Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №42. 17.10.2008

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

     


     Преамбула

      Александр   Трапезников
     Сегодня я представляю в своём книжном обзоре продукцию только одного издательства (но какого!) – «Алгоритм». Меня всегда занимал вопрос: почему оно называется именно так? Звучит как-то чересчур научно, не литературно, ведь книги-то в нём рассчитаны на самую широкую и любознательную публику, и авторы – известные писатели, журналисты, общественные деятели, обладающие художественным даром. Потом понял, когда изучил историю возникновения этого термина. Само слово «алгоритм» происходит от имени учёного Абу Абдуллах Мухаммеда ибн Мусса аль-Хорезми, который около 825 года написал сочинение, где впервые дал описание придуманной в Индии позиционной десятичной системы счисления. Он первым же использовал цифру 0. Приблизительно в это же время индийские цифры начали применять и другие арабские учёные. Намного позже, в XII веке книга аль-Хорезми в латинском переводе проникла в Европу. Неизвестный переводчик (имя до нас не дошло) дал ей название Algoritmi de numero indorum («Алгоритми о счёте индийском», а из оригинального названия книги происходит и слово Алгебра).
     Нынче существуют разные трактовки этого понятия, одно из которых звучит так: «Алгоритм» – это последовательность действий, либо приводящая к решению задачи, либо проясняющая, почему это решение получить нельзя». Или же ещё проще: «Это последовательность действий, направленных на получение определённого результата за конечное число шагов». Что уже ближе к издательской практике «Алгоритма». Ведь в последовательности действий, направленных на очищение читательских мозгов от сложившихся стереотипов, на развитие мыслительных процессов ему никак не откажешь. А кроме того, алгоритм служит, как правило, для решения не одной конкретной задачи, а некоторого класса задач (в нашем случае – проблем общества, отечественной и мировой истории, политики, религии и т.д.) и одним из формальных его признаков является массовость, то есть применимость к разным наборам исходных данных. Что ещё теснее соседствует с издательской деятельностью. И, в конце концов, понятие это совсем необязательно относится только к науке, к компьютерным программам или математике. Ведь и чётко описанный рецепт приготовления блюда, например лобио, которое я после кавказских событий есть категорически отказываюсь, также является алгоритмом и в таком случае исполнителем будет человек. Так что название своё издательство «Алгоритм» получило правильное и вполне ему соответствует. Человек пишет, человек издаёт, человек читает и мотает на ус. Такой вот алгоритм.
     


     Эта профессия будет подревнее и поважнее первой

     
     Три книги серии «Щит и меч»: Валерий Аграновский «Разведчик «Мёртвого сезона», Александр Север «История КГБ» и Эдуард Макаревич «Секретная агентура». Всех их роднит одна тема – далёкое и близкое отечественной службы безопасности, люди, работавшие в ней. Такие произведения автоматически обречены на популярность, если только ты не Новодворская. Но возьмём первую книгу. В 1961 году мир облетела сенсация: Гордон Арнольд Лондейл, крупный английский миллионер, получивший от королевы Великобритании титул сэра, арестован за шпионскую деятельность. Все, наверное, помнят замечательный одноимённый фильм с Донатасом Банионисом в главной роли. А вот роль «Лонсдейла» не менее блестяще сыграл советский разведчик-нелегал Конон Трофимович Молодый. Правда, автор допускает, что и это не его настоящая фамилия. Но судьба его была действительно легендарной и уникальной. Причём основная масса разведывательного материала доставалась ему путём упорной, кропотливой работы, тонким исследованием и анализом доступной информации. За несколько дней до смерти, словно чувствуя её приближение, он сказал жене: «Знаешь, Галя, если бы мне сейчас дали задание и документы, я, несмотря на всё пережитое, опять поехал бы в какую-нибудь страну, но с моих пальцев там уже взяли отпечатки…» Это говорит о том, что настоящий профессионал-разведчик никогда не бывает бывшим, до самой своей кончины он всем своим естеством – там.
     А вот два забавных случая, когда Молодый едва не провалился. Шёл 1924 год. Наш разведчик, только что с отличием окончивший первые советские спецкурсы и получивший задание в Гамбурге, искал нужный переулок. Навстречу – человек в кепке. Вокруг ни души. Этот человек, поравнявшись с ним, вдруг спрашивает: «Слушай, ты не знаешь, где тут можно отлить? (выразился он покрепче). Молодый отвечает: «Да зайди в любую подворотню!». И только потом понимает, что и вопрос и ответ прозвучали по-русски. Но на сей раз обошлось. Просто эмигрант оказался. Другой случай приключился через несколько десятков лет, когда Молодый, набравшись гигантского опыта, уже по определению не мог допустить подобный промах. Но… допустил, сказалась усталость и постоянное напряжение. Ему надо было лететь из Англии в другую страну по поддельному паспорту. Подошёл к кассиру-таможеннику, протянул ему паспорт и деньги за билет и – молчит! Забыл фамилию, которая значилась в паспорте. Что делать? Ждёт. Таможенник смотрит на него, тоже ждёт. Наконец Молодый находит выход и спокойно говорит: фамилию поставьте ту, которая в паспорте. Таможенник сначала ошалело посмотрел на него, а потом так смеялся, будто его щекотали. И таких эпизодов в книге хватает. Читается она так же, как смотрится знаменитый фильм – с неослабевающим интересом, оставляет чувство гордости за нашего выдающегося разведчика. Который, кстати, похоронен на небольшом крематорском кладбище при Донском монастыре. Это для тех, кто вдруг захочет положить букет полевых цветов на серую плиту.
     
     Во второй книге рассказывается о периоде от рождения «Комитета» в 1954 году до его кончины в 1991-м. Но это условная градация, поскольку цепочка разведслужб в России – Советском Союзе – Российской Федерации не прерывается, а у нашей страны есть только два союзника, перефразирую русского императора: её вооружённые силы и органы госбезопасности. Первые защищают от внешних угроз, а вторые – от внутренних. Почему же не спасли СССР от развала? – задаст читатель резонный вопрос. Об этом тоже говорится в книге. Просто политических решений КГБ не принимало и не могло принять в силу своих возможностей, а делало своё дело. А высшее руководство практически всё целиком состояло из одних предателей. Феномена подобного в мировой истории практически нет. Уроки из этого ещё предстоит извлечь, чтобы не повторять подобного впредь.
     Но в книге меня больше всего привлекла удивительная и во многом загадочная личность Героя Советского Союза Евгения Мирковского, чьи операции до сих пор не поддаются разглашению. А те, которые известны, изучаются в учебных центрах подготовки разведывательно-диверсионных подразделений различных стран мира. В истории «тайной войны» он фигурирует как командир спецотряда Четвёртого управления НКВД – НКГБ СССР «Ходоки», действовавшего в годы Великой Отечественной войны в тылу врага. Эти «Ходоки» – одна из самых таинственных и результативных групп. Достаточно сказать, что за голову Мирковского немцы назначили награду в 50 тысяч марок. Для сравнения: жизнь его коллег с Лубянки, командовавших многотысячными партизанскими соединениями (численность «Ходоков» не превышала 300 человек), фашисты оценили значительно дешевле – несколько гектаров земли, пара коров и домик в деревне. После войны Евгений Мирковский возглавил группу «Мхат» из пятнадцати человек, подчинявшуюся только Москве и ликвидировавшую «лесных братьев» в Литве. Затем была секретная командировка в Австрию. Но к сведениям о ней нет доступов и в наши дни. Вот о ком следовало бы написать отдельную книгу. Хотя никто из «Ходоков» да и сам Мирковский мемуаров не оставил. А жаль.
     
     Третья книга посвящена штатным и нештатным сотрудникам отечественной разведки, секретным агентам, добытчикам нужной информации. Но суть данного издания значительно шире. Тут не только панорама шпионов, каждый из которых достоин внимательного изучения и изумления, но и «собрание» людей разных профессий, способных изменить мировоззрение своих сограждан и всю политическую ситуацию в стране. Архивные источники и мемуары свидетельствуют, что в эпоху Николая I русские писатели и поэты активно сотрудничали с Третьим отделением личной канцелярии императора, занимавшимся политической безопасностью государства, и ничего плохого и оскорбительного в том не видели. Гениальный Александр Пушкин одиннадцать лет был в тесных контактах с Третьим отделением, постоянно общался с умнейшим человеком своего времени генералом Бенкендорфом. Гоголь одно время служил чиновником в том же Третьем отделении. Материальную поддержку тут получали Крылов и Карамзин, а Достоевский под влиянием бесед с Дубельтом (ещё одним выдающимся защитником Отечества от внешних и внутренних угроз) стал противником революции и убеждённым монархистом.
     Говорится в книге и об агентах-предателях, вроде Николая Хохлова, и о явных и тайных врагах, таких как Владимир Поремский и Георгий Околович, и о диссидентах-интеллектуалах, не ведавших порою, на чью музыку «поют» свои песни. Отдельная глава посвящена легендарному Николаю Кузнецову – суперагенту на службе Родине, его роковой ошибке, приведшей к гибели. А заканчивается книга описанием зарождения в СССР «пятой колонны», когда ЦК партии не внял предупреждениям КГБ и «процесс пошёл». Главным внутренним врагом оказалась высшая партийная бюрократия. Это хорошо понимал Фёдор Бобков, руководивший Пятым управлением, чей словесный портрет итожит это во всех смыслах прелюбопытнейшее издание.
     


     Дракон проснулся

     
     О ЦРУ, КГБ, Моссаде, даже румынской сигуранце слышали достаточно, но что известно о китайской разведке? Между тем, имея древнейшие корни, она очень быстро входит в клуб мировых шпионских держав, усваивая самые современные методы. Но у неё были хорошие учителя на заре становления в 1928 году – советское ОГПУ, а позже ГРУ и КГБ. И сейчас МОБ и МГБ Китая (аналог наших спецслужб) ведут тотальный шпионаж по всему миру, в Европе, Азии, Африке, США, а наиболее активно (это открытым текстом признал в 2004 году Николай Патрушев) на территории России. Впервые откровенный разговор об этом ведётся в книге Олега Глазунова «Китайская разведка» (серия «Китайский марафон»).
     До середины ХХ века Китай, некогда могучая и воинственная империя, находился в состоянии упадка и запустения, а постоянные гражданские войны и иностранная агрессия довели страну до экономической и политической катастрофы. Но теперь ситуация изменилась, а ведь едва не произошло то же, что и с СССР, только на два года раньше. Когда Дэн Сяопин принял волевое решение, прислушавшись к голосу МОБ и МГБ, подавить беспорядки на площади Тяньаньмэнь. А ситуация висела на волоске, в Вашингтоне уже разливали по бокалам шампанское. Но страна не развалилась, не превратилась в колонию Запада, а устояла и набирает невиданную мощь. Правда, чесать по этому поводу головы должны теперь не только в США, но и в России.
     Вообще-то, тайные спецслужбы Китая насчитывают 15 столетий. Известны такие древние манускрипты по тактике шпионажа и разведки, как «Шесть секретных учений Тай-Гуна» и «Искусство войны» Сунь Цзы. Причём эти сочинения было строжайше запрещено держать в частных руках – каралось смертью. Считалось, что владеющий этими трактатами непобедим (одна из глав «Искусства войны» об использовании шпионов, кстати, представлена в Приложении к книге). А такой знаменитый китайский полководец, как Чжан Лян, сыгравший решающую роль в свержении династии Цинь и установлении Хань, приказал даже похоронить себя вместе с этими замечательными трактатами.
     Китай нынче является одним из немногих участков нашей планеты, который не подконтролен «новому мировому порядку». Американские спецслужбы здесь постоянно терпят провал. Потому что за иностранцами в Китае следят буквально все, даже дети, а завербованные китайцы перевербовываются обратно, а то и заведомо играют двойную роль. Зато на территориях других государств китайские агенты пытаются достать, украсть, скупить буквально любую технологию, имеющее отношение к вооружению или к наукоёмким производствам. Вот забавный пример. ФБР расследовало случай, когда китайцы похитили технологию усовершенствованного металла, используемого в американских военных системах и изобретённую в Университете Айова. Причём похитили прежде чем сами американцы успели засекретить её и наладить производство. А вместе с ней украли и список клиентов и маркетинговые стратегии, наладили быстренько производство и стали продавать её самим же Соединённым Штатам. Анекдотичность ситуации заключалась в том, что поскольку технологию ещё не успели запатентовать, то по американскому же законодательству это не является предметом шпионажа и не может расцениваться в качестве кражи.
     Китайские учёные во время дружественного посещения в середине 80-х годов американских ядерных лабораторий ухитрились умыкнуть часть информации, связанной с созданием нейтронной бомбы, а также чертежи ядерных боеголовок для ракеты «Трайдент-2». Очень они любят во время таких посещений якобы случайно ронять на пол свои белоснежные платки, чтобы собрать пыль, или макать, тоже, конечно, совершенно случайно, кончик своего галстука в интересующую их жидкость. Для последующих лабораторных анализов в Китае. А торговые атташе из КНР на ярмарках вооружений берут сотни демонстрационных кассет. И особое внимание китайские разведчики уделяют будущей кибернетической войне, что может, безусловно, позволить Китаю преодолеть военное преимущество как Америки, так и любых других стран, включая Россию.
     Кстати, один из китайских перебежчиков к нам в конце 50-х годов в беседе с сотрудником КГБ сказал: «Вам ещё предстоит столкнуться с Китаем. Ему просто некуда будет деваться. Или вас возьмут «бархатно» – женясь, поселяясь. Китайцы хорошие семьянины». Сейчас аналитики российского Центра стратегического развития пришли к выводу, что «масштабное проникновение на российский Дальний Восток китайских иммигрантов превратилось в острую политическую, социально-экономическую и международно-правовую проблему, ведёт к процессу формирования китайской диаспоры на территориях, оспариваемых у России». Всего Китай, напомню, претендует на 1,5 млн. кв. км. российских земель. А своей шпионской деятельностью китайская разведка сумела охватить практически всю Россию. Думайте.
     
     

Александр ТРАПЕЗНИКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования