Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №40. 03.10.2008

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

     


     Любимая жена Ленина

     
     Крупская частенько била Ленина по мордасам, не допускала до своего тела и вообще написала сама все его «гениальные» статьи и книги, а то и просто усаживала его, протрезвевшего после цюрихской пивной, за стол, а он за нею стенографировал. Об этом достаточно забавно (но и аргументированно) поведано в книге Ольги Грейгъ «Красная фурия, или как Надежда Крупская отомстила обидчикам» (издательство «Алгоритм»). Кроме того: жена Ленина была любовницей Великого князя Сергея, сама являлась дочерью Александра Второго (внебрачной), подверглась изнасилованию в пятнадцатилетнем возрасте неким видным польским масоном, тайно получила звание профессора в Йельском университете, негласно руководила всеми партийными съездами до революции, а после неё верховодила в СССР так, что перед нею замирал даже сам товарищ Сталин, который по её приказу и уничтожил всю старую ленинскую гвардию. И ещё она очень хотела быть… Нефертити, то есть уникальной и неповторимой в Истории женщиной, потому и строила жизнь в послереволюционной России по египетскому образцу: мавзолей уже был создан, оставалось возвести пирамиды.
     Всё это было бы смешно, если бы не одно «но». Роман, конечно же, не документальный, а относится к жанру исторического триллера. И автор, пылая справедливой ненавистью ко всякого рода революционерам (будь то большевики, масоны или либертарианцы), имеет право на любые фантазии. Да и фантазии ли это, если читать между строк? Мне лично то, что написано Ольгой Грейгъ, понравилось, пришлось по вкусу. Не важно, была ли Надежда Константиновна именно такой, какой описывает её автор, важнее другое: то, что произошло с Россией после 17-го года, вполне укладывается в концепцию этого образа, идей и идеологии её соратников.
     Грейгъ доказывает (опираясь, между прочим, на цитаты самой Крупской), что эта женщина создала такую систему образования в СССР, которая исключала всякое проявление свободомыслия и свободоволия, по существу превратив все последующие поколения в нравственных, а то и умственных дегенератов. Разве не так? И вообще, жизнь её действительно полна многих тайн и загадок. Несмотря на множество книг, написанных о Надежде Константиновне, ни одна из них (особенно советского периода, а других-то, кажется, и не было) не раскрывает её реальный образ. Искажены её биография, её родословная (папу причисляли к демократам-революционерам, хотя был он верным монархистом), её внутренняя сущность, её вклад в дело создания хомо советикус. И, вполне возможно, что вовлечённая в заговор международных сил, поставивших своей целью разрушение Российской империи, она стала одной из центральных фигур этой дьявольской игры, стала мстительной фурией революции, а её ядовитое жало разило всех подряд. Она обыграла практически всех соратников по Компартии, но осталась для потомков в тени, словно добрая бабушка с глазами навыкат, непричастная ко всем чудовищным преступлениям.
     Мозг у этой женщины был действительно уникален, а уж о работоспособности и говорить нечего. Интересно, что автор использует в этом произведении парадоксальный ход: подкрепляет свои версии цитатами из советских же источников, которые лишь подтверждают многое из вышесказанного. Так и чередуется текст романа – документалистика с гипотезами, историческая хроника с неким мистическим флёром. Чего стоит одна такая цитата из книги: «Для Надежды Константиновны важным являлось понимание, что дегенерация характерна для любого процесса, происходящего в обществе, будь то просвещение, наука или культура. Благодаря её невероятному воздействую на все происходящие в новом государстве процессы, когда её мнение имело первостепенное значение для товарищей по партии, она (своими и чужими руками) заполнила среду так называемой советской культуры – кино, театр, изобразительное искусство, драматургию, балет, литературу – многочисленными деятелями бесовской породы, с нескрываемым удовольствием занявшими вдруг освобождённые для них в стране вакансии (естественно, за счёт десятков миллионов расстрелянных и выброшенных за пределы России людей). Конечно, Крупская знала, что среди большевистских ставленников много получивших дипломы за границей, которым русские национальные тонкости – кость в горле; как взяла в расчёт и то, что в советское искусство, как правило, идут люди с неустойчивой психикой».
     Постскриптум. Дело Крупской продолжает жить и сейчас, по крайней мере, в литературе и искусстве. Та же бесовская порода заполонила все книжные лотки и телеэкраны. И хотя Российская Федерация вновь обретает державную стать и государственную волю (особенно после того, как наша армия гнала подлых грузинских вояк до Тифлиса), но чувствуется в культурном пространстве мёртвая зыбь и глухие подземные толчки. Как правильно писал ровно 120 лет назад обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев: «Тяжело было и есть, горько сказать, и ещё будет – у меня тягота не спадает с души, потому что я вижу и чувствую ежечасно, каков дух времени и каковы люди стали… Сравнивая настоящее с давно прошедшим, чувствуем, что живём в каком-то ином мире, где всё идёт вспять к первобытному хаосу, – и мы, посреди всего этого брожения, чувствуем себя бессильными». Такие же ощущения духовной жизни общества у меня и сейчас.
     


     Будущее не за горами

     
     Америка наносит превентивный ядерный удар по Ирану, объединившему вокруг себя ряд арабских стран, в ответ палестинские террористы из тайной организации «Сисера» тем же оружием стирают с лица земли Нью-Йорк. Действие происходит в 2037 году. Соединённые Штаты, ещё недавно – центр однополярного мира, пытаются любыми средствами удержать своё господство над народами Земли. Однако им противостоят и возрождающаяся Россия, и союз мусульманских государств на Ближнем и Среднем Востоке. В смертельной схватке сошлись самые профессиональные спецслужбы: ФСБ, ГРУ, ЦРУ, «Моссад». Разведчики частенько исполняют двойную, тройную роль; у них свой – общий Хозяин. В самой Америке тоже происходит чёрт знает что. Там президент Вульфсон требует для себя от Конгресса чрезвычайных диктаторских полномочий. Он грезит лаврами мирового царя, поскольку кто-то подсказал ему, что он происходит из древнего библейского рода Давида. В США готова к образованию афро-американская республика. Сепаратисты грозят отделением Аляски, Техаса и Калифорнии. Индейцы бросили трубку мира и отрыли топор войны против федерального правительства. Идут аресты оппозиционных лидеров, убийства, пытки в тюрьмах. Планета балансирует на грани самоубийства. А непутёвый сын Президента России женится на очаровательной девушке, которая оказывается агентом сразу трёх разведок с именем Юдифь, она выдаёт своим хозяевам столь важные секреты российской оборонки, что её тестю и мужу впору застрелиться. Что один из них и делает. Такова вкратце фабула романа Александра Игошева «Так говорил Нострадамус», выпущенного издательством «БСК» с подзаголовком «Супертриллер».
     А что? Ситуация не такая уж нереальная, история творится на наших глазах. Да и Рональд Рейган, помнится, как-то сказал: «Я всё больше задаюсь вопросом: не являемся ли мы поколением, на долю которого выпадет увидеть приход Армагеддона?». А разве Америка не напоминает всё больше и больше взбесившуюся гориллу, размахивающую ядерной дубиной? И разве не готовы они хоть сейчас подавить всей мощью своего оружия любого несогласного с нею? Если это – демократия, то что же тогда фашизм? Сам автор назвал свой роман «видением». Он пишет: «Кто сейчас может сказать, чего избежит человечество, а что сбудется; что окажется правдой, а что – пришедшим из подсознания домыслом? Это знает лишь Бог. Но, как говорят, Бог правду знает, да не скоро скажет. Кто доживёт, тот увидит, а нам это видение пусть послужит предостережением, – может, и удастся не совершить роковых шагов… Сейчас многие считают, что уничтожение башен Всемирного Торгового Центра – это лишь «цветочки», а «ягодки» для Америки ещё зреют».
     Надо заметить, что за внешней канвой романа проглядываются и куда как более серьёзные вещи (хотя, казалось бы, куда уж больше?). Это вообще весь ход мировой Истории с библейских времён, даже с сотворения мира. Вечная борьба Бога и дьявола. Это-то и усиливает идейно-духовную мощь книги, заставляет задумываться не только над сюжетом, но и над основами бытия и мирозданья. Вот только конец романа слегка подкачал. Нет чётко выраженного финала, расставляющего все акценты и ставящего точки над i.
     
     Ещё одна книга о будущем – роман Руслана Галеева «Каинов мост» (издательства «Литпром» и «Астрель»). Там действие разворачивается в Москве посреди всеобщего хаоса и отчаяния. Причём среди людей и внутри них живут какие-то то ли демоны, то ли виртуальные существа. А о сюжете сказать практически нечего. Так, набор малозанятных ситуаций, игра слов, вроде складывающихся конструкций из «Лего». Да и сам автор, названный в аннотации «тонким психологом и отличным рассказчиком», выглядит на фоне серьёзных писателей учеником пятого класса. Читать его сочинение скучно и вредно для пищеварения. Поскольку не насыщаешься, а глотаешь пластмассу.
     Постскриптум. Почему так происходит: одно произведение о будущем вызывает интерес и тревогу, а другое – лишь кривую усмешку? Наверное, дело в личности авторов, что за ними стоит, какой жизненный опыт, идеи, мысли. А.А. Игошев принадлежит к старшему поколению, прошедшему Великую Отечественную войну. Был тяжело ранен, стал инвалидом, но обрёл себя в журналистике и на писательской тропе. О Галееве я ничего не знаю. Но знаю, кому принадлежит издательство «Литпром», – небезызвестному Сергею Минаеву, самому раздутому из всех самых посредственных литераторов. А подобное рождает подобных. Так что птенцов из «гнезда Минаева» прибыло, с чем я и поздравляю читателей.
     


     Эльфы и Северный ветер

     
     И ещё одна футурологическая книга – на сей раз не художественная проза, а сборник статей разных авторов «Русское будущее» (издательство «Нестор-История», редактор-составитель В.В. Штепа). При всей спорности многих заявленных в сборнике идей и прогнозов, сама книга – отрадное явление в российском духовном пейзаже. Объясню почему. Учитывая модную в последнее время в России «археофелию», проекты будущего зачастую являются лишь идеализацией того или иного прошлого. Выбор моделей будущего на удивление скуден. Либо это – старая западная сказка о свободной конкуренции (как пишет один из авторов сборника Леонид Мосионжник), либо – восточная империя, господствующая над миром (на худой конец достаточно и полмира), либо – «энергетическая сверхдержава» (нефтяной эмират), либо – пресловутый «третий путь», о котором никто толком ничего внятного сказать не может. В этом сборнике отобраны тексты тех авторов, которые способны мыслить не по общему шаблону. Они, если сказать поэтически, открыты всем свежим ветрам и любят в будущем саму его неизведанность. И даже обращаясь к какому-то «опыту прошлого», видят в нём вовсе не модели для буквального подражания, а всего лишь архетипы, которые вечно и всегда по-разному проявляются в истории. А сама История воспринимается не как синоним «прошлого», но как вечное творчество, открытие новых основ современного бытия. Правда, зачастую в виртуальной сфере.
     Вот, к примеру, Ярослав Золотарёв разворачивает радикальную сибирскую утопию, а Виктор Николаев базирует свой регионалистский проект на территориях, где и возникло само слово «Русь» – Новгородской республики Ингерманландии. В другой статье (Транслаборатория) излагаются современные технологии мифологического возрождения Карелии, её «озёрного культа», который способен обрести глобальный масштаб. Другая группа авторов (во главе с самим Штепой) ищет новый путь – на Север, который даст не просто иные ориентиры, но совершенно отличную модель овладения временем. Модель, в которой нужно «совлечь с себя» ветхий Новгород, чтобы обрести Новгород идеальный, «новый, сходящий от Бога с неба». Не могу не процитировать одного из авторов, поскольку его мысли созвучны и моим тоже: «Будущее, возвещаемое Северной цивилизацией, во многих чертах совпадает с интуициями русской культуры, с её заветными утопическими мечтами. Для неё это великий шанс, наконец, обрести себя не в ностальгии о прошлом, а в сотворчестве будущего. В лице Северной цивилизации Русский мир получает шанс избавиться от искусственно навязанной унитарной обезличенности и раскрыть тот колоссальный потенциал разнообразия, которым он обладает. Для нас, северян, русское – это не музей восковых фигур, к которым сводятся многочисленные проекты московско-евразийского «возрождения», не угрюмо-изоляционистский национализм, а живое начало русской культуры, которое даёт новому поколению волю к самостоятельному историческому творчеству. Северный ветер… наполнит паруса новых кораблей русской истории».
     Постскриптум. Вызывают у меня возражения доводы Мессира Юнуса (Иваненко), который в своей очень интересной и умной статье отводит эльфам роль грядущей постчеловеческой расы, поскольку их влекут звёзды и Запад. Я лично считаю, что место человека (да и эльфа тоже) займёт тролль. Если не верите – оглянитесь вокруг: они уже давно рядом с вами.
     
     
     Александр   Трапезников

Александр Трапезников




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования