Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №27. 04.07.2008

ПРОЩЕ ПРОСТОГО

     Роман Балаян
     Искусство – выражение духовной сущности человека. Народа, времени, государства… Эту истину ещё раз подтвердили фильмы, показанные в рамках 30-го Московского международного кинофестиваля.
     
     Наше «тоталитарное» прошлое
     
     Режиссёр Роман Балаян родился в Азербайджане, учился в Армении, живёт и работает на Украине. На пресс-конференции после показа фильма «Райские птицы» он признался: «По статистике, 70% жителей бывшего Советского Союза с ностальгией вспоминают о том времени. Но 30% населения, в основном творческие люди, тогда страдали. Этот фильм мы сделали для того, чтобы люди не хотели вернуться в прошлое».
     Возможно, именно эта «творческая задача» – снять антисоветскую ленту – и побудила власти профинансировать фильм. Картина стала самым дорогим для Украины кинопроектом последних лет (около 3,5 млн. долл.). И 70% затраченных средств – государственные.
     Действие фильма разворачивается в Киеве в 1981 году. КГБ прослушивает телефоны, следит за «неблагонадёжными» и планомерно, шаг за шагом, уничтожает ростки инакомыслия. Молодой писатель Сергей, автор талантливого неопубликованного романа «Станция Кноль», знакомится с диссидентом Николаем Петровичем (роль Олега Янковского). И тут выясняется, что литературный критик Николай Петрович и его молодая подруга Катенька умеют летать. Причём не в метафорическом, а в физическом смысле. Более того, возлюбленные на днях собираются улететь в Париж. Знакомство с Сергеем меняет их планы. «Все великие писатели умели летать», – утверждает старый диссидент и даёт уроки воздухоплавания молодому коллеге. Катенька тем временем влюбляется в Сергея. КГБ арестовывает Николая Петровича, а молодые люди улетают в Париж.
     Казалось бы, желанная свобода передвижений обретена. Увы, но она сталкивается с экономическими оковами: в Париже Сергею почему-то не пишется, а деньги, которыми снабдило его западное издательство, уже на исходе. Кроме того, влюблённые потеряли способность летать. Катенька, узнав о смерти Николая Петровича, выбрасывается из окна, Сергея тайно вывозит на родину КГБ. Здесь главный герой сходит с ума от пережитого и заканчивает свои дни в психиатрической больнице.
     Жизненный опыт и мастерство удержали Р.Балаяна от лобовых решений, и потому фильм получился не антисоветский, а антидиссидентский. Герои, несмотря на трагизм ситуации, в общем, и смешны, и жалки одновременно. Это слабые эгоистичные люди, лишённые какой-либо внятной идеи, кроме собственной «свободы передвижения» и «свободы творчества». Особенно пародийно они смотрятся, когда в кадре звучит ангинный голосок Окуджавы «Дай же ты всем понемногу, и не забудь про меня…», или когда герои молитвенно взирают на «Влюблённых» Марка Шагала.
     Одна из примет «тоталитаризма» в «Райских птицах» – радио, рассказывающее о совещании свекловичниц. Радио звучит и в конкурсном фильме «Дзифт» модного болгарского театрального режиссёра Явора Гырдева. В «тоталитарной» стране в 50-е годы оно мрачно передаёт «точное время» и больше ничего. Если для Балаяна СССР, надо полагать, ад, из которого устремляются на волю «райские птицы», то для Гырдева социализм – «дерьмо» (именно так со сленга переводится название фильма). С точки зрения автора фильма, Болгария – безусловно, «пострадавшая» сторона. Потому лента начинается с картинки тюремной жизни под «Раскудрявый, клён зелёный, клён резной…», а завершается панорамой «тоталитарной» жизни страны в 50-е годы под песню: «Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех».
     Сюжет фильма таков: в 1940-е годы главный герой картины, парень по кличке Моль, и его подруга по кличке Богомолка вошли в сговор с опытным преступником Слизнем, чтобы ограбить ювелира из белогвардейцев-эмигрантов. В результате Моль оказывается в тюрьме за несовершённое убийство. На свободу он выходит только через 15 лет, уже при коммунистах, и отправляется в поход по «тоталитарной Софии» в поисках своей подруги и алмаза, спрятанного в трупе. Действие постоянно перемещается из 50-х в 40-е и обратно. Герой за кадром комментирует происходящие события.
     К сожалению или к счастью, но ещё ни одному художнику не удавалось победить то, что называется правдой жизни. Я.Гырдев без размышлений пользуется клише «социализм – это плохо», и такая одномерность губит всю его работу, превращая её в пародию. Цель, которую ставит перед собой главный герой («свалить в жаркие страны»), и средства, выбранные для её осуществления (ограбление), не убеждают зрителя, что «виновник» столь убогого существования – социальный строй, и уж тем более СССР. Возможно, такие фильмы и полезны для национального «самоуспокоения». Но шедеврами они от этого не становятся.
     
     
     Наше беспросветное настоящее
     
     Если на экране тупые герои, мордобой, надуманные проблемы, мат, крики, водка и совокупления – можете не сомневаться – это новое «российское» кино.
     Фильм Екатерины Шагаловой «Однажды в провинции» (основной конкурс ММКФ) продолжил эту скорбную традицию. Уж не первый раз режиссёры совершают «путешествие из Москвы в Россию», и пока все эти попытки терпят крах – слишком экскурсионный взгляд у «приезжих» инженеров человеческих душ на аборигенное население.
     Однажды в провинцию (фильм снимался в Подольске) приезжает звезда телесериала «Братва», дочь генерала Настя. Ей больше не к кому идти, кроме родной сестры Веры. А у той сильно пьющий и периодически избивающий её муж Коля, который получил тяжёлую травму головы в «горячей точке», куда его когда-то отправил тесть-генерал, не желавший такого мужа своей дочери. Друзья Коли – ему под стать: дебоширы и пьяницы из бывшего «фронтового братства». Удивительное дело, но в этом бедном захолустье весьма «сочные», «фактурные» скинхэды (!) – если бы не последующие разъяснения, можно было бы подумать, что на экране спецназ ВДВ. Коля и его друзья – борцы за справедливость: они избивают скинхэдов, а восточной семье, стопроцентно положительной, дарят автомобиль, сделанный из подручного хлама.
     Картина одновременно и беспомощная, и претенциозная. Режиссёр, кинематографист в третьем поколении (дочь Александра Миндадзе, внучка Анатолия Гребнева), поднимает тьму «модных» проблем. Тут и контуженые солдаты, никому не нужные после войны, и межнациональной ненависть, и «бытовая» дружба народов, и безысходность российской глубинки, и проблема насилия в семье… И т.д. и т.п. Но создаётся впечатление, что отношение у автора действа ко всему этому «ужасу» глубоко «параллельное» (да так оно, в общем-то, и есть). Аборигены для режиссёра всего лишь «материал» для кинематографического исследования. Утрата чувства гуманизма, человечности – это качество свойственно очень многим «деятелям культуры» новой волны. И здесь же – самоуверенность, отсутствие творческой тревоги, ответственности за сделанное. Что ж, услужливая критика похвалит. Но для чего были потрачены огромные деньги, задействованы немалые человеческие ресурсы, убиты месяцы жизни?!
     Впрочем, была на ММКФ и другая провинция. К сожалению, не русская, а казахская. Фильм Сергея Дворцевого «Тюльпан» в Каннах признали лучшим в программе «Особый взгляд». Режиссёра наградили за идейную и эстетическую оригинальность. В течение года картина будет демонстрироваться в учебных заведениях Франции. В Москве фильм шёл в рамках программы «Гала-показ».
     Для опытного документалиста Дворцевого это дебютная лента. И сразу – мировой успех! Правда, «Тюльпан» он снимал долго – четыре года, а сам фильм – ко-продукция нескольких стран (Казахстан, Германия, Россия, Польша и Швейцария).
     Удивительное дело, но отсутствие на экране тупых героев, мордобоя, мата, криков, водки и беспорядочных совокуплений позволило режиссёру показать провинцию (вернее, глухую казахскую степь) гораздо точнее и пронзительней, чем его российским коллегам. В фильме молодой казах мечтает о белой юрте, о собственной отаре, о благополучной и счастливой жизни. Он приезжает к сестре, работает помощником чабана, и каждый день сталкивается с бедным бытом и убогим досугом. Всё это можно изменить, если девушка по имени Тюльпан (единственная невеста на пятьсот вёрст в округе), согласится выйти за него замуж. Тогда парню дадут отару, и он сможет построить свою жизнь так, как ему мечтается. Но девушка уезжает в город, а главный герой остаётся в степи – там, где гуляют пыльные бури и где его ждёт ежедневный тяжёлый труд.
     В незамысловатой картине Дворцевого много поэзии, любви и внимания к людям, уважения к труду и своим героям. В фильме есть своя интонация, абсолютно естественная и незаёмная. Автор самостоятелен и честен. Такая позиция позволяет ему очень скромными кинематографическими (и финансовыми) средствами снять достойное кино. Жаль, что не в России…
     
     
     Будущее – за патриотами
     
     И всё же наибольший зрительский успех сопутствует картинам, где действуют смелые, отважные и мужественные герои. Это показал и ММКФ. Приз зрительских симпатий достался фильму «Для моего отца» (совместное производство Израиля и Германии). Режиссёру Дрора Зархави удалось создать образ красивого человека, способного к самопожертвованию. Это молодой араб Терек – благородный, мужественный парень, в недавнем прошлом – подающий надежды футболист. Но обстоятельства сложились так, что он должен стать смертником. В Тель-Авиве, куда героя забросили палестинские боевики, детонатор в решающий момент не срабатывает и террорист неожиданно получает 48-часовую отсрочку.
     За этот короткий срок Тереку открывается многое. На его пути оказывается девушка-еврейка, сбежавшая из ортодоксальной семьи. Он может её полюбить… А вот и бывший тренер готов снова взять его в футбольную команду – Терека ждёт блистательная карьера. Сам террорист уже не испытывает ненависти к потенциальным жертвам – в общем-то, обыкновенным людям. Но долг и слово превыше всего – пути назад нет. Герой картину спасает, а портит её неопределённость – ответа на вопрос «Кто виноват?» у режиссёра не находится.
     «Долг и честь» – ключевые качества в понимании образа Терека. На этих же опорах строится повествование в китайской ленте «Война на другом берегу». Режиссёру Ли Синю удалось снять удивительно красивый, хотя и несколько «детский», фильм.
     Картина повествует о том, как летом 1937 года японцы под надуманным предлогом вторглись в Китай. Гоминьдановские войска, плохо вооружённые и разобщённые, не могут оказать серьёзного сопротивления. Одной из целей нападения стал Шанхай. В этом городе жил восьмилетний мальчик Хай Нань. Его глазами и показана эта история.
     Хай Нань – мальчик из обеспеченной семьи. Его отец – бизнесмен, хозяин магазина детских игрушек; мама – диктор на радио. Склад магазина находится на другом берегу реки, куда ведёт не только мост, но и сточная труба, по которой Хай Нань иногда отправляется в рискованные путешествия. В ходе войны китайские войска занимают склад – стратегически важную точку обороны. Так Хай Нань знакомится с китайскими солдатами, которым суждено погибнуть во имя родины.
     Именно долг и честь не позволяют солдатам нарушить приказ, а отцу-бизнесмену – наживаться на войне (в своём магазине он размещает детей-сирот). Эти чувства заставляют главу семейства взять в финале картины пулемёт и пойти на верную смерть, чтобы спасти сына, а значит, и будущее Китая. Идея простая, но она «работает». И мы можем предположить, что так называемый «средний уровень» азиатских картин скоро будет на порядок превосходить всё, что делается в Европе и Америке. (Не говоря уж о России…)
     Ну а победителем 30-го ММКФ стала картина иранского режиссёра Реза Мир Карими «Проще простого». Это скромный фильм о жизни домохозяйки – на экране зритель видит один день, выхваченный из обыденности. Впрочем, если воспринимать фестивальную награду как некое послание и наказ отечественным кинематографистам, то посыл совершенно точный. Суть его в следующем: думайте самостоятельно, не живите штампами, любите человека и своё дело. Не гонитесь за модой, не следуйте конъюнктуре, не плюйте в прошлое. Уважайте национальную культуру, будьте внимательны и бережны к повседневности. Ведь это, действительно, проще простого…

Лидия СЫЧЁВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования