Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №27. 04.07.2008

ПЕРЕВОДЫ ВЛАДИМИРА БОЯРИНОВА

     Наш юбиляр
     Владимиру Бояринову 60 лет. Трудно даже поверить в эту цифру, столь молод он душой, столько энергичен и активен. Но за плечами уже большой путь. Путь творца и общественного лидера. Много вех в жизни Владимира Бояринова, связанных с писательской и общественной работой. Итоги? Десятки книг стихотворений, десятки детских книг, бессчётное количество публикаций, процветание, возглавляемых им писательских организаций. Но есть и ещё одна ипостась – это переводы. Эта работа велась всю жизнь. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей избранные переводы Владимира Бояринова и горячо поздравляем его с юбилеем. Пусть ветер всегда дует в ваши паруса, Владимир Георгиевич!
     
     


     
Сулейман СТАЛЬСКИЙ

      Перевод с лезгинского

     КАК ВРАЗУМИТЬ ЛЮДЕЙ НАМЁКОМ

     Один, не завалив верблюда,
     За нож схватиться норовит.
     Другой – куском невесть откуда
     Не подавиться норовит.
     
     Не отличит парчи от шёлка,
     А сам, не размышляя долго,
     В дела купеческого толка
     Вовсю пуститься норовит.
     
     Повадкой схожий с псом паршивым –
     Лжёт, но зовёт себя правдивым,
     Перед народом терпеливым
     Святым явиться норовит.
     
     Да сгинь ты, подлый пёс, покуда
     Язык твой не наделал худа.
     Стервятник от честного люда
     Всегда укрыться норовит.
     
     Слова красны, но что в них толку,
     Когда в делах подобен волку.
     Слепец, но нитку вдеть в иголку
     Такая птица норовит.
     
     И в настроенье слишком рьяном
     Сравниться хочет с пахливаном*,
     И по канату над майданом
     Он в пляс пуститься норовит.
     
     На небеса – кто побогаче –
     Ползут по лестнице удачи,
     Всяк в райских кущах, не иначе,
     Определиться норовит.
     
     Другой – души в себе не чает:
     Хоть ни аза не различает –
     Всё веским словом отмечает,
     В речах излиться норовит.
     
     Ещё скажу вам по секрету,
     Что Сулейман под песню эту
     По собственному же совету
     Остепениться норовит.
     
     
1919
     
     * канатоходец (лезг.)

     
     

     БОГАЧИ-ЧИНОВНИКИ

     Ваш нюх и жадность на рубли
     Уже давно оглаской стали.
     И бедняки моей земли
     К вам подходить с опаской стали.
     
     Вы злы, как псы. Во всём права
     Людская со слезой молва,
     Что «утро доброе» слова
     Насмешкою и сказкой стали.
     
     И на привычное «салам» –
     «Зы-дра-стуй», – с горем пополам
     Теперь цедить сквозь зубы нам
     Вы с важностью дурацкой стали.
     
     И, вместо «гюр» сказав «мука»,
     Вы требуете «ма-ла-ка»,
     Не веря, что для бедняка
     Они давно побаской стали.
     
     Не человек уже – «погон»
     Берёт не плату, а «прогон»,
     И зуботычины вдогон
     Уже обычной «встряской» стали.
     
     Привыкли взятки вы стеречь,
     А позолота лбов и плеч,
     Чужая в искаженье речь
     Для вас двуличной маской стали.
     
     И вот подумал Сулейман:
     За «просвещённый» свой обман
     Держаться вы, как за карман,
     Пред близкою развязкой стали.
     
     
1913 – 1914

     
     
     
     

     
Магомед-САИД ПЛИЕВ

      Перевод с ингушского

     МНЕ БЫ ХОТЕЛОСЬ

     Пока не упал я на землю родную
     Надломленной веткой, листком ли сухим, –
     Живу и надеюсь, люблю и ревную,
     И не притворяюсь слепым и глухим:
     Иду по дорогам, всё выше зовущим,
     Но не бесконечен отмеренный срок,
     А мне бы чуток погоститьи в грядущем
     За то, что в минувшем себя не берёг.
     Не прятался я от ненастья улиткой,
     Покой полусонный не ставил ни в грош.
     Друзья, я пришёл, так встречайте улыбкой!
     Любимая, как ты в грядущем живёшь?
     Я к вам потому и пришёл беспечальным,
     Что понял по долгом прошествии лет:
     Досадным размолвкам и ссорам случайным
     В грядущем ни места, ни времени нет!

     
     
     
     

     
Лопсон ТАПХАЕВ

      Перевод с бурятского

     СВОИМ ПУТЁМ

     Тихо стало на лесной тропе,
     Даже птицы разом замолчали.
     Плетью, позабытой на тропе,
     Показалась та змея вначале.
     
     Вскрикнул я!
     Как тесен этот свет.
     И сказала мать моя с тревогой:
     – На земле имеющий свой след
     Да идёт себе своей дорогой.
     
     То ли вовсе не желая зла,
     То ли те слова тому виною, –
     Стороной гадюка проползла,
     Как гроза проходит стороною.
     
     Пробираясь по тайге пешком,
     Мы с отцом опомнились не скоро
     После всех страстей, когда мешком
     Сам медведь скатился с косогора
     
     И застыл почти у наших ног.
     Посмотрел внимательно и грозно.
     Ничего медведь сказать не смог,
     Но смотрел так долго и серьёзно,
     
     Будто получить хотел ответ.
     И сказал отец ему с тревогой:
     – На земле имеющий свой след
     Да идёт себе своей дорогой.
     
     Мигом «след имеющий» исчез,
     Как беда, косматый и огромный.
     Перевёл дыхание отец,
     У меня забилось сердце ровно.
     
     С той поры я тоже стороной
     Обхожу последнюю букашку.
     И они обходятся со мной
     Очень даже ласково пока что.
     
     Но не всё спокойно на земле:
     Снова птицы в гнёзда не вернулись.
     Встретились архары на скале,
     В поединке смертном задохнулись.
     
     И врагу не пожелаю бед,
     Лишь скажу с надеждой и тревогой:
     – На земле имеющий свой след
     Да идёт себе своей дорогой.

     
     
     
     

     
Евгений ГРЕБЁНКА

      Перевод с украинского

     КОЗЁЛ

     «Я говорю: на свете правды нет!
     Сбежала за моря, простыл и след!
     Да чем же Цуцика я хуже?
     Ничем! А мне живётся туже.
     Хозяйка Цуцику звоночек прицепила.
     Он так заливисто звенит,
     Когда наш кобелёк,
                    задравши хвост, бежит
     И лает, а звонок позванивает мило!»
     Так разглагольствовал Козёл
     На весь широкий двор.
     Хозяин слышал разговор –
     Он по-козлиному отменно понимал –
     И крикуну звонок на шею привязал.
     Козёл от счастья одурел,
     Закинул гордо рожки,
     Затряс бородкою, забегал, заскакал
     Да по проторенной дорожке
     Забрёл в соседский сад...
     И вскоре стал звонку не рад.
     На шее – дзинь, дзинь, дзинь!
     Взялись за палки слуги.
     Давай Козла в три шеи гнать,
     Тот мечется и прячется в испуге.
     Но разве спрячешься? –
     Даёт звоночек знать,
     Где затаился бородатый вор.
     И приуныл Козёл с тех пор:
     Прошли деньки, когда, бывало,
     Он забредал куда попало –
     Потравит огород, и след пропал.
     Уйдёт Козёл то в дол, то в горы.
     Где был, что натворил –
                никто того не знал.
     
     Я вам давным-давно сказал:
     Ох, незачем Паньку проситься
     в прокуроры!

     
     
     
     

     
Яков ЩЁГОЛЕВ

      Перевод с украинского

     ЧЛЕН

     Край надо ехать в чужую сторонку! –
     Вот и запряг я свою кобылёнку;
     Четверть пшеницы насыпал на воз,
     Сам примостился и в город повёз.
     На перекрёстке упёрлась кобыла –
     С места не стронешь,
                  всерьёз задурила.
     Я кнутовищем нахалку огрел...
     Тут из окна господин посмотрел
     И завопил: «Как такую дубину
     Употребить ты посмел на скотину?
     Я, как животного общества член,
     Городовому отдам тебя в плен!»
     Люди служилые вмиг набежали,
     Голодом в тёмной три дня
                        продержали.
     А как вернули кобылу и воз,
     Я поглядел – и по коже мороз:
     Мало того, что зерно утащили, –
     Голодом карьку мою заморили –
     Рёбра торчком, еле-еле пошла,
     Но по дороге домой ожила.
     Может быть, здорово проголодалась,
     Только от прихотей вдруг отказалась.
     Вот я и думаю нынче: давно
     Надо бы выглянуть члену в окно!
     Мы бы несчастных коняшек не били,
     Мы бы, как деток, животных любили,
     Только зачем же те члены едят
     Гусок да уток, свиней да телят;
     Режут, и колют, и бьют, и стреляют,
     Да как пожарят – не морщась,
                   глотают?..

     
     
     
     

     
Шайхи АРСАНУКАЕВ

      Перевод с чеченского

     МАТЕРИНСКАЯ МОЛИТВА

     Я думал, что моя старушка-мать,
     Земной заботой обременена,
     Не может и не хочет понимать
     Стремительные наши времена.
     
     Но тихие просительные звуки
     До слуха на рассвете донеслись:
     Молилась мама истово, и руки
     На полувздохе воздевала ввысь.
     
     Молилась мама вовсе не из страха:
     И дьяволу назло и сатане
     Просила у всесильного Аллаха
     Щедрот и благоденствия стране.
     
     За человека грешного просила,
     За всех людей, чтоб отреклись от зла.
     В её мольбе была такая сила,
     Что и глухого б убедить смогла!
     
     Просила, чтобы не было на свете
     Ни помысла, ни слова о войне.
     Просила, чтобы сыты были дети
     В окольной и далёкой стороне.
     
     Просила, чтоб не повторились
                     битвы...
     Нет мамы...
     Но звучат её молитвы...

     
     
     
     

     
Микола КУЗЬМЕНКО (1862 – ?)

      Перевод с украинского

     НА ТОМ СВЕТЕ

     (с народного)
     Как сходилось на том свете
     Множество народа,
     Повернули они к раю,
     Собрались у входа.
     И Петро велел пришельцам
     В очередь вставать.
     (Он любил поочерёдке
     Пришлый люд впускать.)
     Встали. Вот подходит первый.
     Пётр и вопрошает:
     – Был женат?
     – Нет, не был, отче.
     – Сей беды не знает –
     Отведите его в пекло,
     Голову морочит!
     Не хлебнув земного лиха,
     Райской жизни хочет?! –
     Отвели. Другой подходит.
     – С жинкой жил на свете?
     – С нею, отче.
     – А не брешешь?
     – Нет.
     – Впустите, дети,
     В рай его!
     А третий слышал
     Эти разговоры.
     У него на все вопросы
     И ответы скоры:
     – Был женат. И даже трижды
     Жажду райских благ. –
     Пётр вздохнул:
     – Женат был трижды?
     Значит, ты дурак.
     После трёх-то жён и пекло
     Станет сущим раем.
     И к тому же дураков
     Мы не принимаем.

     
     
     
     

     
Степан РУДАНСКИЙ (1834 – 1873)

      Перевод с украинского

     ГУСАК

     Раз солдат в крестьянской хате
     Переночевал,
     Да и гуску у хозяйки,
     Уходя, украл.
     Догнала его старуха:
     «Служба! Погоди!» –
     «Что ты, бабушка, хлопочешь?
     «Гуску возврати». –
     «Боже мой, да это гуска?..
     Экий я дурак!
     Забирай её скорее:
     Думал, что гусак!»

     
     
     
     

     
Агатангел КРЫМСКИЙ (1871 – 1941)

      Перевод с украинского

     НОЧЬ. НАЕДИНЕ С ПОЭТОМ-СУФИЕМ

     Книжку суфия-аскета,
     Превеликого поэта,
     Я читал остаток ночи,
     И мои прозрели очи.
     Я воскликнул:
     «Друг мой дальний,
     Мой страдалец идеальный,
     Счастлив был тот человек,
     С кем ты прожил целый век!»
     Боже, только я воскликнул,
     Как дверной засов проскрипнул,
     Появился дервиш в хате
     В сальном латаном халате,
     На ногах его онучи –
     И грязнючи, и смердючи –
     Источали запашок,
     Продиравший до кишок.
     Покачал он головою,
     Молвил: «Буду жить с тобою.
     Будем вместе есть и спать,
     Буду зорко наблюдать –
     Что ты пишешь, что читаешь,
     С кем когда и где бываешь...
     Твой я буду судия –
     Станешь суфием, как я...»
     Голос хриплый, деспотичный,
     Внешний вид – неэстетичный.
     Хоть душа его вельможна –
     Жить с ним просто невозможно.
     Я сказал тому аскету:
     «Жить с тобой охоты нету.
     Идеалом лучше будь,
     А тропу ко мне забудь!»

     
     
     
     

     Редакция «ЛР» сердечно поздравляет своего товарища

     Владимира Бояринова с юбилеем

     и желает ему всего самого доброго и прекрасного.




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования