Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 26.09.2008

И ПРАЗДНИК ЛЕТА ДЛИТСЯ ДАЛЕКО

     Ирина РЯБИЙ
     


     ПАСТУШОК

      Памяти моей любимой тёти,
     Инны Ивановны Безденежных

     В твоём дому всегда жилось
     легко,
     Не потому ль, что на висевшем
     блюде
     Играл пастух на дудочке о чуде –
     И облака клубились высоко,
     И улыбались по соседству люди.
     Казалось, что конца тому
     не будет,
     И праздник лета длится далеко.
     
     Но вот болезни превратились
     в будни, –
     Потом тебя не стало… А Садко
     На дудочке всё в том же рококо
     Играет мне о невозвратном
     чуде.

     

     СЕМЕЙНОЕ ПРЕДАНИЕ

      Памяти моей бабушки Евгении Ивановны
     Безденежных, урождённой Киселёвой

     Селенье Киселёво-на-Амуре
     На карте появилось неслучайно:
     Прапрадед Киселев Евграф,
     Казак уральский, бывший
     каторжанин,
     Ища себе пристанище на старость,
     В начале самом нынешнего века
     Пристал к крутому берегу Амура.
     Мне баба Еня сказывала в детстве,
     Как, встав с плотов, его семья
     большая
     Сперва землянки рыла
     для зимовья,
     А год-другой – и выросли дома,
     Нехитрое хозяйство завелося:
     И дичь, и рыба – вдоволь было
     пищи.
     Поблизости и золото, и известь.
     Сюда стекаться стали казаки:
     Ни глухомань, ни дикий вид реки,
     Ни рев тайги ночной – ничто
     не устрашило
     Первопроходцев, сорванцов, вояк,
     Видавших виды и чужие земли, –
     Так выросло селенье Киселёво.
     Преодолимы трудности тайги,
     Но трудности времен иных –
     морока:
     Ни бейся сколько – всё не одолеть.
     И вот на грех приспело
     лихолетье,
     Змеёю расползлося по земле
     И добралось до мирной Киселёвки.
     С бесовской бандой атаман
     Тряпицын
     Спешил устроить счастье на весь
     мир,
     Решил Амур делить на равны
     части:
     То большу часть – честны казацки
     души –
     Хотел отдать ребятам
     душегубцам,
     А жён их – «стерв» – куму
     социализму
     (По книжкам где им разуметь
     науку?),
     А их детей – на перевоспитанье
     Реке Амуру – он научит воле!
     Лишь малу часть – одно добро
     казацко –
     Своей зазнобе, Лебедевой лютой.
     Не вынесли обиды казаки –
     Все встали на защиту Киселёвки.
     Иван Евграфыч, славный прадед
     мой,
     Повёл отряд не в добрый час
     на битву.
     Не равны силы были. Далеко
     Увёл врага, но потерял людей он.
     Под Мариинском бедного казнили,
     Четвертовав и в прорубь рыбам
     скинув…
     
     С тех пор семья прадеда поредела
     И разбрелася вся по белу свету.
     Была я как-то в этой деревеньке –
     Никто не помнит толком
     Киселёвых:
     Ни дома голубого, ни погоста.
     Да бабушки Евгении любимой
     Давно уж нет на этом белом
     свете!
     Осталось лишь название селенья,
     Селенья Киселёво-на-Амуре.

     
***


     Потомок, презревший завет,
     Покинувший землю родную,
     Которую тысячи лет
     Искали, о вере ревнуя.
     
     Обломок старинных родов,
     Дошедших за правду до точки,
     Куда ты, престол твой готов?!
     – Я жажду первоисточник!

Ирина РЯБИЙ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования