Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №43. 26.10.2007

НЕ ЛИПОВАЯ ПОЭЗИЯ

     Александр ТИТКОВ
     С 15 по 20 октября в подмосковном пансионате «Липки» проходил Седьмой форум молодых писателей России. Попытка объективно рассказать в одной газетной публикации обо всех ста пятидесяти участниках Форума, в лучшем случае, приведёт к составлению «списка кораблей», в худшем – к оглашению «списка личного состава», поэтому ограничимся поэзией. На Форум были отобраны более пятидесяти человек, пишущих стихи. Уровень достаточно разный: от совершенно беспомощных версификаторов (приглашённых, видимо, в надежде на будущий рост), до вполне сформировавшихся поэтических дарований. Впрочем, и тех, и других единицы, большинство же более-менее талантливые молодые литераторы в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет. Исключение составляют лишь семнадцатилетняя москвичка Мария Распопова да шестнадцатилетний Сергей Коленов из Чебоксар. Оба пишут ещё крайне неуверенно, при этом Коленов порою срывается в откровенную безвкусицу:


     Хорошо плевать с балкона,
     Прямо в головы прохожим…
Видимо, мальчику никто не объяснил, что «Дурные советы» Остера всего лишь слабое подражание испанским романсеро, а подражание подражанию вообще моветон.
     
     К «более талантливым» можно достаточно уверенно отнести два десятка человек, отчётливо делящихся на две возрастные группы «дети 70-х» и «дети 80-х».
     Первая группа: Дмитрий (Анатольевич) Румянцев, Алексей Евстратов, Владимир Иванов, Ирина Каренина, Ирина Парусникова, Алексей Олейников, Дмитрий Перевозов, Денис Трудников и Дмитрий (Владимирович) Румянцев.
     Вторая: Николай Дегтерёв, Катерина Кюне, Марат Багаутдинoв, Владимир Жбанков, Алексей Кащеев, Виктория Лейковская, Егор Фёдоров, Татьяна Шуйская, Елена Югай и с очень большим вопросом Валентина Гордова.
     Среди первой группы в качестве уверенного лидера я бы выделил Дмитрия Румянцева. Этого выпускника Омского государственного педагогического университета сложно назвать открытием, так как он уже достаточно давно и прочно заявил о себе. Стихи Румянцева публиковались в журналах «Арион», «День и Ночь», «Дружба народов», «Звезда», «Москва» и, думаю, постоянные читатели указанных журналов не могли не заметить этого поэта.
     Выбрать какое-то одно стихотворение, характеризующее Румянцева, достаточно сложно (и это ещё одно подтверждение его уровня).
     
     

     Декабрист
     Александр Блок

     

      И на обломках самовластья
     Напишут наши имена!

     Александр Пушкин, 1818 г.
     Мы на горе всем буржуям
     Мировой пожар раздуем…

     Александр Блок, 1918 г.

     
     

     В каналы чёрные добавили чернил.
     В снега, истоптанные чернью до Опочки,
     чьи каблуки давно расставили все точки,
     в стихах он голову – перчаткой – уронил.
     
     Жандармы-вороны, повсюду Николай! –
     в монарший век, уже – Второй, торчат расплатой
     усы казацкие… наганы тли бушлатной,
     два царских имени рифмуя: «Расстреляй»!
     
     Дворяне, пестели, апостолы умов,
     зачем вам чаялось служить Прекрасной Драме?
     – Какая Муза бродит стылыми дворами?
     – Чей фарс обычно повторяется: как кровь.
     
     Вот «Пли!» прокатится. Да, выйдя на крыльцо,
     наступит новый день… Служи народной стае.
     Живи один, пророк! – кто оправдает всё,
     кровавой рифмою, как славой, обрастая...

     
     В спину Румянцеву дышит менее именитый, но по-своему не менее интересный Алексей Евстратов.
     Но он слишком часто переходит тонкую черту, разделяющую эпатаж и безвкусицу:
     
     

     Как сучка первый раз под кобелём
     земля поводит рёбрами сугробов…

     
***


     


     Писульки писюльки танцульки на
     х… ж ты, девочка, влюблена?

     
     Подобные строчки могут быть простительны для семнадцатилетнего Коленова, но «автору нескольких сборников стихов» за тридцать лет писать так совершенно недопустимо. Дело не в матерной лексике и нечистоте образов – Лимонов и Алешковский показали, что поэт вовсе не обязан быть жеманной барышней – проблема в видимой неспособности Евстратова справиться с избранной лексикой. Читая его стихи, всё время хочется сказать: «чтобы писать, как Лимонов с Алешковским, нужно пройти помойки и каторгу».
     Из «детей 80-х» мне хотелось бы особо выделить двух молодых поэтов, по всей видимости, обладающих большим потенциалом. Это Николай Дегтерёв и Катерина Кюне. Забавно отметить странное совпадение: и Дегтерёв, и Кюне – студенты Литературного института имени Горького с одного курса. Более того, с одного поэтического семинара Игоря Волгина (наверняка Игорь Леонидович в данном случае сказал бы не о совпадении, а о кропотливом труде мастера-селекционера, заботливо взращивающего молодую поэтическую поросль).
     Будучи студентами одного семинара, Дегтерёв и Кюне живут в совершенно разных поэтических мирах.
     Дегтерёв пишет так, словно он только три дня как вышел из «знаменитых Вологданьских лесов».
     
***


     


     Никуда не уйти от этой прелести,
     От бесовского вина да жару пьяного.
     Пропадёт душа, да канет без вести,
     Одного меня оставит, окаянного.
     
     И лежать мне потом в гробу под саваном,
     Дожидаться то ли Бога, то ли нечисти.
     До Суда до Страшного до самого
     Искупать вину свою, что жил я нехристем.

     
     Мир Катерины Кюне не имеет ничего общего с дегтерёвским. Другое всё от лексики до ритма. Даже когда Кюне пишет о природных явлениях, сразу же видно, что она городской человек.
     
***


     


     с одной стороны дороги жёлтая трава.
                       деревья обнимают фонари
     с одной стороны осенние деревья
                       грустными жёлтыми руками обнимают фонари
     с другой: трава, деревья – как в кривом
                       зеркале, исказившем цвета
     с другой стороны дороги всё словно через
                       зелёный фильтр, исказивший цвета
     …видимо посреди дороги осень сбила машина.

     
     В её постоянных «крестах декартовых координат», «трикстерах», «факсах» и «стратилатах» безошибочно виден человек, проживший как минимум треть жизни в мегаполисе. Видимо, сказывается биография: Катерина родилась в Магадане, жила в Майкопе и Санкт-Петербурге, несколько лет живёт в Москве.
     Естественно, что у «городской» Кюне совершенно другие траблы в голове, нежели у «лесного» Дегтерёва.
     
***


     


     она, с душевной организацией
                       исключительно тонкой,
     влюблялась исключительно
                       в утончённых подонков…
     И после объяснения с очередным,
                       над рюмкой, смешно икая
     Жаловалась простецкому, лучшему
                       из друзей: «Карма моя такая…»
     
     «Говорил ведь…», наливал ей ещё,
                       качал головой угрюмо
     Она выпивала и утыкалась в него, рыдая
     Он не шевелился. Молчал. Смотрел
                       за окно… о чём он думал?
     «Не обо мне… не меня... не со мной…
                       карма моя такая...»

     
     Если применить к поэтической вселенной Кюне лимоновский оборот «мир, полный красавиц и чудовищ», то это современные городские красавицы и чудовища.
     
***


     


     полнолуние гуляет в моей крови
     лунный свет циркулирует в венах
     вхожу, щелкаю выключателем по привычке –
     электрический свет осыпается осколками
     случайно порезав мне палец…
     я зашториваю окно я сижу и смотрю
     как из ранки сочится голубоватый дым
     как свеченье клубится
     как оно принимает формы самых
                       разных лунных существ
     как оно расхаживает по комнате
     как тихо смеётся…
     и я думаю:
     если сделать много-много надрезов
     и повесить под потолком огромного зала
     может быть целый час это будет
     дом причудливых лунных теней,
     скользящих по стенам
     и я буду самым странным светильником,
     пугающим и околдовывающим вошедших…
     
Составляя собственную иерархию участников VII форума в Липках, я поначалу хотел поставить рядом с Дегтерёвым и Кюне Алексея Кащеева. Для этого есть основания – ровесник Катерины и Николая, Алексей замечен и отмечен, его послужной список богат на регалии как новогодняя ёлка на блёски. Но, перечитывая стихи Кащеева снова и снова, я всё время не мог избавиться от чувства «dеjа vu».
     
***


     


     Понимаешь слишком чётко,
     Что у девушки напротив
     МТС, тариф «Семейный»,
     Лифчик третьего размера.

     
     И вдруг, словно ангел-пересмешник прошептал мне в левое ухо:
     
     

     Девочка красивая
     В кустах лежит нагой.
     Другой бы изнасиловал,
     А я лишь пнул ногой
.
     
     Конечно, покойный Олег Григорьев! Вот оригинал, с которого (скорее всего, бессознательно) написан Кащеев. Но, если шутить, то мне более по нраву шутки Марата Багаутдинoва, нежели Кащеева:
     
     

     Хочешь, полосы закрашу?
     Будешь рыжей. Очень даже…
     Только зебра без тельняшки
     Превращается в коняшку.

     
     Несомненно, мой обзор поэтов, представленных на VII форуме, ни в коем случае не может претендовать не только на полноту, но даже на объективность. Некий знаток современной поэзии может с полным правом спросить: «А где, простите, Караковский?»
     Но подобно тому, как мой список является результатом моих эстетических предпочтений, точно так же список участников Форума является результатом отбора, в той или иной мере обусловленного субъективными факторами или даже волюнтаристскими решениями. Если мы обратимся к лонг-листу премии «Дебют», мы увидим совсем иные имена (исключение составляет не впечатливший меня Артём Морс, фигурирующий в обоих списках). Даже при самом настороженном отношении к «дебютантам», придётся признать, что «без Анны Русс картина не полна».
     Тем не менее, словно осколок голограммы, Форум даёт представление о состоянии молодой русскоязычной поэзии как некоего текстового поля. А мой обзор, подобно пробе почвы, позволяет сделать некоторые предположения о том, что на этом поле может произрасти.
     Уверен, что какой бы силой ни обладали отдельные поэты за тридцать, в ближайшее десятилетие их вытеснят на обочину нынешние двадцатилетние.
     
     

     Если в тридцать не известен,
     Если в сорок не богат,
     В пятьдесят уж думать поздно –
     Жизни близится закат…
     Таков закон жизни.

     
     А вот какое место поколение «детей 80-х» займёт в абсолютном зачёте, можно только гадать. Возможно, самое почётное. Если, конечно, те индивидуумы, из которых это поколение, собственно, и состоит, смогут осмыслить уроки русской поэзии ушедшего ХХ века, и сделать из них самостоятельные выводы, найдут в себе силы стать всечеловеком, оставаясь самим собой. Трудно? Но что делать? Даже пчёлам нелегко – нужно тысячу раз облететь липку, прежде чем удастся принести в улей липовый мёд. Удел поэта много тяжелее. Недостаточно ежегодно ездить в «Липки». Нужно «вырасти вровень с колокольнями», дотянуться до звёзд и «заглянуть за горизонт». Скажете: «невозможная задача»? Но, истинного поэта всегда привлекает только невозможное. Потому что, только исполнив невозможное, можно собрать мёд поэзии.
     
     P.S. Мы много раз в нашей газете критиковали Форум молодых писателей за излишнюю политизацию и за чрезмерную приверженность либерализму (подчас в ущерб художественности). Но теперь, похоже, пришёл черёд раскритиковать наших почвенников. Это, конечно, здорово, что на последнем Форуме и левые, и правые на все лады расхваливали стихи Катерины Кюне. Массой комплиментов её наградили Игорь Иртеньев и Александр Казинцев, Кирилл Ковальджи и Сергей Куняев. А что дальше? А ничего. Тот же Куняев-младший сразу огорошил девочку, что журнал «Наш современник» тем не менее её стихи печатать не будет, поскольку они не укладываются в патриотическое направление журнала. Что тут сказать? Советуем Сергею поучиться у отца – Станислава Юрьевича. Он умеет быть более широким и более объективным, поэтому печатает не только руководителей крупных банков, но иногда предоставляет слово ещё и хорошим поэтам, чьи взгляды порой не совпадают с его личной позицией. Беда в том, что Станислав Юрьевич большую часть времени проводит на рыбалке. Ему бы ещё хороших помощников в журнале найти.

Александр ТИТКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования