Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №17. 25.04.2008

САМОУЧИТЕЛЬ РОССИЙСКОГО ЮРОДСТВА

     
     Вышедшая в «Институте общегуманитарных исследований» книга Петра Калитина «Россия – не для «нормальных», посвящённая всестороннему освещению русского юродства во всех его планах, вызвала нешуточный резонанс в академическом и писательском сообществе.
     В выходных данных указано: «научное издание», а посему – научные советы чуть ли не приравнивают подобную монографию к скандальной молодёжной акции «…ись за наследника Медвежонка», состоявшейся в биологическом музее. (И здесь, и там инициаторами «непотребства» выступили представители факультета философии МГУ… Тенденция, однако…)
     Писатели же – в свою очередь заговорили о крахе классического русского языка как такового… и переходе на некий новый смысловой контент – авторский конгломерат «словесных конструкций и фонетических пост-смысловых построений».
     Менее чем за месяц прошли несколько торжественных презентаций издания, причём две из них – в Центральном Доме литераторов. Представлять столь грандиозный труд Пётр Калитин вызвался исключительно сам… Да оно и понятно…
     Задача профессора была из разряда «развенчивания Чёрной Магии с помощью её же самой». Ну как, скажите, рассматривать внелогическую, да и просто – невербальную практику юродства с помощью классически точных, логически выверенных схем «нормальной» философской науки? Ведь именно отсутствие чётких формулировок и методов исследования – и мешало долгое время изучить феномен юродства в должной мере.
     Калитин, пожалуй, практически решил эту проблему. В результате – автору пришлось самолично окунуться в Традицию и пойти на «контролируемую шизофрению»: волевым усилием расщепить своё сознание, добрую половину отдав под «юродоёмкие безобразия».
     Его книга – жуткий синтез академической науки, большой литературы, жёлтой публицистики и форменного безумия, то есть того, что воспринимается «без ума», посредством какофонии фонетических переливов, магии нетрадиционной звукописи и парадоксальности переиначенных до неузнаваемости концептуальных смыслов.
     Так же, как и этнографическая экспедиция, предоставляющая в своём «итоге» лишь голый печатный текст (без аудио- и видеозаписей, позволяющих уловить собственно «дух» изучаемых явлений) – может считаться полным провалом исследователя, так и книга Калитина неотделима от его противоречивой натуры и неординарного авторского способа «подачи материала». И представляет особую ценность и значимость лишь в контексте самого Петра Вячеславовича. Точнее – экспрессивно-хаотичный личины, собранной из разрозненных фрагментов, тщательно выстраиваемых по подобию «юродствующего бытия».
     Согласен, как учёный – Павел Калитин дотошно исследует различные формы и градации «бытовой стороны русского безумия». Выделяет несколько основных типов: святое юродство, псевдоюродство или кликушество, православную традицию «учёного монашества» и так далее. Делает парадоксальные выводы о Петре Великом, как о «коронованном порфироносном юродивом»…. Или Канте и Хайдеггере – как о «православных секулярных и модернизирующихся мыслителях».
     Но далее – уже на стыке с «ментальным юродством», рассуждает не только о богооставленности России, но и даже о «дьяволооставленной апофатике в России и в русской литературе XX века». Провозглашает «свободу без Бога», которую именует не иначе, как «Свободой Христа».
     Ну а затем, уже безвозвратно «ворвавшись» в зыбкие реалии «идейного юродства», выводит более чем парадоксальное уравнение «подлинно-русской души–духа–слова–и–дела». Чисто визуально формула (Mn = Sn) выглядит куда более изящней знаменитого уравнения Эйнштейна… Но вот что касается расшифровки – то тут можно найти повод для логического суицида пары общественных академий в полном списочном составе.
     Расшифровка формулы звучит довольно витиевато (приведём дословно, но лишь небольшую её часть, чтобы не утомлять читателей излишней премудростью): «…Где «n» – знак логично-тождественного и методически-последовательного ряда антиномий, который и адекватно, и конгениально исключает любые единоверчески-рационализованные оправдания…» Ну и хватит, пожалуй, для первого раза…
     Подход доктора Калитина, надо сказать, весьма своеобразен ко всем сферам бытия. Скажем, на обороте книги (там, где авторы любят размещать собственный пафосный портрет с надутыми щеками) – Пётр Вячеславович с не меньшей помпой водрузил свою фотографию, сделанную более сорока лет назад – в девятимесячном возрасте (направив осмысленный взгляд будущего философа… и голую мясистую попку по направлению к потенциальным «благодарным читателям»).
     На презентации книги в ЦДЛ он объяснил сей странный факт довольно бесхитростно: «В девять месяцев я был гораздо интереснее и внутренне значительней. А дальше – пошли всяческие регалии, которыми я и деградировал». Регалий у Петра Калитина действительно хватает. Доктор философии, профессор, член историко-философского Диссертационного совета МГУ им. М.В. Ломоносова; директор некоего РП ИДО МГИУ; автор пяти монографий и более ста научных трудов; прозаик, поэт, критик и публицист, член Союза писателей России, лауреат Всероссийской литературной премии им. А.В. Дружинина… и прочая, и прочая, и прочая… Так что – вполне хватает, от чего можно «деградировать»!
     Что касается последних, «писательских регалий» – то на этом стоит остановиться подробнее. То, что господин Калитин вытворяет с великим и могучим русским языком – не в силах выразить ни один комментарий. И Велимир Хлебников, и Владимир Маяковский – просто-таки «невинные младенцы» по сравнению с демонической, ударно-эпатажной сущностью калитинского словотворчества. Здесь – не простое видоизменение фразеологии или введение в оборот неких новых, «авторских» слов. На страницах книги профессора Калитина буквально бушует смерч, дерзновенно сокрушающий и превращающий в грамматический хаос все привычные конструкции русского языка. Впору считать слова, которые революционный гений Петра Калитина оставил в их «первозданной красоте».
     На представлении своего эпохального «постнаучного» труда в ЦДЛ Петр Вячеславович стращал собравшихся глобальными откровениями, выдержанных в жанре «неистового иррационализма» (его собственное определение). Проникновенно раскрывал «в духе антиномической напряжённости» истинное символическое значение привычных определений. «Страсть – как искупительная жертва Спасителя. А также страсть – как грех, похоть» – с одержимым блеском в глазах раскладывал по полочкам доктор Калитин смысл собственной методологии анализа «смыслов языка». Начав издалека, понемногу входил в раж и перебрасывался на всё более радикальные примеры: «…Или, скажем, непроизносимое в приличном обществе слово на «б» из пяти букв. Здесь мы видим «лад» – как гармонию и порядок, а также и «ляд» («на кой ляд?») – то есть «чёрта», который сию чудную гармонию стремится сокрушить».
     Развернув перед ошарашенными почитателями своего таланта подобные «сияющие/зияющие» Бездны, экстравагантный профессор не остановился на достигнутом, а методично продолжал шокировать почтеннейшую публику.
     Возвестил, что «философская революция в России ширится и разрастается». Раскрыл глаза общественности на «миньетный характер российской экономики – жадно отсасывающей из собственной земли природные запасы». Изложил более чем своеобразное видение «особой формы логической связки, применяемой исключительно в русской иррациональной философии». Вдохновенно осуществил небольшой экскурс в глубины собственной докторской диссертации, посвящённой учёно-монашеской школе Митрополита Платона.
     При этом «дух вневременного юродства» преследовал Павла Вячеславовича буквально на каждом слове (наверное – это что-то очень заразное, причём передающееся даже посредством печатных жизнеописаний).
     Ведь даже невооружённым глазом видно, что почти каждое слово в книге – (да и выступлениях!) – Калитина имеет несколько глубоких значений. Причём одно из них – обязательно с абсцентным звучанием…
     «Моя книга – не для чтения! Она – для тех, кто готов сходить с ума…и снова на него запрыгивать!» – торжественно декламировал доктор философии, начисто игнорируя все свои «учёные заслуженности» и вгоняя в ступор учёных коллег, присутствующих «при всём при этом».

Дмитрий СИЛКАН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования