Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №09. 02.03.2007

ЛЕКАРСТВО ОТ ЛЮБВИ, ИЛИ КАК СКАЗАТЬ ЖЕНЩИНЕ «БРЫСЬ!»

     
     В своих книгах Ирвин Ялом возрождает древнее воззрение на философию как на «утешительницу», только использует для излечения психических недугов работы крупнейших философов XIX века. Одна из книг американского психотерапевта так и называется – «Шопенгауэр как лекарство». В книге «Когда Ницше плакал» Ялом применяет свой метод «философского психоанализа» к излечению от… несчастной любви. Только на этот раз своим героем он делает Фридриха Ницше, не только пережившего крушение свой страсти к Лу Саломе, но и создавшего после разрыва с ней свои гениальнейшие произведения.
     Что было бы, если бы в декабре 1882 года, сразу после конфликта с Лу Саломе, Фридрих Ницше обратился за помощью к ведущему венскому врачу Йозефу Брейеру и лёг под его наблюдением на месяц в частную клинику? По мнению Ялома, психоанализ родился бы гораздо раньше. Что ж, в этом предположении нет ничего невероятного: Брейер был соавтором и учителем Зигмунда Фрейда, а в произведениях Ницше не раз обнаруживали зачатки психоанализа…
     К чему сводится метод излечения от любви а-ля Фридрих Ницше? При встрече с красивыми женщинами яломовский Ницше (исторический Ницше никогда не встречался с Йозефом Брейером) советует думать об «их выделениях, дисменореях, радикулитах и разнообразных эпизодических неприятностях, вроде опущения мочевого пузыря или выпадения матки, вздувшихся голубых геморроях и варикозных венах». Трагедия в том, что красивые женщины, с определённой комбинацией плоти, грудей, ушей, носа и губ, вызывают у нас настоящее благоговение. Мы почти уверены в том, что такие женщины обладают сверхчеловеческими способностями. В действительности, красота – это всего лишь набор приспособлений, чтобы привязать мужчину, высосать из него все соки, а потом перейти к следующей жертве. Время от времени мужчине нужна женщина, как нужна домашняя пища. Но не стоит делать из еды культа! Любовь сродни некрофилии, заявляет яломовский Ницше: «Нельзя любить женщину, не закрывая глаза на уродство, скрытое под прекрасной кожей: кровь, вены, жир, слизь, фекалии – эти физиологические ужасы. Любящий должен вырвать свои глаза, отказаться от истины. А жизнь без истины равноценна смерти».
     Сразу заметно, что этот «философский психоанализ» никакого отношения к Фрейду не имеет. Фрейд, как известно, излечивал свои любовные недуги, слушая хруст крупной купюры в кармане, которую специально носил для этой цели…
     Конечно, мы несколько утрировали метод Ялома, весьма уважаемого в Соединённых Штатах психолога и, между прочим, профессора Стенфордского университета. Сколь бы экстравагантной ни казалась теория Ялома, излагает он её с настоящим интеллектуальным блеском. Мы имеем дело, пожалуй, с беспрецедентной попыткой прикладного использования философии, не лишённой гуманистического пафоса: ненависти к унижению мужчины перед женщиной, к тряпкам и ничтожествам, сдающимся во власть хищницы – раздатчицы сексуального удовлетворения.
     Не меньший интерес представляет революционная трактовка образа Лу Саломе. В русскоязычной литературе, в особенности после исследования Ларисы Гармаш, в отношении «абсолютного зла» в жизни Фридриха Ницше преобладают сочувственные оценки. Вдохновила, дескать, беднягу Ницше на создание его «Заратустры», раскачала маятник творчества раннего Рильке, оказалась идеальным собеседником для зрелого Фрейда и так далее. Но будем объективными. Лу Саломе была автором чрезвычайно посредственных, как в идейном, так и в художественном отношении, работ. Ну «вдохновляла», ну «раскачивала»… Но не будем же мы считать Наталью Гончарову поэтессой масштаба Пушкина, а Полину Виардо – писательницей, не уступающей Тургеневу? Лу Саломе понимала скромность своего природного дарования и действительное значение своих «исследований». Она мучилась от сознания собственной бездарности и несоответствия «авансам» великих людей, выданным ей в годы её молодости. Последними словами, сказанными Лу перед смертью, были: «Всю свою жизнь я работала и только работала. Зачем?» И вправду, зачем? Лу Саломе
     Воззрения Ялома на Лу Саломе как на «дрянь», которую не удалось превратить в золото даже Ницше, и «обезьяну с накладными грудями» могут казаться преувеличенными. Лу с самого начала была лишь «проектом» Ницше, материалом, из которого он вознамерился вылепить «сверхженщину». Сегодня можно предположить, что Лу Саломе двигало отнюдь не желание целомудренных, или «пифагорейских», как они это называли, отношений, испорченных сексуальными домогательствами Ницше, а физиологическое отвращение к физической любви тяжелобольного человека. Лу Саломе легко перенесла разрыв с Фридрихом Ницше, чтобы найти утешение в постели более молодого и привлекательного Рильке…
     Не обошлось в русском издании книги Ялома без казусов. Например, герои романа отправляются посмотреть оперу Вагнера «Парсифаль»… куда бы вы думали? В Бейрут! Посочувствуем путешественникам-меломанам, оказавшимся волею переводчицы в столице Ливана, вместо провинциального городка Байрейта… В другом месте Ницше говорит: «моей первой должностью, моей единственной должностью была должность профессора психологии в Базеле». Непонятно, зачем отставному профессору классической филологии Базельского университета было сообщать о себе заведомо ложные сведения?
     В отношении наследия Ницше до сих пор не существует ясности. Одни считают его величайшим гуманистом, как Томас Манн, другие – «предтечей нацизма». Возможно, получи свою долю любви, немецкий философ создал бы более жизнерадостную систему. Ницше сошёл с ума в январе 1889 года. В апреле того же года родился Адольф Гитлер. Я не хочу вкладывать в это совпадение никакого мистического смысла, но не могу отделаться от мысли: может быть, для блага человечества Лу Саломе следовало приложить усилия, чтобы её отношения с Фридрихом Ницше получились – как бы лучше выразиться – чуть менее «пифагорейскими»?
     
     
     Ирвин Ялом. Когда Ницше плакал / Пер. с англ. М. Будыниной. – М.: ЭКСМО, 2006. – 496 с.
     
     
     Михаил БОЙКО

     




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования