Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №26. 27.06.2008

ДАМА С СОБАЧКОЙ ИЗ МАЙОРИ

     Евгения ЛЬВОВА
     Мы приехали в Майори в июле. Погода стояла прекрасная, дождей не обещали. И в первое же утро, очень рано, направились к морю. Садовник поливал цветы, стояла тишина. С ближней улицы Йомас, чистой и ещё пустой, доносился запах свежемолотого кофе и аромат ванильных булочек.
     Спустились по пологой каменной лестнице к морю. На берегу – ни души, только чайки важно бродят возле воды. Бросили полотенца на лавочку и начали утреннюю пробежку. Песок был чист и прохладен. Когда мы, притомившись, вернулись к лавочке, то впервые увидели Её. Очень старая, худощавая дама сидела на каменной скамейке, подложив под себя шерстяной коврик. На руках Она держала маленькую собачку. Нас Она не замечала – её взгляд был устремлён вдаль, к морю. Мы отошли в сторону, чтобы не потревожить Её мыслей и тихо вошли в море, поплавали и вернулись, чтобы одеться и идти на завтрак в Дом творчества. Проходя мимо, я отметила Её причёску – седые волосы были тщательно уложены вокруг висков, на ней было тёмное платье, руки лежали на коленях.
     На следующий день, рано, мы отправились на берег моря. И сразу увидели Её, сидящую неподвижно на том же месте. Чтобы не потревожить Её покой, мы говорили шёпотом, а когда возвращались после купания, Её уже не было, Она ушла.
     Так продолжалось недели две, до тех пор, пока Она впервые на нас посмотрела. Я набралась смелости пожелать Ей доброго утра. Она улыбнулась, кивнула в ответ. С этого дня мы обязательно с Ней здоровались, а потом Шура (мой муж) купил несколько белых роз и положил их на то место, где Она обычно сидела. Сами мы спрятались в кустах, чтобы не смутить Её. Она пришла в то же время, что и обычно, но увидев цветы, остановилась и огляделась. Затем осторожно положила их, сев на коврик, себе на колени, и мы увидели Её улыбку – добрую, светлую и радостную. Мы тихонько удалились, но на следующее утро Она пришла раньше, чем обычно, молча поманила к себе и дала нам по конфете. При этом не было сказано ни единого слова – просто Она так благодарила нас. Потом мы осмелели, сели рядом, представились, Она назвала своё имя. Сказала, что живёт постоянно в Риге, а летом приезжает погостить к сестре, в Майори. Так началось наше знакомство.
     А лето было в самом разгаре. Мы ходили в гости к одной нашей знакомой – она отдыхала в Доме творчества писателей в Дубулты. По дороге неизменно встречали драматурга Арбузова. Не обращая внимания на проходящих, он работал – шептал про себя фразы, чему-то улыбался, вдруг останавливался, разводил руками и шёл дальше. По берегу ходил тихий Аркадий Райкин, а потом по дороге к Маше мы увидели Юрия Любимова. Он, загорелый и весёлый, плескался в воде; а на берегу, в тени, сидела и смотрела на него Людмила Целиковская, худенькая и печальная. И лишь один раз видели мы Юрия Трифонова. Он был большой, в сильных очках, и направлялся к морю.
     Шура сказал: «Вот как нам повезло! Сразу всех увидели, в Москве это не бывает». Шли дни, однажды мы решили купить для московских друзей любимый ими сыр «рамбинас».
     Зашли в магазин, но в этот момент рядом остановилась машина. За рулём сидела Целиковская, рядом дремал Любимов. На заднем сиденье были сложены чемоданы и одежда. Мы поняли, что они собрались ехать в Москву и решили купить на дорогу продукты. Целиковская вошла в магазин и начала делать покупки, а Любимов не выходил из машины и дремал, положив голову на спинку сиденья. Когда покупки были сделаны, Целиковская с пакетами направилась к машине. Было видно, что ей тяжело, но Любимов этого не замечал. Шура рассерженно сказал: «Ведь она еле живая, а он ей и помочь не встал!» Машина тронулась, а мы молча пошли к морю. С тех пор мы не видели эту пару; потом узнали, что в мир иной ушла Целиковская, а Любимов уехал за рубеж на долгие годы.
     Когда мы пришли к морю, на своё обычное место, дама уже была там и посмотрела на нас с удивлением – обычно мы не нарушали распорядок дня, и Она успела к этому привыкнуть. Мы поздоровались, подошли, Она улыбнулась нам приветливо и молча пригласила нас сесть рядом. У Неё в сумочке был старый конверт. Она открыла его, вынула фотографию молодого мужчины в морской форме. Сказала: «Это мой муж, он утонул много лет назад в этом море, с тех пор я и прихожу сюда, смотрю на воду и вспоминаю его. Это был необыкновенно сильный и добрый человек, мы были счастливы. Вот его нет уже очень много лет, а я всё ещё жду его». И замолчала. Что мы могли Ей сказать? Она бережно спрятала в конверт фотографию, поднялась со скамьи и пошла по дорожке. Мы не удержались и пошли за Ней. Она заметила нас и не рассердилась. Так мы шли втроём, довольно долго, и молчали. Она остановилась и спросила: «А вы были на рижском рынке?» Мы не были. «Зря» – сказала Она, и повезла нас в город на электричке. Рынок был великолепен, продавались фрукты, ягоды, домашний ароматный хлеб, мясо, цветы и ветки калины. У нас глаза разбежались. Она взяла меня за руку и подвела к прилавку, где были разложены медовые соты и банки с душистым мёдом. «Вот, – сказала Она, и мы впервые увидели Её улыбку, – купите этот мёд, и мы будем вместе его есть прямо тут, на рынке». Мёд был такой вкусный, что оторваться от него мы были не в силах. А Она смотрела на нас и улыбалась. Затем мы попрощались. На следующее утро мы пришли на наше место к морю, но Её там не было. Не пришла наша знакомая и в следующие дни. И только в тот день, когда нам было пора собираться в Москву, мы нашли на скамье две пушистые астры. Она оставила нам их как знак дружбы и признания, но саму Её мы больше не видели. Так закончилась эта история – мы вернулись домой, сели пить чай в кухне, потом Шура отправился на лекции, я в институт, но вечером мы говорили только о Ней одной. Эта встреча словно перевернула всю нашу жизнь, заставила заглянуть в свои души. С тех пор мы уже не бывали в Майори, но мы навсегда благодарны Ей.

Евгения ЛЬВОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования