Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 19.09.2008

И ТЯЖЕСТЬ ОСЕННЕЙ ТРЕВОГИ

     Дмитрий МИЗГУЛИН
     


     БАБЬЕ ЛЕТО

     Пора уходящего лета.
     В такие минуты, поверь,
     Покажется солнцем согрета
     Печаль невозвратных потерь.
     Но ныне погоды иные,
     И бабьего лета не жди.
     В районах Центральной России
     Идут затяжные дожди.
     В тумане промозглом деревня…
     Как тихо на вечной земле!
     Лишь только качают деревья
     Ветвями в сиреневой мгле.
     Ленивые струи стекают –
     Тяжёлая это вода.
     Уже не гудят, а вздыхают
     Натруженные провода.
     Три дня не выходишь из дому,
     Часами сидишь у окна,
     И одолевает истома
     Дневного, тяжёлого сна.
     Но вот начинает смеркаться,
     Уже не видать ни чёрта,
     Как вдруг начинают казаться
     Знакомыми эти места.
     И чувство, знакомое очень,
     Как будто когда-то с тобой…
     Быть может, промозглая осень
     С твоей пошутила судьбой?..
     Не вспомнить. Не вспомнить.
     И память
     В помощники ты не зови.
     Ведь все это было не с нами,
     Но в нашей осталось крови:
     Забытые песни, дороги,
     Заросшие лесом поля
     И тяжесть осенней тревоги,
     Дождливых ночей сентября…
     И вдруг пожалеешь впервые
     О том, что уже позади…
     В районах Центральной России
     Идут затяжные дожди.

     
***


     Весна. Раскисшие дороги.
     Чернеет снег. Мутнеет даль.
     Мои привычные тревоги
     Вернул оттаявший февраль.
     
     Привычно сердце разболелось,
     И раздражает птичий гам,
     И вдруг внезапно захотелось
     На время оказаться там,
     
     Где откружившие метели
     К утру сугробы намели,
     Где спят рождественские ели,
     Склоняя ветви до земли.

     
***


     Я искал взаимности у леса,
     У полей, мерцающих белесо
     В тусклом свете матовой луны,
     У реки, спешащей суетливо
     К тихой глади сонного залива,
     У осенней гулкой тишины…
     Но опять вела дорога к дому.
     И причастность ко всему другому
     Растворялась в молодой крови.
     И в который раз меня прощали
     Улицы надежды и печали,
     Перекрёстки счастья и любви…

     

     БЕССОНИЦА

     Закончен день. Закончен век.
     И воцарилась тьма.
     С небес струится мягко снег
     На сонные дома.
     
     Какой покой и тишина.
     Колеблет ветер хмарь.
     Мерцает тусклая луна,
     Как городской фонарь.
     
     Не спится. В мареве ночном
     Бессонницы туман,
     И сон и явь в дыму печном
     Верстают свой обман.
     
     Промчится вихрем перемен
     Похмельный хоровод,
     Опустошат ветра измен
     Высокий небосвод.
     Из бытия в небытие,
     Взорвав последний мост,
     Летит сознание моё
     Среди погасших звёзд.

     
***


     Традиции. Вера. Устои.
     А нам говорили – пустое…
     А нас уверяли – прогресс…
     А нынче – усталые лица…
     В телевизионных глазницах
     Ликует полуденный бес.
     
     Не чувствуя боли утраты,
     Живём ожиданьем расплаты
     В дыму погребальном конца.
     Приветствуем вора и хама,
     А возле воскресного храма
     Не встретишь родного лица.
     
     Но всё же не кончена битва,
     Ведь где-то вершится молитва.
     Я верю, что Русь устоит,
     Покуда трепещет сердечко,
     Покуда мальчишка со свечкой
     У светлой иконы стоит.

     

     УТРЕННИЙ АНГЕЛ

     Уснувший город чутко спит.
     На улицах темно.
     Под утро ангел прилетит
     И постучит в окно.
     
     Я створки настежь распахну,
     Впущу его домой,
     И воздух утренний вдохну:
     Ну, здравствуй, ангел мой.
     
     Струится утренняя мгла,
     На крыльях тает снег.
     Он спросит тихо: как дела?
     Совсем как человек.
     
     Я промолчу в ответ ему,
     Известно всё и так.
     Моих желаний кутерьму
     Поглотит снежный мрак.
     
     Во мгле мерцающим перстом
     Коснувшись лба и плеч,
     Он осенит меня крестом,
     Чтобы от бед сберечь.
     
     Разгонят ранние ветра
     По небу облака.
     Ему пора и мне пора –
     Дорога далека.
     
     Кому – в небесные края,
     Кому – в земную тьму…
     И буду долго-долго я
     Смотреть во след ему.

     
***


     Перестройка. Перековка.
     Как бы переподготовка
     К лучшей жизни или на…
     Думали, что передышка,
     А на самом деле – крышка!
     Амба! Кончилась страна.
     
     Перестройка. Перестрелка.
     Кабы знать, что море мелко…
     Что измена так легка…
     Ожидали лучшей жизни,
     А теперь молчим на тризне –
     Чарка праздная горька…
     
     Перестройка. Перекличка.
     Крепнет власть. Шуршит наличка.
     Каменеет страх.
     Строим храмы. А до Бога
     Далека ещё дорога –
     Тает в облаках
.
     
***


     Ночь темна. И дождик блёклый
     Занавесил фонари.
     Молибденовые стёкла
     Не пропустят луч зари.
     
     Окна гаснут постепенно.
     Вступит ночь в свои права.
     От заката до рассвета
     Потускнеет синева,
     
     Чёрно-жёлтое пространство,
     Голубые купола.
     И от чтенья, как от пьянства,
     Разболелась голова.
     
     Мы давно про всех забыли,
     И давно не ждём гостей,
     Наглотавшись снежной пыли
     Беспросветных новостей.
     
     Нет надежды. Нет просвета.
     Говорят – не будет лета.
     Да и то – опять дожди,
     Словом – счастия не жди.
     Нам на это наплевать.
     Выпьем водки – и в кровать.
     Будем спать, и видеть сны
     О величии страны.

     
     

     БАЛЛАДА О СТАРОЙ ЛЕСТНИЦЕ

     Парадная лестница старого дома
     До каждой щербатой ступеньки
     знакома.
     И стоит лишь в окна немые
     Вглядеться,
     Как вспомнится сразу
     Далёкое детство…
     
     От невского берега
     Веет прохладой.
     Шумят тополя
     Поседевшего сада.
     Трезвонят трамваи,
     Как прежде бывало,
     Вздыхают
     И снова в дорогу устало…
     
     Я знаю, что в прошлое
     не возвратиться,
     Но пух тополиный, как прежде,
     кружится,
     И что-то припомнить я всё же
     пытаюсь,
     И я возвращаюсь, и я возвращаюсь
     
     В тот мир, что навечно в душе
     берегу,
     Где я ничего объяснить не могу,
     Где я ничего ещё не понимаю,
     А только внимаю, а только внимаю…
     
     И я возвращаюсь туда постепенно.
     С трудом поднимаюсь по старым
     ступеням.
     Щербатые стены…
     Покатые крыши…
     Всё выше и выше,
     Всё выше и выше…

     
***


     Птицы возвращаются домой.
     Лес сквозит голубоватым светом.
     Скоро, очень скоро, Боже мой,
     Зазвенит, зазеленеет лето.
     
     Расцветёт мой опустелый сад,
     Только вот в душе моей – ни звука.
     Как-то вдруг нежданно, невпопад
     Вспомнится недавняя разлука.
     
     Снегопада шелест, фонари,
     Сигаретный терпкий запах дыма
     И тугая полоса зари,
     Замерцавшая неуловимо.
     
     Что осталось? Снега кутерьма.
     Долгой ночи влажное дыханье
     И нагая сладостная тьма,
     И немного странное прощанье.
     
     Нынче мы чужие – я и ты.
     Всё так просто. Сердце бьётся
     мерно.
     Что страшнее этой простоты,
     Этой строгой страсти
     равномерной?
     
     Ни прощать не вправе, ни винить.
     Но чем дальше время – боль сильнее.
     Понял я давно, как надо жить,
     Только с каждым годом жить
     труднее.
     
     Ну а нынче – всё звенит весной.
     Что природе наши мысли, муки?..
     Птицы возвращаются домой
     После зимней, тягостной разлуки…

     

     ФЁДОР РАСКОЛЬНИКОВ В ПАРИЖЕ

     Минувшее явственно вижу,
     Прошедшие годы не в счёт.
     И вот по ночному Парижу
     Раскольников Фёдор идёт.
     
     Без паспорта въехал. Без визы.
     Трубят «Фигаро», «Пари матч»:
     Он бросил нешуточный вызов,
     К вождю обратившись: «Палач!»
     
     Ах, память, ты, русская память!
     Оглянешься с мукой назад –
     Кроваво-закатное знамя,
     Туманно-ночной Петроград.
     
     И будет спасение миру,
     И счастье, и свет, а пока –
     Не вы ли в ночные квартиры
     Ломились с мандатом ЧК?
     
     Не ты ли, Раскольников, рьяно
     Великой идее служил?
     Как демон полночный с наганом
     Во тьме предрассветной кружил?
     
     Теперь спохватился – не слишком
     Взметнулся всемирный пожар?
     Во что же ты верил, братишка?
     Куда ж ты нас вёл, комиссар?..
     
     Ах, память, ты, русская память!
     Всё вспомнишь, в конце-то концов.
     Тобой де раздутое пламя
     Тебе опалило лицо.
     
     Огнями ночного Парижа
     Вся комната озарена,
     А память всё ближе и ближе,
     И всё беспощадней она.
     
     И снится убитый царевич,
     И кровью забрызганный лёд.
     И Бунин Иван Алексеич
     Руки тебе не подаёт.

     
***


     Вновь устав от жизни бестолковой,
     Покидаю шумный Петроград –
     Мир мой тополиный и кленовый,
     Мой вишнёво-яблоневый сад…
     
     Поднимаюсь по крутым ступеням,
     А вокруг такая тишина,
     И таким таинственным свеченьем
     Комната моя озарена.
     
     Я вздохну немного виновато,
     Но уже теперь, на склоне дня,
     Кроме Бога и военкомата,
     Нет теперь начальства у меня.
     
     Подойду к окну – ещё не поздно;
     Сонный мир объемлет тишина.
     Тихо зреют яблоки и звёзды,
     На ветвях качается луна.
     
     Ничего теперь уже не надо…
     Тихо шепчет влажная листва,
     И плывут во мгле ночного сада
     Русские начальные слова…

Дмитрий МИЗГУЛИН, г. ХАНТЫ-МАНСИЙСК




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования