Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 19.09.2008

НАПИТОК «КОЛЛАЙДЕР»

     Сергей ШАРГУНОВ
     


     Сны о всех

     
     
     Растолкала в бок подруга:
     – Серый, проснись! Коллайдер.
     – Чо?
     – Ко-ко-ллайдер..
     – Ко-ко-ко?
     – Не ходите далеко. Коллайдер!
     Я хотел освежиться душевным пузырчатым напитком в эту душную ночь. Кола!
     Подруга заикалась, рекламируя апокалипсис:
     – К-к-коллайдер.
     Она зырила телек и заикалась.
     Заикания с ней случались после полуночи.
     Да и телек способствует сбитости речи.
     Я вспомнил.
     Все последние месяцы мозг мне компостировали этим умным аппаратом из железа. А я принимал его буднично, как не космический, а трамвайный.
     Всюду вещали: разогнавшиеся до белого кипения и красного каления спермотазиоды или, если точнее, прямо Уэльбек: элементарные частицы вылетят в открытый и страшный космос и всё… И всё… Эх, цитатное сознание! Как писал Аверченко, и всё заверте…
     Но я не поверил. Вам.
     Вам, проживающим за оргией оргию, прожигающим за блогом блог, пора прекратить гуманитарную демагогию, пора толкнуть меня в сонный бок.
     Разбудившись, я оскалюсь, как ни в чём не бывало, ослепив через темноту белым оскалом весёлой и неутешительной челюсти:
     – Коллайдер? Все умрут? Наука – рвётся к небесам? Дай освежиться! Колы дай, а?
     В мире тоски и консьюмиризма, то есть потреблятства, конец света отменён. Мы не Коллаж Александра КАШЛЕВАверим не то что во Спасителя на подсвеченном облаке, но и в технические погрешности, способные опрокинуть торгово-нефтяной порядок.
     Мы верим в сталь науки и молекулярную броню техники. Нас не подведут, жизнюшки сберегутся, всё, как пел, прости, Господи, за цитату, Егор Летов, идёт по плану.
     Именно вера в несбивчивость программы прогресса, суть которого усталый комфорт и потребительский морок, позволяет верить в рыночный коммунизм. Особое счастье. Когда все временны, каждый под ударом, смерть кружит над головой и клюёт навсегда, но и она не отменяет блаженства для остальных. Земля – бессмертна. Конца земли не будет. Откуда конец – если круглая? Откуда смерть – если жизнь – это дерево, а за мной следующая листва? – так по солипсистской мысли Ленина оправдывалась трагедийная динамика человеческой преемственности. Свежий лист сменяет лист старый, однако общей смерти, голливудского коллапса, космического урагана – не жди.
     Коллайдер – страшилка для тинейджеров и бабусь.
     Дорогостоящий досуг пресыщенной науки. Телевизионной ужастик про скорую бездну, что царапается в двери длинными жёлтыми когтями. А на самом деле – царство товарища Агасфера.
     Планета обречена не умирать.
     Успех проекта с запуском коллайдера – это ещё отчасти и промедление с теориями взрыва на солнце или охлаждения/потепления. Ничего не случится. Ничего глобального. Будем жить-поживать, да добра наживать, дохнуть, торить дорогу очередным потребителям.
     В советской и американской науках, дерзновенно штурмовавших небеса, был вызов друг другу, очарование братоубийственной (ибо уничтожающей земной шарик) войной и вопрос к Всевышнему: ху из ивил? – кто зло? – Боже, Боже мой, почему ты меня оставил?
     Сегодня титанизм покоится осадками истории на дне мирового океана.
     Всем по фиг. И любые суперские эксперименты обречены на безопасную травоядность. Ещё один сантиметр канадского стебля отъела шотландская Долли. Наука развивается в слепых пространствах никчёмного комфорта. Броски в космос теперь исключают философский вызов, а значит, уже не предусматривают риск для материи.
     Нечему удивляться – полёт коллайдера прошёл легко и просто, так же, как и глоток колы вошёл в моё горло при пробуждении.
     Коричневый сладкий комок упал в желудок.
     И опять уснул я, и снилось: умерла подруга под боком, я умер тоже, телевизор вообще не снился.
     Конец света страшен.
     Предвосхищая апокалипсис, Лев Толстой, чей юбилей произошёл накануне запуска коллайдера, завещал тело его зарыть в лесном холмике без креста и знаков. Ведь встряхнёт землю и перевернёт. Зачем визитные карточки надгробий и перевёрнутые кресты?
     Однажды вся земля погибнет.
     Ответом этому дикому и раздражающему пониманию может быть только приближение к «памяти смертной». «Память смертная», – так сказано в молитве.
     А следующее: «и умиление».
     Умиляюсь тем, что все умрём и имею свободу писать свободно, умиляет призрачный коллайдер, ночной пластик с пузырчатой колой, обречённо брешущая собака Коли, но понимаю: и весь я, весь умру, и прах в газетной лире, умрёт, но поутру – лишь дважды два четыре.
     Страсть к жизни, к солнечным цветам, нежность к синей воде, нежность к быстроглазому ребёнку рядом с ощущением обречённости.
     Коллайдер – фейк, обманка, искушение, пузырик приторного напитка.
     На миг я открыл один глаз, и закрыл его. Подруга смотрела телек одна.
     Мне снилось, что всё кругом фигня, кроме гулких пчёл, тонкой весны, жирного лета, белогривого пива и смородинового сада, в котором бродят космонавты. Вернувшиеся с небес, чтобы погулять и поспать.
     А потом – мы все умрём.

Сергей ШАРГУНОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования