Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №26. 27.06.2008

     
     Много ли врагов у России?
     
     Термин «враг», по словам А.С. Пушкина, поистине «неистощим в соединении слов». Иначе говоря, сама жизнь создаёт его эпическое многословие, а уж о врагах Русской земли, российской государственности говорили и писали многие выдающиеся историки, мыслители и литераторы. Ещё из первых летописных источников известны враги древних русичей – это кочевые народы Дикого Поля и хазары. Дальше они становились всё более многолики и, казалось бы, мало что имели общего между собой. Но все они несли на нашу землю великое зло. Об этом – книга Алексея Шишова «Враги России. С древнейших времён до наших дней», вышедшая в издательстве «Вече». В ней представлены почти 50 портретных биографий исторических деятелей, от половецких и монгольских ханов до гитлеровских генералов, Уинстона Черчилля и Гарри Трумэна. Врагов Древней Руси, Российской империи, Советского Союза разделяют целые эпохи, страны и континенты, но о каждом из них в отечественной истории сохранилась «своя» память. И память о ратных подвигах, в которых «опять увенчаны мы славой, опять кичливый враг сражён» (вновь процитирую Пушкина). Тем интереснее взглянуть на всё это «вражеское созвездие», собранное под одной обложкой, на их «братскую», так сказать, могилу. Читателю будет полезно знать, через какие военные невзгоды и государственные катаклизмы прошла Россия, какую выстрадала судьбу. И не успокаиваться в благодушии, что теперь-то нам, при новых «демократических порядках», ничего не грозит. Как раз сейчас-то и идёт самая главная битва за будущее России.
     Но вернёмся к некрополю врагов. Портретную галерею открывает византийский император Иоанн I Цимисхий, прозванный за свой малый рост «туфелькой». Не сумев одолеть князя Святослава под стенами Доростола, он избавился от него руками кочевников-печенегов хана Кури. Вероломство и коварство – родовые знаки отличия врагов русичей. Они проступают подобно пятну на плешке известного деятеля времён сдачи СССР. Следующим в «списке Шишова» идёт степной хан Шарукан, организатор многих набегов на Русь, оставивший на её землях глубокий и кровавый след. Прекратить его злодеяния смог князь Владимир Мономах, сравняв с землёю все главные половецкие городки. (К слову сказать, в 1770 году в Венгрии умер последний человек, который знал половецкий язык.) Так канула в безвестность ещё одна вражья сила. Затем были внук Чингисхана Батый – основатель Золотой Орды, темник Мамай, разгромлённый на Куликовом поле, последний правитель Сарая хан Тохтамыш, «железный хромец» Тимур (Тамерлан), крымчак Девлет-Гирей, Ахмат-хан, чей поход закончился историческим «стоянием на Угре» в 1480 году, судьбоносным для Руси. Ордынскому игу был положен конец.
     Но Запад не уставал «поставлять» всё новых и новых врагов. Венгерский князь Семиградья Стефан Баторий, польский король Сигизмунд III из шведской династии Ваза, самозванцы Лжедмитрии, Карл XII с малороссийским гетманом-предателем Мазепой, воинственный прусский монарх-полководец Фридрих. В этот ряд автор поставил и такого незадачливого ландмаршала шведского риксдага как Карл Эмиль Левенгаупт, которого за военные неудачи его же соотечественники приговорили к смертной казни. А что сказать об американо-польском генерале Тадеуше Костюшко, возглавлявшем разного рода «возмущения» на окраинах России? Хорошо о нём сказал его же вроде бы союзник Наполеон Бонапарт: «Я не придаю никакого значения Костюшко. Он не пользуется в своей стране тем вниманием, в которое сам верит. Впрочем, всё поведение его убеждает, что он просто дурак. Надо предоставить ему делать что он хочет, не обращать на него никакого внимания…» Но и сам Наполеон со своими прославленными маршалами Бертье, Неем, Понятовским (о которых тоже идёт речь в книге) утёрли в России нос.
     Далее вновь возвращаемся к южным и восточным рубежам Отечества. Наследник персидского престола Шах-Заде Аббас-Мирза стремился изгнать «неверных» русских из Закавказья, грозился пойти во главе отцовской конницы даже на Терек, изничтожить христианскую Грузию, добровольно вошедшую в состав России. (Надо бы послать экземпляр книги Саакашвили.) Дело кончилось тем, что русские войска вошли на территорию Персии, а чтобы выплатить контрибуцию, Аббасу-Мирзе пришлось срезать даже бриллиантовые пуговицы со своего мундира. Изгнать Россию с Кавказа пытался и Омер-паша, генералиссимус Турции (настоящее имя этого австрийца-перевёртыша Михаил Латош). Потерпев здесь поражение, он «прославился» особой жестокостью по отношению к мирному населению на Балканах. В книге нашлось место и двум полководцам из Страны восходящего солнца – маршалу Ивао Ояме и адмиралу Хейхатиро Того. Они отметились в генеральных сражениях при Мукдене и Цусиме. Более опасных противников в той русско-японской войне Российская империя не знала. А затем пришёл черёд Вильгельма II, фельдмаршала Гинденбурга, адмирала Сушона, австрийского военачальника Конрада, военного министра Турции Энвер-паша, который мечтал создать великое Туранское государство с границами до Казани. Ну и, конечно же, Пилсудский, Маннергейм, а далее – Гитлер, Геринг, Хорти, Антонеску, Муссолини, Франко, Клейст…
     Постскриптум. На этом перечне врагов автор ставит в книге точку, хотя называется его труд, напомню: «…с древнейших времён до наших дней». Но где же тогда, позвольте спросить, эти самые «наши дни»? Где Горбачёв и Ельцин с их камарильей, разрушившие СССР, сделавшие то, что не смог сотворить Гитлер? Где мелкие пакостницы Олбрайт и Райз? Где, в конце концов, все эти ядовитые новодворские, ненавидящие Россию на животном уровне, желающие ей погибели? Книга явно не закончена, нужен второй том. А эпиграфом к ней могут послужить слова гениального композитора и страстного патриота России Георгия Свиридова: «Россия – грандиозная страна, в истории и в современной жизни которой причудливо сплетаются самые разнообразные идеи, веяния и влияния. Путь её необычайно сложен, не во всём ещё и разгадан, она всегда в движении, и мы можем лишь гадать, как сложится её судьба. Её история необыкновенно поучительна, она полна великих свершений, великих противоречий, могучих взлётов и исполнена глубокого драматизма. Мазать её однообразной густой чёрной краской напополам с экскрементами, изображая многослойную толщу её народа скопищем дремучих хамов, жуликов и идиотов, коверкать сознательно, опошлять её гениев – на это способны лишь люди, глубоко равнодушные или открыто враждебные Родине. Это апостолы зла, нравственно разлагающие народ с целью сделать его стадом в угоду иностранным туристам, современным маркизам де Костинам или просто обыкновенным европейским буржуа. Такая точка зрения на Россию совсем не нова! Достоевский гениально обобщил подобные взгляды и вывел их носителя в художественном образе. Это – Смердяков». Добавлю от себя: поскольку внутренние враги порою гораздо опаснее и смертельнее внешних.
     
     
     
     
     Любовь Астреи в отсутствие Селадона
     
     Между прочтением этой книги и написанием отзыва на неё прошло месяца полтора. За это время я совершенно успел забыть содержание, что говорит о многом. В голове остался какой-то сумбур, помню лишь, что главная героиня – то ли писательница, то ли актриса – очень плохо относилась к детям, а в конце концов вроде бы сама забеременела и успокоилась. Или нет? Пришлось просматривать роман Юлии Лавряшиной (издательство «Гелеос») заново. Называется он «Childfree. Свободные от детей». Обложка, сразу замечу, совершенно несуразная; портит её ещё и преглупая англо-русская вертикальная надпись: «эto modno». Теперь отчего-то действительно стало модным выносить в название смесь нижегородского с иностранным. Этакое лакейство нынешних литераторов и издателей. А аннотация – и того хуже: «Дети – это вредно для любви, для карьеры, для удовольствий! Свободные от детей – свободные от правил и предрассудков! Без комплексов, без заморочек, без тараканов в голове! А может быть, как раз наоборот? Выбери. Согласись. Опровергни. Защити свой мир. Измени жизнь». Читателю нелегко понять, о чём собственно пойдёт речь в книге. Может быть, что-то из жизни тараканов? Но уж точно не о любви к детям.
     Приведу несколько детоненавистнических цитат из романа. «Женщине творческой профессии противопоказано рожать детей» (с. 17). «Я вырастила самую мерзкую гадину, которая презирает всё, что я считаю ценным в жизни. Вы правы: дети – это всегда самое страшное наше разочарование» (с. 38). «Мне хочется поймать его за шиворот и так врезать коленом, хоть сзади, хоть спереди, чтобы этот шакалёнок взвыл на весь зал» (с. 50). «Тупо рожали бы и рожали, в геометрической прогрессии умножая род человеческий, и бродили бы по земле, босые, в шкурах, окружённые десятками вшивых, грязных детишек, – счастливые! Гигантские кролики, овладевшие только одним искусством, одной наукой, одним ремеслом» (с. 118). «Дети вообще не умеют разговаривать тихо, они орут, как итальянцы в их карикатурном изображении» (с. 126). «Те, кто заводит детей – эгоисты! Они думают лишь о том, чтобы нашлось кому заботиться о них в старости» (с. 127). «Дети – это колоссальное количество не компенсируемых ничем проблем» (с. 128). Ну и так далее. Ближе к концу романа выясняется, что главная героиня (действительно писательница и бывшая актриса) физически не может иметь детей в результате аборта, оттого и комплексует: «Моя память торопливо начинает искать файлы, заполненные читательскими восторгами… Чья это ладошка? Одной из моих дочерей, которых выскребли из моего тела, испугавшись недосыпа? Спокойная ночь, не прерываемая криками младенца, стоит того, чтобы придушить его в колыбели? Чеховская девочка, обезумевшая от бессонницы, стояла перед глазами, пугала: вот так будет!» В итоге героиня, пережив короткий роман со шведским литератором, отказавшись от выгодного предложения написать нечто за олигарха, разобравшись со своими любовниками и собственными творческими потугами, возвращается в Москву. В сознании её всё это время жива обида на мать, которая отдала всю свою любовь младшему сыну. Не в этом ли и кроется её болезненное душевное состояние? Может быть, и так. Но, скорее всего, не надо романы писать. Впрочем, Хемингуэй в своё время правильно сказал: «Дети и книги делаются из одного материала – или ты хороший отец, или хороший писатель».
     Постскриптум. Когда-то давно французский литератор де Юрфе написал роман «Астрея», где речь шла о перипетиях любви пастушка Селадона и пастушки Астреи. Автор исхитрился высосать из пальца 10 томов объёмом 5000 страниц, и из-за его смерти произведение осталось так и неоконченным. Но было положено начало «сериалам» дамских романов, доныне переполняющих книжные лотки.
     
     
     
     
     Спросить с Леонарда
     
     Издательство «Центрполиграф» предлагает читателям роман классика детективного жанра Элмора Леонарда «С мёртвого никто не спросит» (перевод, правда, неизвестно чей – анонимный, но это не столь важно). Автор – лауреат премии Эдгара По, имеет звание гранд-мастера Американской ассоциации писателей-детективистов. Им написано более четырёх десятков книг, многие из них экранизированы. Профессионал, что и говорить. Если вам нечем заняться и хочется провести часок-другой за увлекательным и головоломным чтением – возьмите в руки его роман. Действие в нём разворачивается стремительно, но автор показывает пример того, как можно выйти за пределы жёстко очерченных границ жанра. Дело в том, что убийца известен с самого начала. Это маниакальный киллер Клемент Мэнселл по прозвищу «оклахомский дикарь». Пистолет он пускает в ход, не раздумывая. Порою любит просто покалечить, нагнать на человека страх. Словом, полный отморозок. Противостоит ему детектив Реймонд Круз. Вся интрига в том, чтобы застукать Мэнселла на месте преступления, поскольку тот с помощью опытной адвокатессы Кэролайн Уайлдер постоянно ускользает от правосудия. Казалось бы, собраны все доказательства причастности его к убийству судьи Гая, а вот, поди ж ты…
     В конце концов, за Мэнселлом начинает охоту албанская диаспора, на которую тот неблагоразумно «наехал». А детектив вступает в интимную связь с Кэролайн, пытаясь достучаться до её сознания, объяснить ей, какой нехороший человек её подзащитный. Но понимает она это лишь тогда, когда «оклахомский дикарь» расквашивает ей нос и отбирает чек на шесть тысяч долларов. Тут уж адвокатесса целиком становится на сторону честных полицейских. В результате совместной операции детективов и албанцев киллера загоняют в подвал, запирают там в потайной комнате и оставляют умирать. Это было бы логическим завершением романа, тем более, в стиле Эдгара По с его замурованным героем из «Бочонка амольтиадо». Но тут автор решил пойти по голливудскому пути. Реймонд Круз возвращается в подвал, выпускает убийцу и устраивает с ним стрелялки на ковбойский манер – кто быстрее. И справедливость, разумеется, торжествует.
     Постскриптум. Надеюсь, что, рассказав сюжет, я нисколько не отвадил читателя от этого действительно увлекательного романа. В нём ещё много неожиданных ходов и по-настоящему мастерских диалогов. Не знал я только, что преступника поймать в Америке столь сложно. Может быть, это исключительный случай? Так или иначе, но два часа у вас пролетят незаметно. Правда, и ума особого не прибавится.
     
     

Александр Трапезников




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования