Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №50-51. 15.12.2006

     
     Красавица и чудовище
     
     В последнее время это стало каким-то повальным сумасшествием: «звёзды» ТВ, эстрады и прочих неписательских сфер ударно занялись литературным трудом. Написал книжку рок-музыкант Рома Билык по прозвищу «Зверь». Взялись за перо Оля Бузова и Роман Третьяков из «Дома-2». Продолжать список можно и дальше, и он наверняка будет пополняться. Вот и певица Валерия в стороне не осталась. И книжное детище своё назвала не абы как, а строкой из классика – «И жизнь, и слёзы, и любовь» (Издательский Дом «Азбука-классика»).
     Её коллега по эстраде Ирина Аллегрова, если кто вдруг не знает, сочиняет дамские романы. Валерия тоже написала роман (так в выходных данных обозначен жанр книги), но пошла по пути не беллетристики, а мемуарной исповедальности – взяла и рассказала городу и миру свою нелёгкую биографию. В общем-то, трудовая жизнь певицы и так на виду. Личная тоже: сколько раз пресса мусолила её развод с супругом-продюсером Александром Шульгиным и брак с новым продюсером Иосифом Пригожиным, и не сосчитать. Зато теперь можно узнать всю подноготную не из жёлтых источников, а из первых рук.
     Впрочем, элемент беллетристики в книжке присутствует. Заключается он в том, что бывший муж и продюсер выведен под фамилией Шуйский. В романе подробно описаны ужасающие зверства этого персонажа по отношению к жене и детям. К примеру: «Вдруг он вскакивает со своего места как бешеный. Подлетает ко мне одним прыжком и выкрикивает прямо в лицо: «Ну ты и тварь!» «Он резко разворачивается и со всего размаху бьёт меня по лицу». «Я страшно его боялась. Когда я проходила мимо него, Шуйский всегда так и норовил пнуть меня, толкнуть, ударить кулаком». «– Подойди сюда на минуточку, – говорит он мне. Подхожу, совершенно ничего не подозревая. Он ведёт меня в какой-то предбанничек, где никого нет. Хватает за плечи – и ударяет по голове своей головой. Я на мгновение отключилась. Очнулась от боли – супруг продолжал меня избивать… Я стала кричать – меня никто не услышал. Вскочила, выскользнула вон. Шуйский успел только мне вслед дать пинка под зад. Я была на пятом месяце беременности…»
     Вот такой он негодяй – персонаж на букву Ш. (ну, все же понимают, кто есть кто на самом деле). Тем не менее героиня прожила с ним не год и не два, родила троих детей. По закону диалектики, что ли: единство противоположностей? Она – кроткий и терпеливый ангел, он – разнузданное чёрное чудовище с редкими светлыми крапинками раскаяния (время от времени Шуйский спохватывается и просит у жены прощения. Она прощает, конечно). В общем, всё по схеме – «пил, бил…» Любовь зла, что делать.
     Такой вот девичий (хотя не совсем девичий) дневник мазохистки, предназначенный максимум для чтения в узком семейном или дружеском кругу. Кабы не фото да имя на обложке, никто бы книжку не заметил. А тут такой шум поднялся. Много шума. И с недавним «сольником» певицы удачно совпало… Хорошая ведь певица Валерия – «маленькие часики смеются – тик-так», «таю, таю, таю на губах, как снежинка, таю я в твоих руках». Давайте пожелаем ей новых творческих успехов. Только не писательских, а вокальных.
     
     
     
     
     Булгаков навсегда
     
     Обложка сообщает, что любимая книга Арины Холиной, автора романа «Дьявол за правым плечом» (издательство «ЭКСМО»), – «Мастер и Маргарита». Так что будьте уверены, читатель: свою порцию мистики в виде ведьм, демонов, ангелов и прочих представителей чистой и нечистой силы вы получите непременно.
     Хотя начинается всё вполне реалистично. Девушка Маша Полянская обитает в собственной квартире в тихом центре Москвы (на Патриарших, ну где же ещё!), получает хорошие деньги за сочинение рекламных текстов и может позволить себе и рестораны, и спа-салоны, и прочую «красивую жизнь». Вроде бы существуй и радуйся, но… Но счастья нет как нет, и дело не только в отсутствии любимого мужчины – стройного брюнета с кучей денег на банковском счёте – и двухэтажной квартиры с двумя спальнями. «Годы идут, задница делается всё шире, зарплата тратится всё быстрее – кремы для лица с возрастом становятся всё дороже, экология портится не по дням, а по часам, на Солнце появляются пятна, на лице – тоже, а смысла во всём этом не было, так и нет».
     Неудивительно, что такой «мыслящий тростник» оказывается в центре внимания потусторонних сил. Что ни говори, а дьявол для своих козней выбирает не заурядных особей, а людей с некой чертовщинкой. Машина «чертовщинка» заключается не только в склонности к экзистенциальным терзаниям. Оказывается, ей на роду написано стать могильщицей рода людского. «По расчётам, шестого числа шестого месяца шестого года одна женщина встретит одного мужчину, с чего, собственно, начнётся закат человечества», – сообщает нашей героине ведьма Вера. Женщиной этой, как вы, наверное, догадались, является Маша, а мужчиной – её недавний знакомый Андрей Зорин. В которого, впрочем, Полянская влюблена и даже успела вступить в интимную связь. А тут – бац! – такое сногсшибательное известие.
     По идее, ради спасения человечества надо пресечь роман в зародыше, но больно уж хорош Андрей: молод, богат, да и внешне… «Он не красивый, нет! Он… мужественный. Не такой, как Шварценеггер, и не такой, как Хэмфри Богарт – никакого мачизма! Просто кроме того, что у него отличная фигура, у него такое лицо… волевое. Не очень большие глаза, нос гладиаторский, губы какие-то обветренные, хоть и чувственные… И скулы. И челюсть. И в то же время ощущался лоск – заметно было, что Андрей любит хорошие кремы, модные духи, что он ухаживает за кожей, ест много овощей и фруктов, ходит в салон красоты…» Конечно, при таком раскладе хочется плюнуть на все предсказания, которые и сбудутся-то чёрт знает когда – лет через триста.
     Но вокруг главной героини (точнее, за неё) разгорается глобальная битва Добра и Зла. Эти мировые силы подсылают к девушке своих представительниц под видом новоявленных подружек, которые начинают активно вмешиваться в Машину жизнь, предостерегать, давать советы... А потом, как в рассказе Аверченко про муху Лидию, «всё заверте…» Будут вам и полёты над Москвой (привет Маргарите!), и смерть героини с последующим воскрешением (была Маша – стала Арина), и много чего ещё. Если вы не прочь в энный раз прогуляться по булгаковскому следу, извольте. Хотя лучше самого Михаила Афанасьевича перечесть. А если выкинуть из «Дьявола за правым плечом» всю эту мистику, получится просто дамский роман – без особых претензий. Может, оно бы и к лучшему.
     
     
     
     
     Война и мир меж «М» и «Ж»
     
     Когда реклама очередной книги начинается со слова «самая», «самый», или «самое», так и хочется забросить хвалёное издание куда подальше. Потому что решать, лучшая ли это книга всех времён и народов или полный отстой, не автору и заботливым издателям, а читателям.
     Если вы хотите погрузиться в мир «М + Ж», не читайте сразу надпись на задней обложке: «Самая душевная история любви со времён «Иронии судьбы, или С лёгким паром!» Прочтите её потом, после романов «Противофаза» и «Беременность не болезнь», вошедших в книгу Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак (Издательский Дом «Азбука-классика»).
     Главный герой – москвич Сергей – работает в издательской сфере, как и его невеста Катя. Впрочем, понятие «невеста» в начале сюжета достаточно условно. Сергей устроил личную жизнь «умнее некуда»: «…Моя очаровательная избранница жила в соседней стране и не слишком надоедала мельтешением перед глазами. Зато я летал к ней на выходные каждый раз, когда было настроение. При этом умудрился сделать предложение, не получив ни позорного отказа, ни обременяющего согласия». Правда, по мере развития действия из номинальной невесты Катя превращается в реальную, вместе с дочкой Машей от первого брака переезжает к Сергею в российскую столицу и рожает ещё одного ребёнка, Наташку.
     Основная авторская «фишка» – рассказ об одних и тех же событиях с двух разных (иногда совершенно противоположных) точек зрения. Мужской и женской. Приём не новый, но действенный. Например, Сергей дарит своей любимой женщине на Новый год обручальное кольцо. Вот как выглядит этот торжественный момент в интерпретации «Ж»:
     «Сергей хлопнул себя по лбу и умчался (с поправкой на 1 января) в комнату, откуда и притащил красивую коробочку.
     – Это тебе.
     Очень красивое колечко. Тоненькое, как я люблю. С камушком.
     – Спасибо. Очень красивое.
     Я тут же напялила его на палец.
     – Ой, здорово, размер подошёл! Спасибо, я его прямо сейчас надену.
     Я чмокнула Сергея в губы. Мне показалось, или у него действительно был растерянный вид?»
     «М» воспринял событие несколько иначе:
      «…Я обнаружил, что хитрая Катя уже давно на меня щурится… Я пришёл к выводу, что вожделенный момент передачи обручального кольца невесте наступил.
     Отреагировала Катя странно:
     – Замечательно! Такое красивое! Я его прямо сейчас надену и буду всегда носить!
     – Я хотел возразить в том духе, что, по моим наблюдениям, обручальные кольца носят только после свадьбы, но меня настолько замечательно поцеловали, что я даже слегка протрезвел. Это позволило вспомнить этимологию слова «обручальное», то есть «участвующее в обряде обручения». Видимо, Катя решила провести обручение тихо, по-домашнему, без гостей.
     – Оно почти так всё и вышло. То есть гости скоро появились и принялись объедать наш стол, но объявлений и представления меня в качестве будущего главы семьи не последовало. Тут я нашёл ещё одно пиво, хотя и початое, и решил, что женщины в вопросах бракосочетания и сопутствующих обрядов разбираются лучше мужчин».
      «М» не видит ничего странного в свадебном колечке с камушком и оставляет своё подношение без комментариев – догадайся, мол, сама. А «Ж» и в голову не приходит мысль об «обручальном статусе» подарка. Вот так и возникает взаимонепонимание, часто перерастающее в войну полов… В книге до глобальных боевых действий не дойдёт, но путь к счастью окажется тернист. И следить за всеми перипетиями нескучно, а то и смешно.
     Хотя насчёт «С лёгким паром!» всё-таки зря. Тогда уж надо и по «М + Ж» кино снять и показывать его каждый год 31 декабря. А потом подсчитывать, сколько зрителей какой фильм посмотрело. Только надо ли устраивать гонку на звание «самого-самого»?
     
     
     
     
     О странностях любви
     
     «Невидимый град» Валерии Пришвиной вышел в мемуарной серии «Близкое прошлое» (издательство «Молодая гвардия», подготовка текста и комментарии Я.З. Гришиной), имеющей девиз «В зеркале высокого и непреходящего прошлое значительно ближе настоящего». Но это не обычные воспоминания писательской вдовы, насыщенные интересными, хотя и не всегда значительными бытовыми подробностями. И про автора не скажешь просто – «жена Пришвина». До встречи с писателем Валерия Дмитриевна прожила достаточно насыщенную жизнь и вообще была человеком глубоко незаурядным. Не зря же знаменитый философ Иван Ильин прочил её в свои преемники по кафедре философии Московского университета и говорил ей: «Считайте себя… моим личным учеником». Ильин преподавал «Введение в эстетику» в Институте Слова, студенткой которого в 1920 – 1923 годах была юная Валерия Лиорко (девичья фамилия Пришвиной). Правда, планы Ивана Александровича не сбылись: вместе с Бердяевым, Франком, Степуном, Булгаковым и другими светилами он был выслан из страны (помните знаменитый «философский пароход»?)
     Валерия же осталась в России, и в её долгой (1899 – 1979) жизни произошло многое: и гибель близких, и организация детдома, и ссылка в Нарым… И, разумеется, встреча с Михаилом Пришвиным, с которым Валерия Дмитриевна прожила тринадцать лет и который «пронёс через всю жизнь тайную (порой тайную от себя самого) веру и подвиг во имя неё». Именно по настоянию Михаила Михайловича и был написан «Невиданный град», изначально задуманный как комментарий к пришвинским дневникам.
     Хотя роман получился не столько о Пришвине, сколько о трагической любви Валерии (Ляли) и религиозного философа Олега Поля – последователя Владимира Соловьёва и автора философского-богословского труда «Остров Достоверности». Олег и Ляля мучительно пытались найти выход из противоречия любви земной и любви небесной, физического и духовного, и построить свои отношения на «высокой» основе. (В итоге Олег стал монахом и был расстрелян вместе с другими кавказскими пустынниками в 1930 году, а Валерия вышла замуж за другого.) Многим их отношения казались, мягко говоря, странными. Но годы спустя – в 1940-м – Михаил Михайлович Пришвин «увидел в Валерии Дмитриевне женщину, для которой любовь была встречей с миром другого, равного человека, оправданием собственной судьбы, событием, оценил её стремление преодолеть стереотипы в отношении мужчины и женщины, разрушить искусственные границы физического и духовного мира, сделать свою любовь действенной и благотворной». Хотя кто может знать, какая она – истинная любовь? Как записал в дневнике Пришвин, «есть только я и Тайна. Всё остальное – счёты людей между собой».
     
     
     
     

Ольга Рычкова




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования