Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №24. 15.06.2007

ПРОЩАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД

     Геннадий Добров за работой
     Встречая новый 1982 год на больничной койке в переполненной палате института имени Склифосовского, корчась от боли в ожидании операции, более всего художник переживал о своей незаконченной картине, оставленной им на мольберте в мастерской. Это была его первая настоящая большая картина, хотя родители, сами художники, в шутку говорили, что он и родился-то «с карандашом в пелёнках». Уже с детства отец учил его рисованию. Талант мальчика был всем так очевиден, что омские «художники-киты», глядя на его работы, невольно восхищались: «Ну, Генка, ну, талантище, ты наш будущий академик». Одарённого мальчика из далёкой Сибири сразу же приняли в престижнейшую столичную художественную школу-интернат. Так с тринадцати лет началась у Геннадия самостоятельная московская жизнь. Его школьные рисунки и акварели до сих пор (уже более полувека) хранятся в фондах школы (теперь Московского Художественного лицея).
     В огромной ночной палате едва различалась маленькая ёлочка на его тумбочке, поблёскивали шары и гирлянды. Стонал молодой командировочный из Липецка, которого «скорая» подобрала прямо на улице, и постоянно пытался встать с койки огромный могучий старик, вдруг в одночасье потерявший память и рассудок после кровоизлияния в мозг. От старика не отходила плачущая дочь. Она и жена художника – вот и все гости в полутёмной новогодней палате.
     Несколько лет назад художник и сам тут работал санитаром. Годы его «познания жизни» начались после неудачного окончания художественного института и развода родителей. В том далёком 1962 году деканат решил не допускать его до диплома. На этом настоял авторитетный академик Кибрик. За все десятилетия преподавания в институте он впервые столкнулся со студентом, проигнорировавшим его мнение и не согласившимся «поправить» сюжеты своих дипломных рисунков. Этого маститый академик простить не мог. Геннадий остался без диплома. В Омске семья распалась, отец переехал в Красноярск. Мать с дочерьми тоже уехала жить к своим родственникам на Дальний Восток. Возвращаться Геннадию было некуда…
     Операцию проводил сам зав. отделением Байрамов. Он же помогал санитару и жене художника по январским кочкам везти каталку из соседнего хирургического корпуса обратно в палату. В огромных распахнутых глазах художника рыдающая жена видела отражение бездонного голубого неба. И ничего на свете для неё больше не существовало, кроме этого застывшего обречённого взгляда...
     С трубочками и баночками у оперированного живота с помощью жены художник поднялся с койки уже на второй день. А на десятый был выписан из больницы. Картина «Прощальный взгляд» продолжила своё мучительное рождение.
     В том 1982 году Московский Союз художников отмечал своё пятидесятилетие. Во всех крупных выставочных залах столицы готовились открыть большие выставки. Художник тоже торопился. Сюжет был уже найден – его «подсказала» история его родной сестры. Молодая пианистка связала свою судьбу с выпускником той же новосибирской консерватории, начинающим композитором-дирижёром. Несколько лет семейного счастья закончились пьянством мужа «из-за творческого кризиса» и разводом…
     Но ни в 1982, ни в 1983 году картину «Прощальный взгляд» ни на какую выставку не приняли. Бешеный протест она вызвала у реалистов старой школы, ведь герой картины – абсолютно отрицательный типаж, и его образ совсем не карикатурен, а скорее трагичен и вызывает даже сочувствие… Такого в советском искусстве ещё не было. «До чего докатились» – это было самое «мягкое», что услышал художник от своих коллег. Художники «современного направления», наоборот, старались высмеять манеру старого письма, мол, время передвижников давно и безвозвратно ушло… «Утончённые эстеты» насмешливо кривились – разве искусство существует для разоблачения социальных пороков? Для этого есть милиция, психиатрия, медицина. А искусство – оно для возвышения духа человеческого…
     Но художник уже почувствовал, что картина и сюжетом своим, и исполнением почти всех «задевает за живое». Среди многочисленных работников Центрального Дома художника, где проводились выставкомы, уже пошла о ней молва…
     Впервые картину отважились повесить на весенней выставке в выставочном зале на ул. Беговая в 1984 году. Она быстро стала «героиней дня». Каждый день для художника был тогда праздником. Он приходил «в свой зал» и обязательно находил у картины зрителей. Иногда его узнавали, и начинались расспросы, рассказы, воспоминания – будто картина сама настраивала зрителей на откровенность. Но чаще художник садился в противоположный уголок и зарисовывал с натуры сценки у картины.
     Количество посетителей, разыскивающих на выставке «Прощальный взгляд», росло с каждым днём, и смотрительница зала посоветовала завести художнику «Книгу отзывов». Он даже пожалел, что не завёл её сразу. Зрителей распирали эмоции, на один отрицательный отзыв тут же «отвечали» десятки «защитников» картины.
     


     Весною, в мае, перед вишнями
     Искусство возвратилось снова
     От футуристов к передвижникам,
     От злых художников – к Доброву! –
     так начинался один из множества отзывов.

     В архиве художника хранятся несколько больших стихотворений, посвящённых «Прощальному взгляду». Первые репродукции картины в 1984 году поместили газеты «Московский художник» (22 июня), потом «Неделя» (27 августа).
     Геннадий Добров. Из цикла «Листы скорби»
     Но вскоре судьба уготовила художнику великое испытание. В январе 1985 года во время его поездки к матери на Дальний Восток сгорела его мастерская на Столешниковом переулке. Это случилось глубокой морозной ночью. И ещё полдня несколько пожарных расчётов боролись со стихией, пытаясь спасти старинный дом, в котором верхний, третий этаж занимали мастерские художников. В огромном зале почти полностью обрушился потолок. И единственной уцелевшей картиной, стоявшей отдельно в углу, оказался «Прощальный взгляд». Его спускали на пожарной люльке. Прилетевший через день потрясённый художник оказался перед ледяным домом с обугленными чёрными глазницами окон… Жена понимала – если бы сгорел ещё и «Прощальный взгляд»…
     Трое соседей, владельцев мастерских, тут же подали просьбу о предоставлении новых помещений. На руины стали приходить и сочувствовать Геннадию ошарашенные друзья и знакомые. Никто сперва даже помощи не предлагал – всем было ясно, что здание обречено. Но Добров не сдался. Когда через несколько дней из оледеневшего пепла был вырыт большой стол и начались очередные причитания собравшихся – он не выдержал и с силой ударил кулаком по столу: «Здесь была и будет моя мастерская, и хватит меня жалеть!»
     Расчисткой и восстановлением сперва занимались вдвоём с женой, потом стали помогать приятели. Беда и сближает, и разлучает. Некоторые после пожара перестали посещать художника, но появились новые преданные помощники. Позже, в преддверии Игр Доброй Воли, материалом и рабочими помог и исполком, который находился недалеко, за углом.
     В октябре 1985 года «Прощальный взгляд» висел уже в Центральном Доме художника, а через месяц – в Манеже на VII Республиканской выставке «Советская Россия». Картина по-прежнему была самой популярной на выставке. В общей «Книге отзывов» каждый день появлялись о ней новые записи. А художник, как обычно, любил хоть ненадолго прийти понаблюдать, послушать, порисовать. Главную информацию ему постоянно сообщали верные друзья картины – смотрители, дежурные по залу. От них он узнал, что на выставке побывал новый глава государства Горбачёв М.С. со своей свитой. Когда его подвели к «Прощальному взгляду», он произнёс: «Так… проблема поставлена…».
     Популярность картины была столь велика, что случались и казусы. Однажды днём художник прилёг отдохнуть, и был разбужен грохотом железа на крыше его мастерской (это было уже в начале 90-х). Полусонный художник выбежал на крышу и увидел ребят, пробравшихся на его крышу через соседнее выселенное здание. Это случалось и раньше, поэтому он давно уже ночевал в мастерской. По обыкновению Геннадий стал просить ребят уйти, мол, тут живут и посторонним нельзя. «А ты кто такой, что командуешь? – раздался дерзкий голос. – Сам-то как забрался сюда?» – «Я художник, тут моя мастерская». – «Какой ты художник, ты бомж, и нашёл тут ночлег». – «Нет, я не бомж, – продолжал настаивать озабоченный хозяин, – тут моя мастерская, где я работаю». – «Да ладно врать-то. Вон внизу таких бомжей полно бродит!» – «Не верите? Ну пойдёмте, я покажу вам свои картины».
     Ребята пошептались между собой и спустились за художником в узенькую стеклянную дверь. Когда они увидели «Прощальный взгляд», то были абсолютно подавлены: «Да у нас такая картина в общежитии висит у вахтёра…». (В 1990 году был выпущен большой настенный календарь с картиной «Прощальный взгляд»). Ребята оказались учащимися музыкального училища, их общежитие находилось в соседнем Дмитровском переулке.
     Люди так искренне верили картине, что часто на выставке находился кто-то, кто был убеждён, что художник нарисовал сам себя. Другие сомневались, начинались споры.
     В сентябре 1986 года журнал «Художник» напечатал цветную репродукцию картины «Прощальный взгляд», призывая коллег к профессиональной дискуссии (начиналась «перестройка и свобода слова»). Одновременно журнал «Трезвость и культура» поместил большую репродукцию картины и очерк о её судьбе. Отклики приходили в течение всего следующего года, редакция была завалена письмами со всей страны, по ним можно было изучать географию и социологию. Благодарности, благодарности, благодарности… Каждую неделю жена художника приезжала в редакцию, читала письма и делала выписки. Были замечательные письма. Где-то в тайге на приисках самодеятельный художник сделал с репродукции большую копию картины, почти в натуральный размер (1,5 м х 2,0 м) и сфотографировал на её фоне всю бригаду. Написали про своё трудное житьё-бытьё, про «русскую традицию», которая разрушила жизнь их бывших товарищей. И – неожиданное – «Мы решили ввести у себя в бригаде сухой закон. Если и можно бросить пить русскому человеку, то только благодаря вот таким картинам, как «Прощальный взгляд»!
     Такие чистые порывы наполняли сердце художника теплотой…
     
     В этом году картина «Прощальный взгляд» отмечает своё 25-летие. А самому художнику, автору замечательных полотен и потрясающего графического цикла «Листы скорби», осенью исполняется 70 лет. «Литературная Россия» уже писала о творчестве мастера в 2003 году (№№ 10 и 35). Редакция газеты поздравляет заслуженного художника РФ, заслуженного деятеля искусств РФ Геннадия Михайловича Доброва с юбилеем, желает ему крепкого здоровья и очередных творческих успехов.

Людмила ДОБРОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования