Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №09. 02.03.2007

ЗАПРЕТНАЯ ЛЮБОВЬ ПЕТРОВИЧА НОВЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ «ГЕРОЯ НАШЕГО ВРЕМЕНИ»

     
     Сюжета, как такового, в этой книге нет. Разные главы – разные события. Общее одно – в каждой главе герой Маканина, Петрович, непременно любит какую-нибудь женщину. Прекрасную дачницу, спящую в лунном свете. Потихоньку зайдёт к ней в комнату, присядет на краешек кровати и будет ждать, пока женщина не проснётся…
     Вот такого странного персонажа мы встречаем в новом романе известного писателя Владимира Маканина (родился в 1937 году в Орске). У нового персонажа писателя много общего с его прежним героем из книги «Андеграунд, или Герой нашего времени». Даже зовут одинаково – Петрович. И сюжетные линии схожи: психиатрическая больница, коварные врачи, любовь к медсестре. Только в «Андеграунде» Петрович – убийца. Здесь он – любит. Спящих молодых женщин. Старик Алабин (ещё и так его зовут) прокрадётся сквозь сад, тихонько откроет чужую дверь и войдёт в комнату, залитую лунным светом.
     Дальше события разворачивались по-разному: и били его, и в психушку клали, а однажды увезли в Белый дом, под танковый обстрел. Но было и другое, была – любовь. Любители клубнички могут не беспокоиться: постельные сцены описаны очень деликатно, хотя и откровенно, без ханжества. Но никакой пошлости в романе нет. Писатель ни разу не переступил черту, отделяющую высокую литературу от низкопробной.
     Старик Алабин. Белый одуванчик – весь седой. А любит молоденьких. Не по возрасту. Не положено!
     – Бредятина какая! – отвечает наш герой. Положено. Всё положено. – …Говорят, что я стар и … всё своё уже давно получил. Что я не заслужил… Я заслужил… Человек заслужил – даже если не заслужил…
     – А чего ты хочешь? – спрашивает его молоденькая бухгалтерша Лидуся. – Ведь старик.
     – Хочу ночь… Луну… И любить женщину в тёплой летней постели.
     И он бродит ночами по дачному посёлку в своих поисках, а днём спит. Петрович. Как дошёл до жизни такой? О его прошлом мы знаем очень мало. Были жёны, дети, даже внуки. Теперь никого. Он – один. Может, действительно, это постаревший андеграундец Петрович? Из Москвы перебрался сюда сторожить чужую дачу. Писать бросил. Убил – вот ничего из него и не вышло. («Гений и злодейство – две вещи несовместные»). И сейчас любовью искупает грех убийства? – Да не любовь это, – внушают ему врачи-психиатры, – а старческое отклонение: «бес в ребро!» Вылечим. – Не больной я, – мысленно отвечает им Петрович, – а просто влюбчивый старикашка.
     Предлагает своё объяснение и автор. В конце книги он пытается связать поведение нашего героя с судьбой его поколения. Мол, их всех воспитывали для осуществления великой Мечты. Готовили для этого. А потом, в одночасье, Мечта исчезла. А порыв к ней остался. Энергия этого порыва и перешла в любовное томление Петровича, который «этот… порыв… поколения… запоздало и пародийно» воплощает. И писатель заключает свой роман выводом – что никакой Мечты и не было, а была банальная борьба элит за власть. Только и всего. А всё поколение нынешних пенсионеров обманули, внушив им веру в ложные идеалы. А их нет, идеалов-то. И не было. Так что, ни к чему ваш порыв, энергия, можно расслабиться…
     Вывод не новый. Задолго до Маканина, Оруэлл всё об этом сказал. И про идеалы, и про власть.
     Бог с ним, с автором. Надо же ему как-то закончить книгу. Пусть так. Но как быть с Петровичем: выходит, и ему надо расслабиться, бросить ночные похождения, раз его энергия, жизненная сила – рождены низким обманом?
     – Ну уж дудки! – ответит наш герой. – «Мой песок посыплется, когда я уже буду в земле сырой». А пока жив – буду любить.
     Главное, чтобы в небе была Луна. И женщина спала в лунном свете.
     
      Владимир Маканин. Испуг. – М.: Гелеос, 2006. – 416 с.
     
     
     Игорь КЕЦЕЛЬМАН

     




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования