Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №50-51. 15.12.2006

НОВИНКИ ОТ «МОЛОДОЙ ГВАРДИИ»

     
     1000-й, юбилейный выпуск серии «Жизнь замечательных людей» издательство «Молодая гвардия» и Владимир Десятерик посвятили подвижнику издательского дела и народного просвещения Флорентию Фёдоровичу Павленкову (1839 – 1900). И это неслучайно. Именно Павленков был родоначальником «отцом-основателем» этой знаменитой серии, начав издавать в 1890 году первые научно-популярные биографии. По мысли Павленкова, количество биографий не должно было превышать 200 томов, а объём каждой книги – не больше 160 страниц.
     Своим энтузиазмом Павленков заразил многих литераторов и публицистов того времени. Очень скоро он мог уже выбирать и авторов, и героев книг. Уже тогда у него выработались довольно чёткие принципы отбора имён. Так, когда К.А. Скальский предложил напечатать две биографии (причём в одной книге): Наполеона III и убийцы американского президента Гарфильда – Чарльза Гито, Павленков тактично отклонил это предложение, сказав, что эти две персоны «соединить в одной книжке решительно невозможно, так как ни по своему значению, ни по характеру своей деятельности они неоднородны».
     Часто случалось, что литераторы, наобещав Павленкову сри короба, потом долго тянули с материалами. Впрочем, не всегда в этом были виноваты авторы. Вот что писал Владимир Короленко – взявшийся за биографию Глеба Успенского – Павленкову: «Прошу извинить за долгое молчание, но я и сам всё ждал письма от одного неисправимого надувателя, да так и не дождался. Сей надуватель не кто иной, как Глеб Иванович Успенский, «известный русский писатель» – известный, между прочим, нам, его добрым знакомым, тем, что редко исполняет обещания. Мне очень хочется написать биографию,о коей идёт речь, но согласитесь сами, что материала, Вами присланного, больше чем недостаточно… Канвы-то, канвы самой и не хватает. Необходимы чисто внешние факты. Я рассчитывал добыть их всё-таки от Глеба Ивановича, а он дал мне торжественное обещание: «Непременно». И вот жду, не дождусь. Нельзя ли пробудить в нём дремлющую совесть?» В результате биография Успенского при жизни Павленкова так и не была написана.
     Павленков был действительно подвижником русского просвещения, и как полагается настоящему подвижнику – абсолютно бескорыстным. Он завещал весь свой издательский капитал на организацию 2000 народных читален и библиотек в российской провинции. И.А. Рубакин считал Павленкова «одним из тех фанатичных издателей, которые поставили своей задачей создать книгу в целях создания кадров глубоко честных (да, не только сведущих, но и честных) созидателей нового строя, борцов против старого строя».
     Другая биография в серии «ЖЗЛ» – «Витте», написанная московским историком Сергеем Ильиным. Сергей Юльевич Витте (1849 – 1915) на страницах этой книги представлен как творец манифеста 17 октября, первой российской конституции, инициатор и фактический вдохновитель второй столыпинской реформы, энтузиаст железнодорожного строительства, дипломат, заключивший выгодный для России мирный договор с Японией после бездарно проигранной русско-японской войны, автор золотовалютной реформы, наконец, как частный человек со своими пристрастиями и увлечениями. Кстати, мало кто знает, что именно Витте был инициатором создания известного конного памятника Александру III работы Павла Трубецкого. До революции памятник стоял на Знаменской площади, напротив Николаевского вокзала, откуда начинался железнодорожный путь к Тихому океану, а на его постаменте была надпись «Державному основателю великого Сибирского пути». Так Витте увековечил память своего кумира. Впрочем, образ Александра III, предложенный Трубецким, ему не понравился. Он был согласен с мнением одного мастерового, присутствовавшего на открытии памятника, что это не царь, а «извозчик, в извозчичьей шапке и сидит на ломовой лошади». Наверное, именно по этой причине этот великолепный с художественной точки зрения памятник в наше – склонное к пиетету перед царской монархией – время до сих пор прозябает во дворике Мраморного дворца.
     «Минное поле политики» – так по-журналистски броско и лаконично назвал свою книгу известный политик, президент Торгово-промышленной палаты РФ Евгений Примаков. Сразу видно, человек в этой профессии бывалый. В самом деле, если вспомнить, свою карьеру Евгений Максимович начинал с журналистики. Он был корреспондентом Госкомитета по телевидению и радиовещанию, а позже – собкором «Правды» в арабских странах. В предисловии Примаков признаётся, что книга не задумывалась как автобиография, мемуары или историческое исследование, хотя и первое, и второе, и третье в той или иной степени присутствует. Главное, к чему стремился автор, чтобы книга не была конъюнктурной. И действительно, в описании даже самых драматических моментов своей жизни, связанных с премьерством и последующей отставкой, Примаков до конца выдерживает джентльменский, тактичный тон дипломата, не позволяющего себе резких выпадов, претензий и сведения счётов.
     Ещё одна новинка – «Повседневная жизнь Стамбула в эпоху Сулеймана Великолепного» в серии, успевшей за короткое время стать популярной, «Живая история: Повседневная жизнь человечества». Первое издание этой книги написано известным французским востоковедом Робером Мантраном ещё сорок лет назад и сразу завоевала среди читателей огромную популярность. В основу нынешнего перевода положено дополненное второе издание 1994 года. Как показывает Мантран, Османская империя несмотря на кровавое противоборство со своим соперником в своих культурных, в частности градостроительных, проявлениях выступила в роли достойного преемника Византийской империи, империи Константина и Михаила Палеолога. Очень непривычный взгляд для европейца, не правда ли? Особенно если учесть, что Османская империя несколько веков угрожала самостоятельному существованию Запада.

Фёдор ХМЕЛЕВСКИЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования