Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №41. 12.10.2007

ЖИЗНЬ НАША – ИЗВИЛИСТАЯ РЕКА

     
     Раньше народных певцов называли сказителями. Понятие это включало в себя умение не только пересказывать, но и сочинять. В диапазон такого народного поэтического богатства были включены не только героический эпос, песни, сказки и духовные стихи, но и поверья, легенды, были и былички – словом, всё то, что для истинного художника представляет подсобный материал и преображает устное народное творчество в творчество индивидуальное.
     Семьдесят лет назад в журнале «Советская Арктика» появилась статья В.В. Сенкевич, исследовательницы песенного фольклора ханты и других коренных народов Югры. Анализируя обский фольклор, она подчёркивала: «Безымянные поэты Севера создали и создают поэмы, образности и реализму языка которых могли бы позавидовать современные квалифицированные поэты и писатели. Описание природы и человеческих чувств в северном фольклоре настолько жизнерадостно, полнокровно и прекрасно в своей художественной простоте, что вполне достойно войти в мировую художественную литературу через творчество северных писателей...»
     У каждого народа – свои художники слова: они очень разнообразны по талантам, характеру, уменью рассказывать. Поэзия Марии Вагатовой обладает необыкновенной задушевностью, мягкостью и нежностью тона. Особо хочется сказать об оригинальном освещении событий, манере использования художественной детали, превосходном владении словесным материалом. Всё это продемонстрировано в книге Вагатовой «Моя песня, моя песня». Талант сказительницы здесь переплетается не только с талантом певца, но и музыканта, поэта, танцора. Именно языком этих искусств разговаривает с нами Мария Вагатова. А с другой стороны, как бы иначе могла говорить душа хантыйского народа?
     С первых страниц книги веет древностью: цикл «Сердце матери», открывающий сборник, насквозь пронизан духом матриархата, времена которого, казалось, находятся в такой дали от нас, что трудно себе и представить. Но прошлое не бесследно, оно растворено в нашей крови и, если не обращать внимания на его седину, то можно обнаружить много полезного и поучительного для сегодняшнего дня. Например, что представляет из себя наше современное общество без женского созидающего начала? Истоки народной души немыслимы без материнской и отеческой заботы первопредков. Их голоса слышны в песне бабушки-берегини:
     


     О добрый час! И в будни
     В душе поёт ручей.
     И стала я как будто
     Ровесницей твоей.
     
И вот уже женская обольстительная и миротворческая сила, перешедшая гордой и красивой дочери народа ханты, поёт в ней голосом своей Родины:
     

     И не знала я вольней
     Тундры – родины моей!

     Да, горда и красива героиня Марии Вагатовой! Её мироощущение родной природы как своего истинного дома волнует и удивляет читательские сердца:
     

     Войди в мою жизнь – мой дом.
     Живи со мною.

     Дом героини – мир природы: священное цветущее дерево; спелая морошка, что выросла вблизи болота, «красно-жёлтым соком налитая». И этим вкусным соком спелой морошки заливается и тает сердце, биение которого нельзя представить вне кустика, листочка, скромного цветочка, но от этого ещё более дорогого взору, окидывающему с любовью родину-тундру.
     На наших глазах девочка-подросток, внучка и доченька, превращается в статную девушку, а затем в женщину, которая торит охотничьи пути, воспитывает детей и, не старея душой, превращается в бабушку. Однако и бабушка она необычная, её энергии могут позавидовать многие молодые. А может быть, тайна непокорности возрасту заключается в сакральных знаниях народа ханты о бессмертии своей земли, которую называют мамой за надёжность и сердечность, этим материнским теплом обладают все женщины – ведь так уже веками заведено:
     

     У Земли и нашей мамы
     Схожи древние заботы –
     Сердце матери сравнимо
     Только с жизнью…

     Сберегаемая материнским сердцем, героиня Марии Вагатовой продолжает великое предназначение всех матерей мира – она вдохнула жизнь в своих детей, которые, в свою очередь, станут мамами и папами у своего потомства.
     Всё в себя вбирает её материнское сердце – природу, добрый нрав и ум народа, молитвы о своих детях, тепло Солнца, которое затем отдаёт людям вместе со своими жизнеутверждающими песнями, так же необходимыми народу, как материнское молоко только-только появившемуся на свет ребёнку:
     

     Солнце тепло – что матери грудное молоко.
     Они равную силу имеют.
     Они равную цену имеют.

     Образ вечной Матери распространяется не только на женщин из народа ханты: мансийская писательница и сказительница, современница Марии Кузьминичны – Анна Митрофановна Конькова запечатлена в образе героической женщины Аннэ. Сложенное поэтическое сказание о ней – гимн не просто женщине – это «сказ от чистого сердца» о созидательном женском начале на Земле.
     Цикл «Сердце матери» – это ещё и поэтический космос. В нём планеты, звёзды и созвездия, галактики и спутники – для каждой частички бытия здесь находится место. Благодарные слова звучат по адресу «матери мужа моего», они воспевают голубое небо – «платок всех женщин Земли», звучат для женщины из Осьоланг, для плясуньи девушки ханты, для людей из хантыйской деревни Вон Ангклумант, для милого Петара, мужа женщины-огонь, для дыхания ребёнка…
     Особо хочется сказать о поэтической структуре произведений Марии Вагатовой. Её стихи-песни имеют свои стилистические признаки, в основе которых повтор звуков, интервала, мелодической линии, архитектонической формы. Порою полный повтор заменяет параллелизм, который можно назвать неполным повтором. Наглядно этот приём демонстрируется в песенном стихотворении «Молитва матери», которое начинается с неполного повтора и практически строится на нём целиком. Характерно, что этот поэтический приём придаёт поэзии Вагатовой величественность и печальную торжественность, их истоки, конечно же, в ритуальных хантыйских песнях, поэтическая структура которых основана на том же стилистическом принципе повтора и примитивной понятной симметрии :
     

     Вот столик с едой я поставила,
     Вот столик с питьём я накрыла…

     В «Молитве матери» мы наглядно убеждаемся, что женская лирическая песня существенно отличается от ритуальной песни, исполняемой только мужчинами. Начало «Молитвы», например, «бытовая» ступень параллелизма, в отличие от более «высокой» поэтической ступени параллелизма, основанного на явлениях и предметах северной природы, свойственных ритуальным песням.
     Если взять начало другого стихотворения – «Я – женщина, подобная длиннохвостой лисице», написанного по мотивам хантыйской песни, мы видим, что четыре слова повторяются, а предпоследнее заменено сходным понятием. В третьей и четвёртой строках ни одно слово не изменено, осуществлена лишь перестановка местами: первое слово из третьей строки стало вторым в четвёртой строке, а второе из третьей стало во главе четвёртой строчки. Такое бережное отношение к постоянству песенного слова связано с религиозными запретами, поэтому Мария Вагатова к импровизации старается относиться очень осторожно, в отличие от переводчиков её произведений. Для мужчины-исполнителя лучше пропустить фрагмент ритуальной песни, нежели дополнить её своими словами, поскольку изменившего хоть одно слово или звук исполнителя ждёт неминуемая кара. Об одном из таких эпизодов, связанном с посещением северных хантов в Казымском районе на медвежьем празднике в июне 1938 года, вспоминает В.В. Сенкевич-Гудкова.
     Стихотворение «Я – женщина, подобная длиннохвостой лисице», если и связана с ритуалом, то очень отдалённо – это песня-впечатление: здесь импровизация-воспоминание переносит часть повадок-умений зверя на образ лирической героини, которые её делают сильной, мудрой и ловкой. Песня достаточно коротка и поэтому не тяжела для восприятия, она не перегружена второстепенными образами, весёлое здесь преобладает над печальным. Эту очень «продуманную», можно сказать, «осторожную», бережливую к фольклорному наследию импровизацию, можно назвать песней-вызовом мужчине, к которому автор обращается «Опнась». В этом произведении мы легко можем обнаружить достаточное уважение к зверю, как «младшему брату».
     В программном стихотворении «Моя песня, моя песня!» лирическая героиня «В ритмах сердца и устно, и письменно» летит в творчестве к своему народу. Для её лирики характерны все законы народной поэзии: яркие параллелизмы, являющиеся ведущими в хантыйском народном творчестве, постоянные и непостоянные эпитеты, метафоры, сравнения.
     …Истоки душевного богатства у Марии Кузьминичны, безусловно, в той стране, в которую уже никогда не попасть, – детстве. Отсюда её полёт в сегодняшнее поэтическое состояние души. Говорят, что для полного развития личности необходимо преодолеть несколько уровней сознания. Один из высших – это такое самосознание личности, которое соответствует душе своего народа. В своих последующих поэтических циклах Мария Вагатова показывает, что её героине и положительным персонажам чуждо замыкание личности на самой себе. Но если даже представить себе человека, исповедывающего идею такой сверхиндивидуальности, где жизнь подчинена собственным эгоустремлениям, то остаётся только пожалеть о нём, оставшимся наедине со своей смертью. Такая жизнь обессмыслена. Вот почему предостережением таким людям начинается второй цикл сборника – «Харсаюм»:
     Нет в вас сердца. Ваша плоть
     Сотворит ли кровь живую?
     «Харсаюм» – своеобразное продолжение мотивов, соединённых в «Сердце матери» и одновременно – напоминание:
     

     Всё может случиться.
     Сердцем ты это знаешь.
     Прямо веди жизнь свою,
     Как живут настоящие люди.

     В стихотворении «Жизнь наша – извилистая река…», которое может показаться для нынешнего времени весьма оптимистичным (в своей первой части), характерным является восхождение лирической героини не только к своему народу и народу манси, но и к русскому народу-брату. Боль за свой народ, растворённая в поэтических строчках, не упрёк кому-то, а пожелание видеть свою Родину счастливой, обильной одеждой, утварью, «с нашим родным языком, с оленями, с живой Землёю, со всеми людьми на Земле жизнь высоко нести». Дальнейший поэтический рассказ о своём народе можно определить как трагический и оптимистический одновременно. Об этом мы узнаём не только из поэтического цикла «Харсаюм», но и завершающего поэтическую часть книги цикла «Хетта». Однако было бы неправильно делать вывод о том, что здесь преобладает грусть и печаль – даже при том условии, что они светлы. Общий настрой – не только надежда на лучшее, молитва о помощи. Важным является обращение ко всему духовному миру, ощущение мировосприятия своего «я», как всего человечества:
     

     Как живёт моя Земля, как жизнь моя идёт,
     Донеси до всех сердец народов мира.

     Но и это ещё не вершина книги! Подспудно, а не прямо в лоб, в ней говорится об устремлённости к единству со всем живым и неживым, когда всё становится одушевлённым и направляет нас к постижению мироединства. Перед нами открывается не просто мироздание, где спокойно друг с другом уживаются божки и боги, люди и звери… Нет, мы вдруг под обаянием произведений Марии Вагатовой начинаем чувствовать языческую простоту и христианскую сложность этого мира, разрушается смертная оболочка между материальным и душевным, возникает такая гармония, которую можно ощутить лишь в Мире Божьем. Вот он, единственный путь спасения в заветном Слове, что дано настоящему художнику от Бога.
     
     

Михаил РЯБИЙ г. ХАНТЫ-МАНСИЙСК




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования