Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 26.09.2008

ПОЭТ В НЕПОЭТИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ

     
     Что даёт силы писать стихи? Часто слышатся порой диаметрально противоположные мнения относительно того, в какое время мы живём – «поэтическое» или «непоэтическое». Большинство склонны утверждать, что на дворе скорее второе, что сейчас не стихи надо писать, а, например, зарабатывать деньги. А что думает по этому поводу поэт Максим Лаврентьев?
     
     – Это совершенно нормально, – говорит Лаврентьев. – Большинство и должно зарабатывать деньги, поэтическое творчество – удел весьма немногочисленного круга людей. Для этих последних, в отличие от всех остальных, время все-гда будет «поэтическим». Мне хорошо знакомы оба эти «чувства времени». Так вышло, что с января девяносто пятого по декабрь две тысячи третьего, с перерывом на год – для подготовки и поступления в Литературный институт, я работал кладовщиком, фактически грузчиком, на станции технического обслуживания автомобилей «Мерседес-Бенц». Вначале там платили весьма достойные деньги, и мои родители-музыканты были даже рады тому, что я «зарабатываю». Напом-ню, что на дворе стояли «лихие девяностые». Муж моей тетки, генеральный директор автостанции, устроил меня по большому блату на склад. И там я, девятнадцатилетний, влился в группу симпатичнейших работяг, с утра до ночи раз-гружавших фургоны с запчастями. Началось существование как бы в двух измерениях: дважды в год я уходил сдавать сессии в Литинституте, а всё остальное время грузил железо на складе, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. В конечном счёте, со страшным опозданием, я всё же вырвался – окончил институт, а ещё через пару лет вернулся в него работать библиотекарем. Так я окончательно перешёл в «поэтическое» время, в котором и живу по сегодняшний день.
     А о том, что даёт силы писать стихи, я, пожалуй, умолчу. «Говорящий не знает, знающий не говорит». Лао-Цзы, между прочим.
     – С каких книг, авторов, на твой взгляд, было бы желательно начать путешествие по миру поэзии?
     
– В современном духовном мире каждый ищет свой путь наугад. Мой пример может показаться кому-то интерес-ным, но копировать его не имеет смысла. Я всерьёз увлёкся поэзией, когда познакомился в начале девяностых с творче-ством Даниила Хармса и Александра Введенского. Лев Ошанин, написавший мне рекомендацию в Литинститут, называ-ет меня в ней «явным авангардистом, которому институт поможет определиться». Автор слов к песне о великой русской реке как-то раз пошутил, что я «укушен Хармсом». С тех пор моя «болезнь» приняла, так сказать, вялотекущую форму. Один из её рецидивов – традиция посещать дом Хармса на бывшей Надеждинской улице в каждый мой приезд в Санкт-Петербург, куда я уже много лет подряд отправляюсь в качестве своего рода паломника. В общем, я «определил-ся», но вовсе не как последователь обэриутов. Отдаю им должное (в особенности ценен для меня Введенский), неплохо, кажется, разбираюсь в литературе и искусстве подобного рода, а философия одного из чинарей, Якова Друскина, силь-нейшим образом воздействует на меня и сейчас. Пожалуй даже, мои тексты легче будет понять тому, кто знаком с друс-кинской идеей гармонии как «некоторого равновесия с небольшой погрешностью». Но в какой-то момент я понял, что не-органичен в стихии абсурда. В поэзии для меня была важна, скажем так, музыкальность, а ею в большей мере обладали другие авторы – Тютчев и Блок, например.
     – Скажи, принципиально ли для тебя, как поэта, жить в России, создавать свои стихи здесь, в Москве?
     
– Это было принципиально ещё несколько лет назад, когда, после долгого молчания, у меня что называется «раз-вязался язык». Да и перед тем мне нужна была определённая среда существования, особая атмосфера, что ли. Я годами искал и создавал её: бродил по Москве и Петербургу и «дышал» ими. Под впечатлением от этих прогулок года за три на-писалось около полутора сотен стихотворений, чуть более трети из которых (я беспощадный самоцензор) вошли в не-давно изданный «Немного сентиментальный путеводитель». Но хотя время течёт и многое меняется – вокруг меня, и во мне, – всё же внешний и внутренний миры настолько совершенны, что я не вижу смысла в том, чтобы предпочитать одну красоту другой. А поскольку жить мне приятно везде, то я останусь, пожалуй, навсегда здесь, в России.
     – Тебя называют элитарным поэтом. Можно ли говорить об элитарности сегодняшней поэзии в целом? Ведь, в общем-то, ещё совсем недавно нас и мы сами себя считали «самой читающей страной в мире». И по-эзия у той читающей страны была далеко не на задворках. Возьмём хотя бы начало и середину 80-х годов, я уж не говорю о 70-х с их «поэтическими стадионами» и 60-х. Почему, на твой взгляд, произошёл такой резкий обвал интереса к поэзии, поэтам, поэтическому миру в целом? Сегодня многие твои «товарищи по поэтичес-кому цеху» даже стесняются поэтами себя называть – не потому что скромные, а потому что действительно избегают этого слова.
     
– Мой ответ кому-то, вероятно, покажется наивным. Думаю, что произошёл отток из поэзии, из литературы и ис-кусства в целом наиболее образованных, интеллигентных, деловых людей. Свято место пусто не бывает. К сожалению, той или иной нищенски оплачиваемой гуманитарной деятельностью в нашей стране занимаются зачастую люди с «ли-повым» или недостаточным высшим образованием, а то и вовсе без оного: плохие врачи, плохие учителя, дурные по-эты…
     – Вот ты начал говорить об обэриутах. Их неувядающая с десятилетиями привлекательность, способ-ность до сих пор притягивать к себе внимание я объясняю прежде всего умелой разработкой ими собствен-ной эстетики – как внутренней – текстовой, так и внешней – имиджевой. Может ли возникнуть что-то подоб-ное сегодня?
     
– Возникнуть-то, конечно, может. Но сейчас подобным проектам катастрофически не хватает главного: не внеш-ней эффектности, конечно, а внутреннего содержания.
     – В твоём творчестве довольно мирно уживаются Москва и Петербург. Обычно наблюдается обратное или по крайней мере отчуждённость, умолчание явно дают о себе знать. Так или иначе скрытое противостоя-ние всегда ощущается – и в политике, и в культуре, и в спорте, просто в межличностных отношениях …
     
– Москва и Петербург – два полюса русской культуры. Но можно назвать их и сообщающимися сосудами. Оба города, безусловно, являются во многом антиподами друг другу, однако путь между ними – это, на мой взгляд, наиболее осмысленный сейчас русский духовных путь.
     – Что для тебя Восток? С чего началось твоё «паломничество в страну Востока»? И куда приведёт?
     
– В юности я увлекался внешне яркой стороной индуизма и буддизма. Разумеется, я не индус и делать в Индии мне нечего. «Паломничество в страну Востока» на самом деле ведёт путешественника внутрь него самого. А к чему оно приведёт в итоге меня – узнаю, когда дойду.
     – Расскажи о своём новом поприще – работе в журнале «Литературная учёба»: что, на твой взгляд, мож-но было бы сделать для того, чтобы если не вернуть, то хотя бы частично восполнить утраченный ныне инте-рес (по сравнению с советским временем) к этому авторитетному изданию?
     
– Я совсем недавно приступил к этой новой работе. Пока преждевременно трубить в фанфары. На мой взгляд, как заместителя главного редактора журнала, наиболее эффективная мера заключается в «омоложении» издания. К это-му прежде всего я и прикладываю силы. Молодые авторы, пишущие о современной литературе, – вот новый «конёк» «ЛУ». Сергей Арутюнов, например, прислал интереснейшую статью о литературном интернет-радио. Критики Елена По-горелая и Алиса Ганиева чрезвычайно заинтересовались предложением о теснейшем сотрудничестве. Все трое вошли в состав обновлённой редколлегии. Да и мой литгазетовский опыт пригодился: я веду в журнале рубрику «Книгоноша» – обзор литературных новинок. Постепенно активизируется наш сайт, где мы начинаем выкладывать все публикации теку-щего года. Меняется всё – от обложки до содержания статей. Журнал больше не будет под завязку заполняться поэзией и прозой, и при том ещё не лучшего качества. Для худлита останется совсем немного места, зато повысится качество публикуемых текстов. Открывать журнал теперь будет объёмная рубрика «Литература и современность» – с критически-ми статьями. Со следующего года «ЛУ» вновь возвращает себе статус литературно-критического издания. Кроме того, в шестом номере появятся рубрики «Классик», «Живые журналы», «Persona grata», «Теория», «Писатель и время» и др., – многие взяты из «золотого запаса» прежней «ЛУ». Несколько специальных материалов в последнем номере этого года посвящены 90-летию Александра Солженицына.
     – Поэты в России нередко участвовали или пытались участвовать в общественно-политической жизни страны. Чувствуешь ли ты в себе такую жилку? Поводов-то предостаточно. Только что отгремела война в Юж-ной Осетии, которая, к сожалению, имеет все шансы перерасти в крупнейший военный конфликт на Кавказе, если не больше …
     
– Когда-то Георгий Иванов написал, что если отрезать палец солдату и Александру Блоку, то больно будет обоим, но всё же Блоку в сто раз больнее. Политические катаклизмы вот так же режут мне сердце. Но наивно распевать патрио-тические песенки и отплясывать «калинку-малинку» на сомнительных мероприятиях под чью-то дуду, быть эдакой розо-вощёкой куклой – я не намерен. В то, что происходит, поэт может вмешаться только по-своему: попытаться облагородить мир словом, подавить ненависть любовью и потушить агрессию молитвой. И начинать в этом деле нужно прежде всего с самого себя.

Беседу вёл Филипп ВОСКРЕСЕНСКИЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования