Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости


Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93
17-04-2015
Образовательная шизофрения на литературной основе
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
Какую память оставил в Костроме о себе бывший губернатор Слюняев–Албин
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
Юбилей на берегах Невы
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common.php on line 93

Архив : №44-45. 02.11.2007


Deprecated: Function split() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common_old.php on line 19

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common_old.php on line 27

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common_old.php on line 28

Deprecated: Function ereg_replace() is deprecated in /home/admin/web/old.litrossia.ru/public_html/utils2/common_old.php on line 29
ЧТОБ ВСТРЕЧАЛИ ТЕПЛОМ

     
     Памяти Вячеслава Белкова
     
     Вячеслав Белков был не только рубцововедом. Он писал прозу (почти никем не замеченная «Повесть о Вологде» отличается особой проникновенностью); стихотворения редкой для нашей поэзии формы – хайку (трёхстишия), опубликованные и у нас, и в Японии; критические статьи о современной литературе. Но главной в его жизни была дума о Рубцове.
     Начинал он со статей в знаменитом «Вологодском комсомольце», большая часть которых вошла в его первую книгу о поэте «Неодинокая звезда» (1989). Надо сказать, что тираж её был неплохим даже по тем временам – 75 тысяч экземпляров. Продавалась книжечка (под знаком библиотеки журнала «Молодая гвардия») в киосках «Союзпечати» по всей стране, Белков стал известен даже в самых глухих углах державы, а уж любители поэзии Николая Рубцова знали это имя и раньше. Вячеслав Белков стал ездить на семинары критиков, на писательские пленумы, широко печатался в журналах, в том числе столичных. Литературная карьера складывалась удачно, шла по нарастающей, как вдруг... Все мы знаем, что стоит за этим «вдруг». Свалилась в пропасть страна, рухнули не только тиражи журналов – сами журналы и целые издательства ушли в небытие, писатели из народных поводырей превратились в таких же, как все, беспомощных и ошарашенных граждан. В Вологодской писательской организации, в которой уже состоял Белков, 1990-е вспоминаются как сплошные похороны – мы провожали каждый год по два человека... Лучше всех об этом времени сказал поэт Николай Зиновьев:
     
     


     От мира – прогнившего склепа,
     От злобы, насилья и лжи
     Россия уходит на небо,
     Попробуй её удержи.

     
     Русского человека можно убить, споить, сгноить, но души его горящей лишить невозможно. Белков каким-то чудом добился разрешения публиковать газетные выпуски-приложения под немудрёным названием «В мире Рубцова» – и это в самые безденежные и бызыдейные, русофобские годы! Именно в начале 90-х открылся в Вологде и первый в стране Рубцовский центр. Менялись его адреса, приходили и уходили помощники, но неизменным был руководитель Вячеслав Сергеевич Белков. Можно сказать, что он сам был рубцовским центром, к которому со всех сторон ручейками текли письма, посылки с книгами, музыкальными записями и фильмами. Квартира Белкова уже тогда была домашним музеем Рубцова, там хранились редчайшие автографы, фотографии поэта, уникальные издания.
     При непосредственном участии Белкова рубцовские центры были созданы в Москве, Питере, Дзержинске и других городах России и СНГ, он помог издать словарь языка Рубцова, содействовал открытию музеев поэта, памятников. Как сказал сам Белков:
     

     Рубцов был дежурным
                              по русскому слову,
     А я вот дежурю
                              теперь по Рубцову...

     Сегодня литературоведческие работы нужны только узким специалистам, однако Вячеслав Белков ещё успел застать то время, когда литературой и критикой интересовалось всё общество. Всегда будут стоять на библиотечных полках и его книги, и самые авторитетные на сегодняшний день библиографические рубцовские справочники, вышедшие в Вологде и Санкт-Петербурге под строгим контролем и любовной опекой Белкова.
     Вячеслав Белков занимался не только библиографическими, но и редкими ныне текстологическими изысканиями, он был непревзойденным знатоком бесконечных вариантов стихотворений Рубцова и лучше всех ориентировался в сложнейшем лабиринте их датировок. Именно к нему обращались за консультациями учёные и исследователи из Москвы и провинции.
     По сути дела, то, чему посвятил свою жизнь Вячеслав Белков, называется практическим источниковедением – основой основ подлинного литературоведения. Сегодня невозможно представить ни одного обзора истории литературы XX века, где бы в разделе о Николае Рубцове не упоминались бы книги вологодского критика.
     В конце 90-х Вячеслав Сергеевич стал издавать в Вологде литературно-художественный журнал «Автограф», который на протяжении девяти лет оставался пусть маленьким, но единственным литературным журналом на всю Вологодскую область. В нём он публиковал не только материалы о Рубцове, но и стихи, прозу, критику самых разных, порой неизвестных авторов из Вологды и области, Москвы, Питера, Сочи... Не понаслышке знаю, как они были благодарны ему за это.
     Всё же основной, задушевной для Белкова мечтой была та, которую, к сожалению, так и не удалось осуществить: он всю свою творческую жизнь писал подробную, «капитальную», по его словам, биографию Рубцова. Раскладывал её по годам, месяцам, дням и даже часам – создавал летопись жизни и творчества поэта. Если собрать части этой летописи, рассыпанные по книгам Белкова («Жизнь Рубцова», 1993; «Первые итоги», 1999; «Рубцов сегодня», 2003), а также по журналам, то получится удивительное исследование, достойное публикации в солидном московском издательстве. Виктор Коротаев однажды посетовал на то, что в книгах Белкова есть «излишняя детализация, перечислительность», однако именно этот «недостаток» оказался, как показало время, достоинством его стиля.
     Много лет Вячеслав Белков по крупицам собирал произведения Николая Рубцова: стихи (открыл более пятидесяти неизвестных!), их варианты, прозу, критические заметки, экспромты и т.д. Только он один был способен составить полное собрание сочинений поэта с комментариями к нему. В апреле 2003 года Белков признался: «Все стихи Рубцова у меня собраны и подготовлены, но комментария пока нет».
     Что же мешало ему реализовать эти планы? Здесь нет одного ответа, всё слишком сложно.
     Мешали нищета и блеск буржуазно-мещанской эпохи, писательская придушенность и связанное с ней уязвлённое самолюбие (начинал-то как!..), равнодушие властей – столько лет он боролся за открытие в Вологде государственного музея Рубцова, жаловался: «Мешают его созданию один-два местных чиновника»; а когда музей всё-таки открыли (в урезанном виде), получил, как его глава, двойную порцию чиновничьей мести. «Крапивное семя» умеет держать в чёрном теле, «кормить завтраками», донимать проверками, требованиями, циркулярами невообразимой глупости (это писатели мыслят образами, а чиновники – инструкциями). Всё это делалось намеренно, чтобы вывести Белкова из себя, загнать его в угол. Тут не только месть, на всё были свои, идеологические причины. Что поделать, если у власти и народа разные идеологии...
     Вячеслав Белков более всего переживал не за себя, даже не за своё дело, а за Россию («За неё болит душа», – признался мне весной 2004 года по дороге в Белозерск на семинар молодых авторов); в 25-м номере «Автографа» даже сочинил что-то вроде манифеста: «Мы считаем, что мы делаем важное дело. Мы за сильную, великую Россию! За то, чтобы в нашей стране люди продолжали творить и читать. За то, чтобы Правительство и Путин служили народу, а не кучке ожиревших наглецов. Чтобы убрать из политики и бизнеса всех предателей России... Мы за то, чтобы в Вологодском крае появлялись новые таланты!»
     Поэт Юрий Максин посвятил Белкову при его жизни стихотворение, которое оказалось пророческим:
     
     

     Замело все пути,
     все дороженьки,
     Повалило родимую ель.
     путник мой,
     береги свои ноженьки,
     по России гуляет метель.
     По России давно уже рыскают
     злые стаи людей и зверей.
     Помоги тебе Господи выстоять,
     добрести до заветных дверей.
     Чтоб встречали теплом,
     а не холодом
     и никто не смотрел на часы,
     чтобы честь,
     бережёную смолоду,
     не унизили взглядом косым...
     По весне
     плакать бедному скворушке,
     заметает родимую ель.
     Ангел мой,
     береги свои пёрышки –
     и тебе добираться в метель.
     
     
Не сберёг...
     

     Тот, кто хоть раз оказывался встроенным в государственный административный механизм, пусть даже в самой неприметной должности, уяснил – из него только два выхода: либо беспрекословное подчинение, либо уход. Белков и ушёл, но ушёл так, как никто и предположить не мог, всё произошло, как в страшном сне. Его добила болезнь, депрессия, от которой он давно страдал...
     Рубцовский центр в Вологде формально существует, но нет человека, который бы смог всего себя отдать служению, как Вячеслав Белков. Ведь он в самые нищие и подлые годы, надрывая здоровье, делал всё, чтобы не погасла, а ярче и ярче горела «неодинокая звезда» рубцовской поэзии.
     Рубцов теперь – целая вселенная. Поклониться надо было в пояс Вячеславу Сергеевичу Белкову ещё при его жизни за подвижничество – так нет, кланяемся теперь его могиле...
     Несколько лет назад во время обсуждения в Вологодском педагогическом университете предложенного мной списка имён в литературный раздел Вологодской энциклопедии два известных профессора наотрез отказались включить в неё поэта Алексея Шадринова и критика Вячеслава Белкова: «Кто такой этот Шадринов? Кто о нём вообще слышал? А Славу Белкова мы все знаем, мы же его учили, его ставить в раздел смешно!» Тогда спор ничем не закончился – каждый стоял на своём... В 2005 году в Москве был издан гигантский словарь в трёх томах «Русская литература XX века», в котором можно прочитать и статью о Шадринове, и ссылки на авторитет Белкова, а в январе 2007-го в областной столице вышла и Вологодская энциклопедия, в которой Вячеслав Белков ещё живой…
     Теперь уже навсегда.

Виктор БАРАКОВ г. ВОЛОГДА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования