Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №27. 04.07.2008

ТЕАТРАЛЬНЫЙ УГОЛОК

     


     Новое вино в старые мехи

     
     Сцена из спектакля «Три сестры»
     «Три сестры» А.П. Чехова в «Современнике». Премьера новой редакции спектакля. Режиссёр-постановщик Г.Волчек.
     
Это – уже третья редакция спектакля, впервые поставленного художественным руководителем театра ещё в 1982 году.
     В спектакле – новые исполнители, в первую очередь это Чулпан Хаматова в роли Маши. Впрочем, любая её новая роль вызывает огромный интерес у зрителей и почти гарантирует успех спектаклю. Вот и на обновлении чеховского спектакля театр забит битком.
     Начало очень мощное: три сестры – на дугообразном мосту, перекинутом через всю сцену. Сразу вспоминается картина знаменитого норвежского художника Эдварда Мунка «Девушки на мосту», созданная тоже на рубеже 19-го и 20-го веков. У трёх сестёр, как и у девушек на картине, платья разных цветов – чёрное на Маше, белое на имениннице Ирине (В.Романенко) и серое на Ольге (О.Дроздова).
     Спустившись с моста, сёстры попадают на бешено крутящуюся сцену, с трудом удерживаясь на ногах под напором ветра и снега. Так предвосхищается круговерть перипетий: женитьба Андрея Прозорова (И.Древнов), любовь Маши, несостоявшееся замужество Ирины, гибель Тузенбаха (И.Стебунов)…
     Спектакль хорошо продуман, проработан. Все действия персонажей тщательно мотивированы, все актёры играют, а не просто сидят или стоят (в некоторые моменты, правда, прячутся за ширмами). Стержень новой редакции спектакля, разумеется, Чулпан Хаматова. Она, даже не показывая в этом спектакле максимума своих возможностей, мощно воздействует на зрителей, хотя цельный образ ею ещё не достроен – роль, видимо, ещё будет дозревать. Главный приём – актриса показывает, как героиня проявляет на мгновение чувства, потом скрывает их и постепенно перебарывает – т.е. показывает в Маше сильную духом и волевую молодую женщину. Потрясает её негромко, отрешённо произнесённая реплика: «Неудачная жизнь!». Режиссёрски сильна и роль Ирины, точнее, рисунок роли, и уже её обморок при известии о смерти Тузенбаха – очень эффектный приём, но в остальном исполнительница-студентка (Щепкинского училища) не убеждает, что в героиню могли без памяти влюбиться два офицера. Во второй части она играет главным образом только обиду на судьбу, с постоянно кислым выражением на лице. Возможно, и это предусмотрено режиссёрской концепцией – не случайно в финале Ирина в сером платье, как Ольга в начале.
     Ольга Дроздова, пожалуй, слишком гламурна для Ольги. Кулыгин (С.Юшкевич) показан скучным, заурядным и довольно противным, как, видимо, и задумал Чехов. Наташа (Е.Плаксина) – законченная стерва, притом исполнительница слишком уж банально воплощает образ злобной самки – в жизни такие встречаются, но на сцене это смотрится неорганично, диссонирует с образной системой спектакля. Вершинин – В.Ветров, хоть и не блистает лоском и интеллектом, не так зануден, как во многих постановках пьесы. Прекрасно выстроена пара Тузенбах (И.Стебунов) – Солёный (А.Смольянинов). Тузенбах – душа общества, насмешник, но некрасив, Солёный – глупый и закомплексованный, но довольно мужественный человек (Наташа на него обращает внимание, на Тузенбаха – нет), и конец их отношений становится убедительным. Одна из сильнейших ролей – Чебутыкин (И.Кваша), хотя игра Е.Евстигнеева в старом мхатовском спектакле казалась более объёмной, многомерной. Интересен и Г.Фролов в роли Ферапонта. Вроде бледноватый, но по-настоящему чеховский рисунок роли Андрея Прозорова получился у И.Древнова. Хорош и Родэ (Е.Павлов, который играл Петрушку в «Горе от ума»).
     В целом каждая роль блестяще прорисована не только внутренне, но и внешне – актёры в ярких, красивых костюмах, что делает и весь спектакль ярким, светлым, придаёт ему своеобразный шик, как в давнишних постановках «Вишнёвого сада», «Двенадцатой ночи». При этом и впавший в запой Чебутыкин, и прибежавшие с пожара офицеры красуются в белоснежных кителях и галифе…
     Временами создаётся впечатление, что каждый из исполнителей занят углублением своего образа и изолирован от других. Как будто жизнь сосредоточена только в нём. Оттого и паузы порой выглядят длинноватыми. Блестящие актёрские работы и режиссёрские мизансцены составляют чудесную картину, которая тем не менее местами остаётся плоской, а не стереоскопической.
     Однако представляется, что спектаклю суждено ещё долгое существование, и можно надеяться, что он вновь наполнится дыханием подлинной жизни.
     
     
     
     
     

     «Потому Что» или «длЯ того, Чтобы…»

     
     Известный сибирский драматург Степан Лобозеров читает свою новую пьесу «В ста шагах от праздника»
     В ста шагах от праздника. Премьера спектакля по пьесе С.Лобозерова на Малой сцене МХАТ имени М.Горького. Режиссёр-постановщик А.Васильев, художник В.Серебровский. 18.06.2008.
     
     Степан Лобозеров написал пьесу про простые трагедии скромных людей. Герои – учителя, бюджетники, больше других пострадавшие в годы реформ. Один из них – Виктор Петрович (А.Погодин), о судьбе таких, как он сам, говорит: «…Дёргают нас за ниточки, за верёвочки дёргают и забавляются, как мы смешно подпрыгиваем и шлёпаемся». У него от болезни умерла жена, а для лечения был продан дом её родителей, и теперь они живут вместе с Виктором и его сыном-школьником Игорем (К.Зайцев), которого терроризирует шпана, так что подросток и на улице не может показаться. Ситуация почти безысходная. И вдруг в газете появляется объявление: их двушку-хрущёвку можно выменять на «белый дом не берегу синей реки, с заливными лугами и лесными угодьями вокруг». В жизнь входит мечта – кажется, вот-вот она станет реальностью. И вот уже хозяева ждут на просмотр покупателей, владельцев того самого дома-мечты, ждут и волнуются: квартира-то их неказистая, с прогнившей сантехникой, давно не крашенными полами. Да ёще Бабка-тёща (Л.Мартынова) баламутит – не хочет она выезжать из городских удобств, хотя бы таких плохоньких. Надо как-то схитрить, чтобы гости не заметили изъянов квартиры… А помочь в беседе вызывается друг и сосед Семён (И.Криворучко), доморощенный «юрист».
     Тут же зрителям показывают тот самый «белый дом». Дома-то и нет – не достроен, жить можно лишь в жалком помещении – то ли кладовке, то ли в летней кухне. Владельцы – одинокая мать Ирина Николаевна (Н.Моргунова), когда-то, как и Виктор, учительница, а нынче челночница, в соответствующем наряде – чёрном брючном костюме, и её дочь-школьница Света (К.Соломяная). Ирина намерена по поддельным документам, блефуя, выменять свою загородную времянку («ледяную избушку») на «избушку лубяную» – квартиру Виктора и его домочадцев, которых предприимчивая женщина считает «лохами».
     Интрига налицо, и симпатии зрителей на стороне Виктора, рискующего, вдобавок к смерти жены, и жильё потерять. Не секрет, что такие махинации сплошь и рядом проходят вокруг нас в реальной жизни, и нередко проворачивают их такие же неприметные, как Ирина, женщины – ведь, по правде говоря, в нашей стране трудно отличить жену олигарха от челночницы.
     Ситуация усугубляется тем, что притворяющийся крючкотвором Семён наивно верит блефу Ирины и готов в тот же день оформить рискованный обмен, да ещё под видом дарственной. Лишь случайность спасает ситуацию – Света лишается чувств, когда Игорь заводит разговор о лесных баталиях (дело в том, что незадолго до начала действия её с подругой сильно напугали в лесу хулиганы). Шокированная обмороком дочери, Ирина отказывается от сделки, раскрывает свой блеф.
     Вся ситуация переворачивается: персонажи, которые до сих пор вели себя как «конкуренты, продавцы и покупатели», превращаются в людей, которые живут не «потому что», а «для того, чтобы». И вот уже Семён, в попытке обрести смысл в своей едва не загубленной пьянством жизни, готов уступить незадачливым маме с дочкой свою квартиру и переехать в их хибару, к «белому безмолвию».
     Пьеса написана искусно: драматическое напряжение возникает с первой сцены и нарастает до кульминационной точки, чтобы разрешиться непредсказуемым образом. Характеры как будто выхвачены из жизни и сыграны почти натуралистично: достоверны и Дед (Н.Пеньков), не знающий в жизни ничего, кроме своего грузовика, и Бабка, хитроватая и в то же время простодушная бывшая продавщица, и современный книжник Игорь, и типичная, битая судьбой и научившаяся с этой судьбой бороться, горемычная российская женщина Ирина.
     Особо следует отметить исполнение сложной роли Семёна: И.Криворучко не только создаёт здесь живой образ бестолкового, неудачливого, но талантливого и умом, и поэтическим даром «колобка» (как окрестила его Бабка), но и мастерски показывает его перевоплощение в «прокурора».
     …Рядом с нами часто возникают такие ситуации, происходят такие события: мужья и родители продают квартиры, чтобы спасти неизлечимых жён и детей, бабушки-вдовы подбирают для заботы нелепых, никому ненужных стариков, а уж о махинациях с куплей-продажей и обменом квартир и домов и говорить нечего…
     Из такого знакомого всем, привычного для просторов нашей Родины материала Степан Лобозеров построил крепкую, ладно скроенную пьесу, а театр во главе с народной артисткой СССР Татьяной Дорониной поставил по пьесе достоверный, берущий за душу спектакль, в котором нашлось место и народному юмору, и трагизму подлинной жизни.

Ильдар САФУАНОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования