Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №36. 05.09.2008

РОССИЯ ОБРЫВАЕТСЯ В КРЫМУ

     Худ. Вячеслав Поляков
     


     Взгляд из Карелии

     В декабре 2007 года из-под печатных станков двух карельских издательств выпорхнули две поэтические книжки. Два новых имени появились на поэтическом небосклоне Карелии – Георгий Чернобровкин и Зоя Маляренко. Два совершенно разных, молодых автора, соединённых временем, краем и, может быть отчасти, журналом «Север», где в последние два года публиковались их поэтические подборки. В журнале «Север», точнее в издательстве при нём, и появилась на свет книга Зои Маляренко «Зоя».
     Я познакомился с Зоей задолго до её поэтического дебюта, слушал авторское чтение на «творческих кухнях». Зоя – петрозаводчанка, так что пути наши не раз пересекались на поэтических посиделках, в редакции журнала «Север». И с выходом книги я ещё больше убедился, что Зоя поэт необычный, не открытый, в смысле, не познанный. Наделённый Божеской благодатью. И одновременно раскрепощённый до непостижимой душевной глубины, до тайн ведовства. То есть противоречивый. Отсюда – простота и сложность стиха. Вот одно из стихотворений сборника «Чёрная масть природы»:

     Знать, что сынок твой смешливый,
     Ползущий ногами вперёд,
     Отчаявшийся, несчастливый
     И одинокий умрёт…
     Тетёшкаешь нынче сына,
     А смерти сможешь отдать?..
     Каждая мать – Мария,
     Каждая – Божья мать.

     Строки как бы вбирают в себя пульсирующую мировую боль человечества и, вместе с тем, боль одинокого человека, матери – одинокой в своём божественном предназначении: прихода в мир и ухода из него во имя зыбкого света жизни. Через Бога, окружающую природу и душевные метания, проходят строки стихотворения «Как трогательно медленна листва»: «Так старика осенне-тихий взгляд / Врастает в смерть, в шмелиное гуденье, / В тень облаков, скользящих на закат…»
     Нет в Зоиных строках поиска смерти, есть звериное, природное чутьё её приближения, не фатального, очищающего начала иного бытия. Недаром и сборник она назвала своим именем, Зоя – в переводе с греческого – означает Жизнь. Стихи Зои заставляют думать, искать аналогии с собственной жизнью, её страхами и разочарованиями, радостями и победами. Стих «Да хватит бесконечных – не греши» – ярче всех представленных стихов раскрывает противоречивую натуру автора и высоту души, чьи поступки сильнее телесного позыва: «Забьётся в дверь – ты, не включая свет, / Откроешь и прижмёшь его к себе. / И тело запульсирует во тьме… / Глаза откроет / И ответит / «Нет». «Письмо милому брату. Подражание Бродскому» – интересно жизненными наблюдениями, вернее, жизненными коллизиями. В частности, взгляд изнутри «жёлтого» дома. Везде есть жизнь, а значит и её описание. И сделано это ярко и поэтично.

     Эх, всё правда, Мишка, человек не птица –
     Никуда не улетишь из клетки судеб.
     Вот и ищем в этой жизни – где б забыться
     До безумья, чтоб мозгов бессильных
     студень
     В небеса моргал бессмысленно и тихо –
     Лебезить не надо, трусить, торопиться.
     Говоришь, что, где лечусь, там только
     психи?
     Мишка, психи мне милей,
     чем кровопийцы.
«Как ты боишься, огонёк свечи» – очень образное и трогательное стихотворение, новое – о свече, вечное – о себе: «Мечешься… Без скрипок, в тишине, / На вершине краткого пространства. / Так душа, захваченная в рабство / Тёмным телом, мечется во сне». На мой взгляд – это откровение одно из лучших в книжке.
     Со стихами Георгия Чернобровкина я познакомился на страницах альманаха «Воскресенье» за 2006 год, выходящем в Екатеринбурге. После я прочёл книгу Георгия «Орешник». Потом опять «Воскресенье» и январский «Север» за 2007 год. И вот новая книга – «Близкое небо». Об этом последнем сборнике я и хотел сегодня поговорить. Хотя и предыдущие прочтения стихов автора запомнились мне порывами какого-то особенного спокойного ветра, обладающего внутренней поэтической силой. Вот строки из стихотворения «Когда молчать невмоготу»:

     И море ждёт, дыханье затаив,
     твоей руки и тянется навстречу.
     И Пан плетёт пастуший свой мотив,
     и ноты тянет, как июньский вечер.
Ветер этого стихотворения веет с юга, тёплые нездешние волны доносят до читателя дыхание моря, отголоски чарующей музыки и неспешной философии крымского пейзажа. Новый порыв ветра – и вот мы уже на Севере. В местах, где родился и живёт автор, в карельском городе Олонец. Здесь Георгий задумал и написал стихотворение «Тревожно северное лето».

     Распахнута река иначе,
     чем десять дней тому назад.
     И август астры наудачу
     бросает осторожно в сад.
     И солнце тянется к берёзам,
     чтоб жёлтым приласкать лучом.
     И над водой частят стрекозы
     в последнем танце золотом.
Северное и одновременно теплое, солнечное стихотворение. Я бы сказал, дачное. Астры, яблони. И не чувствуется первоначальный посыл – тревоги. Наоборот, покой и умиротворение. Какая редкость для короткого северного лета. Но этим оно и подкупает, завораживает, оставляет за скобками близкое успенье осени. На той же недосказанности построено стихотворение «Не скажешь: дом царапает звезду». Мистика, волшебство. Таинственный августовский сад, звёзды, тени. Чем не Эдгар По? Или Стивенсон? Не ново… Но «лучик света / скользит к руке, держась настороже». Но царствует Поэзия! Есть у Чернобровкина, как у сопереживающего, думающего поэта, стихи о сегодняшней России. Такие, как «Мне жаль страну, что бросила меня» (из цикла посвящений). Но рассказ о родине идёт опять как-то по-чернобровкински. Неожиданно, проникновенно: «шеломом звеня, я пью её, последний на заставе…». Этим стихам веришь и сопереживаешь.
     Немало в стихах у Георгия и петербургских мотивов. Но я особо отмечу «Бессонницу».

     Сна нет как нет: бессонница глухая…
     Россия обрывается в Крыму,
     где Мандельштам и море, и другая
     танцует жизнь на списочном балу.
     В Тмутаракань! В какой-нибудь
     Крыжополь,
     где даже звёзды гаснут от тоски,
     где липкостью кленового сиропа
     строка мигрени давит на виски
     и просто жить, отмеривая скупо,
     по гранулам оставшиеся дни…
     Какая ночь… Как день грядущий хрупок…
     Какие звёзды в небе расцвели…
Кружение поэтических образов. Созвучие с поэтами Серебряного века. Та же русская фантасмагория, та же сосущая грусть. Тут и Север, и Юг, и ощущение необъятной российской пустоты. За всем – колоссальная работа ума и истинные чувства. Это как раз говорит о том, что Георгий Чернобровкин, родившийся и живущий в Олонце, поэт не карельский. Поэт – российского масштаба. Ему тесен родной окоём. Стихи Георгия поражают точностью рифмы, изысканностью стиля, от них веет живительным ветром поэзии 19-го века. И, одновременно, они современны и своевременны. С ними ждёшь встречи, как со старыми друзьями.

Олег МОШНИКОВ, г. ПЕТРОЗАВОДСК




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования