Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №27. 04.07.2008

ФИЛОСОФСКИЕ ОСКОЛКИ

     Александр КОРОТЕНО
     Александр Коротенко пришёл в литературу из парфюмерного бизнеса. Однако этим пахучим видом деятельности он занимался не всегда. До этого он много лет отдал службе в органах прокуратуры. А ещё раньше, так сказать, на заре юности играл в рок-группах и сочинял музыку… Впрочем, давайте дадим слово самому автору, недавно выпустившему дебютную книгу «Осколки» в издательстве «РИПОЛ классик».
     
     – Я родился, – рассказывает Александр, – в семье юриста, и отец моего отца тоже был юристом. И брат моего отца – юрист. Моя родная сестра тоже юрист. Поэтому моё движение в этом направлении было предопределено. Но с той лишь разницей, что я хотел, конечно, заниматься музыкой. Когда мне было где-то лет четырнадцать-пятнадцать, я создал первый рок-коллектив, через некоторое время ещё один.
     – А вот эти рок-коллективы – это дань моде, ваш бунтарский характер, или способ понравиться девушкам?
     
– Может быть, это был какой-то комплекс, но сказать, что именно это было, я не могу. С чего это началось? Я не знаю. Мне просто хотелось играть. Тогда были различные пластинки, гитары, музыкальные инструменты – на меня это производило очень сильное впечатление. Мне этого хотелось.
     – Это увлечение прошло со временем?
     
– Ну, можно сказать, что прошло, если не брать во внимание то, что у меня дома сейчас три гитары и полная ударная установка. Все инструменты ручной работы.
     – Возвращаясь к вашей юности...
     
– К концу школы для меня основным увлечением была психология и философия. Поэтому первоначально я хотел стать философом. Но отец меня здесь скорректировал, сказав: «Ну что ты будешь делать с философским образованием? Будешь преподавать? Тебе это что, интересно? А так ты будешь юристом, бойцом! Там себя найдёшь!» И я решил для себя так, что, в принципе, юриспруденция – это область философская.
     – Александр, расскажите, пожалуйста, откуда пришло ваше увлечение творчеством?
     
– У каждого человека есть несколько жизненных линий. Вот как происходит у меня: одна линия жизни – это творчество, другая линия жизни – моё «я» и его формирование, совсем другая, также параллельная, – деловая линия.
     Если в двух словах, то меня всю жизнь занимали вопросы творчества, они всегда стояли у меня на первом месте. Писать я начал достаточно рано, но не придавал этому значения, поскольку это был естественный процесс для меня – многие вещи я даже не записывал.
     – Давайте перейдём к вашей книге, к «Осколкам»...
     
– Всё, что я делаю, это не есть какие-то разрозненные впечатления. У меня есть своя, чёткая, ясная для себя философская доктрина. Вообще, по моему глубокому убеждению, сейчас выход философии из кризиса, в котором она находится с 60-х годов, – это индивидуальная философия. То есть если раньше философские доктрины носили какой-то обобщённый характер, и их могли признавать или не признавать некоторые люди, то сейчас пришло время, когда каждый человек должен для себя сформулировать свою философскую доктрину. У меня она сформирована, сформулирована. Исходя из неё я и занимаюсь своим творчеством. То есть это осмысленный процесс.
     Следующий роман, над которым я уже начал работать, будет напрямую касаться многих выводов, к которым я пришёл, и напрямую будет их иллюстрировать и реализовывать. Это будет современное по форме произведение, скорее модернистское. Довольно сложное произведение. Рабочее название «Трепанация».
     – А какая-то общая идея есть? И почему «Осколки»?
     
– «Осколки»? Во-первых, я тяготел к малой форме, я специально сознательно не хотел, чтобы эти произведения были большими. Хотел, чтобы они были маленькими, компактными. Во-вторых, некоторые рассказы носят характер незавершённости. Но, на мой взгляд, это не только завершённость, а это как раз есть реализация иллюстрации какой-то философской идеи. Большего не надо абсолютно. И, естественно, я немножко экспериментировал в том плане, что они очень разные по интонации, иногда может создаваться впечатление, что они написаны абсолютно разными людьми.
     Связь в этих рассказах только во мне. Это жизненное проявление в самых разных плоскостях. Это калейдоскоп.
     – Не знаю, обратит ли кто-то внимание, но у каждого рассказа есть эпиграф. Зачем этот ход? «Из неопубликованного» и т.п.
     
– Зачем? Во-первых, для меня это развлечение. Раньше я не встречал в литературе подобного. Во-вторых, для меня это будет индикатором внимания читателя. Потому что внимательный читатель сразу поймёт, о чём идёт речь. А кроме того, эпиграф действительно реален по отношению к произведению. И я никого не обманываю. Я пишу «из ненаписанного Ницше». Другое дело, что я такой приём не находил в литературе. Я, можно сказать, первый, кто это сделал.
     – Александр, а имели ли вы литературные амбиции, когда решили издаваться?
     
– Дело в том, что я внутренне знаю, что я талантливый человек. Мой жизненный опыт иллюстрировал это. Всё, за что бы я ни брался, – всё получалось. Я увлекался и всегда любил живопись, музыку, литературу. Я начитанный человек, естественно. Когда я писал, я не стремился, чтобы это было похоже на кого-то, или непохоже. Я просто стремился к тому, чтобы это соответствовало моему внутреннему «я», чтобы это отвечало каким-то моим внутренним ощущениям. Древние – Сократ, Платон, не записывали ничего, за ними записывали ученики. Потому что они считали, что записанная мысль – мертва.
     – У вас наверняка есть любимые писатели или литературные произведения?
     
– Да, есть писатели, которые мне очень нравятся. Например, Хорхе Луис Борхес. Мне импонирует прозрачность и поэтичность его письма. Ещё: Кобо Абэ, Габриэль Гарсиа Маркес, особенно рассказы. Из русских, пожалуй, Достоевский, хотя я считаю его излишне разрекламированным. Чехов. Уважаю Булгакова, хотя не считаю оправданным ради сюжета искажать исторические факты, как он это сделал с Понтием Пилатом.
     – А из современных авторов предпочитаете кого-нибудь?
     
– Мне очень интересен Джон Фаулз. Его постмодернизм очень близок к мистическому реализму. Богатое воображение и стильное изложение мысли.
     – Сейчас многие бизнесмены и политики пишут книги о своей жизни, о действительности, об успехе. Почему вы не стали писать подобную книгу?
     
– Я не знаю. Это уже вопрос вкусовых предпочтений. Мне нравится и всегда нравилась фактура жизни с точки зрения глубинного понимания. В моей жизни были интересные ситуации, для того, чтобы они были интересные ещё кому-то, этим людям надо быть мной, потому что когда ситуация происходит, это есть резюме чего-то, результат. Может быть, этому предшествует моя жизнь, моё отношение к действительности. Если это интересно мне, это не значит, что это будет интересно другим людям.

Беседу вела Алина ВОЙНОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования