Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №36. 05.09.2008

В НЕРУССКОМ ДОМЕ ВОСКРЕШЁННЫЙ

     Камиль ТангалыЧев
     «Самой большой загадкой в культуре является загадка поэта. Кто он? Для чего он приходит в мир? Как ему в стихотворении удаётся выразить огромный мир? Существует много концепций поэтического творчества, много литературоведческих и философских теорий, но ни одна из них не даёт истинной разгадки феномена поэта. Очевидно, ответ на вопрос о своём предназначении может дать лишь сам поэт. Потому чтение его стихов есть и постижение тайны поэта». Так доктор философских наук Андрей Гагаев написал в предисловии к поэтическому избранному тому Камиля Тангалычева, который не так давно вышел в Саранске.
     
     С Камилем Тангалычевым я впервые познакомился в декабре 2000 года, на юбилейных торжествах в родной деревне классика татарской литературы Хади Такташа Сургодь (Сыркыды), что в Республике Мордовия. А затем в Саранске, на торжественном собрании, посвящённом 100-летию Такташа, слушал его доклад о творчестве поэта. Доклад показался мне неожиданно глубоким и своеобразным. Прежде всего, меня потряс угол зрения, под которым рассматривался Такташ – не с земли и не с неба, а с какой-то такой высоты, где встречаются и обмениваются суждениями все субстанции, существующие и на земле, и на небе... После этого доклада знакомый всем нам с детства и до конца понятный каждому Такташ заново предстал передо мной необыкновенно таинственным, глубоким – необъятным поэтом.
     Но о докладе я вспомнил к слову. Основная речь – о поэзии Камиля Тангалычева. Когда я вчитывался в «Избранное» моего саранского сотоварища, то меня прежде всего зацепил раздел «Дорога в Казань». Поэт попытался изобразить, как он, сидя на белой колхозной лошади, с детства едет полями в Казань.
     


     Бесконечно грохочет телега,
     И пути мне обратного нет.
     Мой народ превратился в младенца,
     Я старею – мне тысяча лет.
     Первым долгом – жива ли Россия? –
     Спросишь строго, когда возвращусь.
     И смиренно тебе я отвечу:
     Я и есть – первозданная Русь...

     Дорога в Казань – это не только дорога, возвращающая автора к его родному народу, это ещё и путь, ведущий татарский народ в его самое раннее детство, к своей исконной национальной сущности. И даже не только так. Оказывается, это ещё и дорога, помогающая поэту быстро, всего за одну жизнь, вобрать в себя тысячелетний исторический опыт своего народа. Тем, кто показал поэту дорогу в Казань, и кто ждёт от него вестей из Казани, поэт даёт ответ, погружающий в глубочайшие раздумья.
     Дополнительную ясность в приведённые выше строки внесло стихотворение «Глагол»:
     

     Как горько полыхал огонь,
     Вознёсшийся из мрачной бездны!
     Спалили на Руси глагол,
     Молчанье на Руси воскресло.
     Однажды в жгучем феврале
     В простой избе горела лампа.
     И с зарастающих полей
     Вернулась к свету тень таланта.
     Пока не гас ночной огонь,
     У колыбели вознесённой
     Стоял восторженный глагол,
     В нерусском доме воскрешённый…

     Татары, пишущие на русском языке, посвящают многие свои произведения России, Руси. Мне известны такие очень красивые стихи Михаила Львова, Романа Солнцева и Равиля Бухараева. Видимо, для татарина в словах о России заключены особые смыслы, не имеющие такого же значения для других народов. Что ни говори, татары с русскими – два близких соседа, живущие в одном уголке Европы, создавшие здесь свои государства. За многие века между двумя государствами чего только не было?! Историческая память и двух государств, и двух народов, создавших эти государства, глубока и многогранна. Всему миру известно положительное влияние на государственность русского народа Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства. И эта реальность рождает разное: в мелкой татарской душе появляется желчь, а в душе гордого татарина – рождаются гордые стихи.
     У Камиля Тангалычева тоже много, даже слишком много стихов о Руси-России. Это стихи не просто на русском языке, они написаны в истинном смысле этого слова – по-русски:
     

     Отступленья, сраженья, победы…
     Как просторы России болят!
     Никогда драма гибели света
     Не закончится в русских полях.
     Вновь наряды надев, вдохновенно
     Поколенья идут умирать…
     Не пора ли мне выйти на сцену,
     Чтоб поэта России сыграть?
     Чтоб играть, гениально скрывая
     От России святые грехи, –
     За творенье своё выдавая
     Сочинённые Богом стихи?..

     Или приведём лишь две строфы стихотворения «Табунщик»:
     

     И тройка-Русь в Россию не вернётся,
     Здесь вместо ямщиков поёт гроза.
     Табун-Россия по земле несётся,
     Испуганно взмывают небеса
     Отвергнут Ленин, нету Чингисхана,
     Сорвался кнут со сталинской руки.
     Россию понукают ураганы,
     И хлещут молодые тальники...

     По-моему, такие стихи способен написать только тот поэт, который имеет все основания и право говорить: «Я и есть – первозданная Русь».
     Невозможно не обратить внимания и вот на что: особое своеобразие стихам Камиля придают мифологические и религиозные образы и мотивы. В большинстве своём они пришли из христианской религии, создав основу образного мира поэта, превратившись и в сущностные детали изобразительного языка, и в непосредственные объекты изображения, и в «маяки», указывающие направление мысли. Это могли бы подтвердить и уже процитированные стихи. Но если приведу ещё несколько примеров, то эстетические и философские принципы Камиля Тангалычева станут более понятными.
     

     В России Бог творит себя
     Средь пепелищ её тревожных.
     Себя он создаёт – любя,
     Людей любить так невозможно…

     Лирический герой книг Камиля Тангалычева, следовательно, в какой-то мере и сам автор – не тот человек, который стремится освободиться от национальных и религиозных рамок, а человек, старающийся уместить в одном сердце две веры, – мусульманскую и христианскую, два языка – татарский и русский, две традиции. Он – не тот, чью душу и разум питают звёздные, солнечные и лунные лучи, холод бесконечности и сумрак «черных дыр», а тот, кто носит в себе сердце, умеющее любить, переживать, ненавидеть, биение которого можно слушать, приложив к его груди ухо.
     
     

      Ренат ХАРИС,
     народный поэт Татарстана,
     лауреат Государственной премии России, г. КАЗАНЬ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования