой истории.
     – Что можешь сказать сам о себе?
     
– В тихом омуте черти водятся – это про меня. Я вот такой чёрт и есть. Хотя, с другой стороны, это позволяет вступать мне и в справедливые конфликты. И мне это нравится. Может, это не всегда мне помогает и даже не помогает вовсе. Но зато я с чистой совестью существую.
     

Беседу вела Мария САФО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования