Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 19.09.2008

«СЛАВЯНСКАЯ КУЛЬТУРА ВСЕГДА ДУХОВНА»

     Елка Няголова
     


     Беседа с членом правления Союза писателей Болгарии,
     главным редактором журнала «Знаки» Елкой Няголовой.

     
     – Я знаю, что в городе Варне есть содружество писателей, не являющееся самостоятельной ор-ганизацией, в которое входят как члены Союза писателей Болгарии, так и не члены, но желающие ими стать. Скажите, Елка, какие оно ставит перед собой задачи?
     
– Наше содружество насчитывает 35 человек, и мы работаем в том направлении, чтобы найти новые молодые таланты и привлечь их к нашей работе.
     – Это очень хорошо, что вы уделяете внимание молодым. Сегодняшняя литература Болгарии наверняка отличается от болгарской литературы социалистического периода, и это отличие ей обеспечивают те, кто пришёл в литературу в последние годы. Если метод соцреализма отошёл в тень, что тогда вышло на первое место?
     
– Тот или иной новый литературный метод, будь то авангардизм, постмодернизм, конструктивизм или любой из так называемых «-измов», обозначает не более, чем просто какое-то художественное направление в литературе, пришедшее на смену ушедшему. Оно может отличаться друг от друга какими-то новыми фор-мальными приёмами, но в реальности, когда писатель пишет, он не думает о том, в каком «изме» он работа-ет. Он просто говорит о том, о чём у него болит душа.
     – И о чём болит душа у современных болгарских писателей?
     
– У литературы одна тема – жизнь. На рубеже двух эпох появился так называемый постмодернизм, ко-торый в основном прижился в университетских центрах. Они себя так представляли. Но оказалось, что в сла-вянском сообществе этот «-изм» не имеет подходящей почвы, потому что он более структурный, рациональ-ный. А искусство славянства всегда питалось настоящими живыми соками. Это признают и западные писа-тели, с которыми мне довелось общаться в течение многих лет. Поэтому от славянства читатели ждут этих соков первозданного творчества. Увлечение постмодернизмом длилось несколько лет, в основном этим за-нимались, как и везде, молодые, и это нормально, когда они кому-нибудь подражают. Но для литературных традиций Болгарии – это несвойственно. И в конечном итоге победило то, что близко душе болгарского наро-да. В поэзии – это тема жизни человеческой души, одиночества, всех явлений современной действительнос-ти. У болгарских писателей очень сильно ощущение социальности, идущее изнутри.
     – Сильно ли сейчас расслоение в болгарском обществе?
     
– В 1991 – 1994 году политическая поляризация в обществе была необыкновенно сильной. Но вскоре людям это надоело, и они обратились к более важным для жизни и для искусства темам.
     – Наше время очень похоже на послереволюционное – то, которое наступило после Октября 1917 года. Такого слома давно уже не было. То время так всколыхнуло общественную душу, что по-явилось огромное количество произведений глубочайшего уровня. Почему сегодняшнее время, не-смотря на все потрясения, не рождает произведений уровня шолоховского «Тихого Дона»?
     
– Я думаю по-другому. Но это моё личное мнение. После революции 1917 года людям предложили что-то новое, конструктивное. И Блок в поэме «Двенадцать», и Шолохов в своём знаменитом романе обратились к новому – тому, что не просто взволновало их эмоции, но потрясло и душу, и сознание обещанием грандиоз-ных социальных перемен. Идеи же «революции» 1991 года не были связаны с созиданием нового общества, они служили лишь процессу разрушения старого, а людям во все времена была нужна именно созидательная идея. Перестройка началась не так, как было надо, она не предложила новых идей. И я думаю, что и наше, и ваше общество сегодня больно именно этим. Перемены в Болгарии предложили в качестве альтернативы коммунистической идее ценности материального благополучия. Но это не идея, это временная замена ей. Поэтому болгарские писатели сейчас мучительно ищут эту всеобъемлющую национальную идею. На моей родине в городе Добриче основан фонд им. Ф.М. Достоевского, который поставил перед собой цель устано-вить там памятник великому романисту, и это будет первым памятником русскому писателю в Болгарии, по-этому я буду всячески помогать осуществлению этого плана. В частности, я пишу о том, что Достоевский ка-сался темы освобождения Болгарии от турецкого владычества, его это очень волновало.
     – Чем ещё вы заняты сейчас?
     
– Болгария вошла в Евросоюз. Это – факт, и с ним теперь надо жить. Что нужно было мне лично, чтобы чувствовать себя достойно в этой ситуации? Евросоюз для меня не фетиш, но достойное, цивилизованное присутствие болгар в сообществе других народов. Я знаю вклад славян в мировую сокровищницу – ну, хотя бы тот факт, что уже за шесть тысяч лет до рождения Христа на территории Болгарии работали с золотом. Я гор-жусь этим. И тем, что наша азбука кириллица служит всем славянам. Какая прекрасная литература создана на базе этой азбуки! Ведь человечество сегодня не может представить себе духовную жизнь без Пушкина, Лермонтова, Чехова, Тургенева, Достоевского, Толстого и целого ряда других писателей. Это всё – кирилли-ца. Православие – это тоже опора на кириллицу, богослужебные тексты в России и других славянских стра-нах до сих пор читаются на так называемом церковно-славянском языке, который представляет собой ста-роболгарский. Это огромная, неисчерпаемая тема. И я решила создать в Варне Славянскую литературную и художественную академию – это творческая организация, объединяющая все славянские страны. Мы созда-ли филиалы во всех странах и проводим здесь фестиваль славянской поэзии, пропагандируем в Европе сла-вянство, подчёркиваем вклад славян в общечеловеческую культуру. И это действительно значащая идея, по-тому что для меня славянство – понятие не географическое, не историческое и не региональное, а – духов-ное, которое, к сожалению, стало отсутствовать в современной жизни. Именно поэтому я занялась этим.
     – Не является ли это неосознанной реакцией на глобализацию?
     
– Это противостояние ей. Я знаю душу своего народа, и если бы был референдум, то болгарский на-род сказал бы, что ему не по душе глобализм. Болгары хорошо знают, кто их настоящие братья. Наш Иван Вазов придумал слово «братушка» – это очень душевное слово, говорящее о глубоком родстве. Народ и исто-рия помнят тех, кто исповедует эти принципы.
     

Подготовила Марина ПЕРЕЯСЛОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования