Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №46. 14.11.2008

ЖАНТИЛЬНОЕ КИНО

     


     100 лет Россия борется с порнографией

     Карикатура Л. Григорьевой
     В 1908 году, несмотря на пресловутую царскую цензуру, кинопрокатчики заполонили Россию фильмами, которые сего-дня называют «порнухой». Экспансию зарубежной «клубнички» Империя благополучно проспала. Только в апреле 1908 года авторитетнейший отечественный киножурнал «Сине-фоно» со всей серьёзностью информировал об аресте на семь суток участкового пристава (по результатам дознания, назначенного московским градоначальником!) за показ в кинотеа-тре на Петровке кинокартин «парижского жанра». Воистину: и смех и грех.
     Сбывалось предвидение Максима Горького из 19-го века: «Вчера я был в царстве теней… Эта беззвучная, серая жизнь в конце концов смущает и давит вас. Я не представляю научного значения изобретения Люмьера, но оно, несомненно, есть, и его наверное возможно применить к общей задаче науки, к усовершенствованию жизни человека, к развитию его ума. Зачем же именно у Омона1, среди «жертв общественного темперамента» и ярмарочных гуляк, покупа-ющих поцелуи, показывают последнее завоевание науки? Буколика и идиллия не могут иметь места на всероссийском торжище, жаждущем пикантного и экстравагантного».
     Статья написана в год чикагского скандала, вызванного демонстрацией на большом экране американского порнопер-венца «Поцелуй Мэри Ирвин и Джона Райса»2. Пресса пропечатала фильм как зрелище труднопереносимого взаимного скотства и пошлости. Кустарщина, удивится современный зритель, курам на смех!
     Индустрию движущихся порнокартинок запустили, разумеется, французы. Обнажение мадемуазель галлы показали в духе Ги де Мопассана, великого ценителя женской красоты и женской чувственности. Начали со снятия флёр-доранжа в киноленте великого Жоржа Мельеса «Туалет для новобрачной». Ввели понятие жантильного (кокет-ливого) кино. Героиней его стала игривая женщина в стиле «богатая красивая», немножко вне приличий, чтобы мужчина захотел с нею пообщаться.
     В лапотной же России сразу стали грести лопатами. Особенно навёрстывали упущенные сексизрелища в годы рево-люционного подъёма. «Сине-фоно» в корреспонденции из Одессы цитировал: «Демонстрировали мы картину «Изверже-ние Везувия». Принимая её, просмотрели некоторые части. Всё в порядке: красочно, эффектно и строго академично. На сеансе неожиданно в полутёмном зале, переполненном гимназистками и гимназистами, раздаётся громкое гоготание…
     Понимаете, из кратера с последней лавиной взлетает балет из нагих танцовщиц и канканирует самые откровенные па… Одна неожиданность их появления в научной картине уже в состоянии рассеять серьёзное настроение. А тут ещё этот канкан. Оказывается, за границей фабрики считают прекрасным психологическим приёмом, когда посреди видо-вой картины внимание на минуту отвлекается рискованным сюрпризом…»
     В игровом кино тоже легко и быстро перешли Рубикон христианской морали. Киноафиши запестрели пикантными на-званиями фильмов: «Распутная женщина», «Торговля белыми невольницами», «На пороге греха», «Бедные овечки Пари-жа», «Капризная натурщица»…
     Лёгкий жанр на глазах грубел, принося бешеную популярность исполнителям и сказочную прибыль хозяевам кинопро-ката. Дочь бедного слесаря, танцовщица одного из варшавских кабаре Аполлония Халупец, дебютировав в русском боевике «Раба страстей, раба порока!..», стала кинозвездой.
     Она вошла в историю кино как Пола Негри благодаря ролям, сыгранным у великого кинорежиссёра Эрнста Лю-бича. В энциклопедиях названа немецкой и американской актрисой. Киноманам известна как последняя возлюб-ленная божественного Рудольфо Валентино. Король экрана в 1926 году осчастливил поляков откровением: «Огромное духовное удовлетворение доставляет мне знакомство с литературой. Недавно я прочитал французскую книж-ку Полы Негри о кино».
     Советский историк кино Семён Гинзбург нашёл любопытным, что «во внешности Полы Негри в молодости и Веры Холодной было много общего. Пола Негри в своём снятом в России фильме «Раба страстей, раба поро-ка» выступила в том же амплуа, которое стало специальностью Веры Холодной».
     А в начале 1914 года бульварную публику взбудоражила шокирующая новость: Анатолий Каменский выехал в Париж для инсценировки своей пьесы «Трагедия Леды». Эпатировала и актриса, избранная на роль «голой» героини, – несравненная Ида Рубинштейн. Изюминка была и в том, что Каменский возглавлял литературные отделы не-скольких крупных русских кинопредприятий (Алексея Талдыкина, Григория Либкина, Степана Лианозова) и, когда желал, занимался кинорежиссурой, что называется, на дому.
     Спустя же сто лет поражает живучесть клише, пришпиленных советским официозом к личности Анатолия Павловича: «талантливый содержатель дома свиданий» (автор Леонид Андреев, воспевший большевиков), «духовное бед-ствие» (вердикт Максима Горького, буревестника революции), «морда Каменского» – один из образов «страшного ми-ра» Александра Блока, создателя первой советской поэмы о революции «Двенадцать». Как не вспомнить дневниковую запись Зинаиды Гиппиус 1919 года: «Блок, говорят (лично я с ним не общаюсь), даже болен от страха, что к нему в кабинет вселят красноармейцев. Жаль, если не вселят. Ему бы следовало их целых «12». Ведь это же, по его поэме, 12 апостолов, и впереди них «в венке из роз идёт Христос»!»
     Для Каменского революция была «бешенством человека, над которым издевались тысячу лет», неприемлемой для ху-дожника. Он нашёл себя в проповеди свободной любви, «новых отношений», противостоящих условностям, стереотипам старой морали. В 1908 году он создаёт рассказ «Леда» (вскоре переделанный в пьесу), вызвавший грандиозный скан-дал. Ошарашенный Каменский писал другу детства: «Ведь это мелкая газетная шушера и подлая человеческая толпа вы-делила из моих исканий… «Четыре» и «Леду», вещи неплохие, но и не характерные для меня».
     Порнокино с лихвой зализало раны баловня литературной богемы. Из Парижа Каменский привёз боевик, правда, не с Рубинштейн, а с Наташей Трухановой3. Известная танцовщица прелестно сыграла Леду. Украсила киноверсию и работа французского режиссёра Ж.Буржуа. Конечно, картину сначала запретили. Это уже разо-грело кинопублику.
     Затем в «Сине-фоно» опубликовали «изложение» сценария фильма и то ли анекдот, то ли быль: добрейшему москов-скому цензору Борису Борисовичу Шереметьеву показали «Трагедию Леды». Он потерял дар речи. «Н-н-не-возможно… Это н-н-невозможно. Слишком, понимаете, физиологические подробности (посмотрел бы статский советник сегодняшнее государственное российское телевидение, и непременно в кругу семьи! – В.Р.)… Леда уж очень то-го… и поклонники… того… усердны и… того…
     – Вашескородь, будьте отцом родным… сам Каменский писал сценарий, сам ставил, столько слопал!..
     – Сочувствую, но н-н-невозможно.
     – Ну, что же делать?
     – Укоротите сцены любви. Ну, поцелуй там какой-нибудь, и довольно».
     Се ля жантиль от Анатолия Павловича!
     Затем предосудительную кинодраму якобы беспощадно порезали во исполнение требований цензуры и везде разре-шили. По данным серьёзнейшего исследователя раннего кино Бориса Лихачёва, «Трагедия Леды» была одной из самых успешных картин на русском кинорынке во время Первой мировой войны. Удача, которая не улыбнулась даже Александру Дранкову!
     И Каменский продолжил писать сценарии – около 30 за пять лет. Сохранилась экранизация его пьесы «Иди за мной» («Образу забытому твоему», 1917 год) в постановке Вячеслава Туржанского. Сегодня фильмом владеет Швед-ский киноинститут (Стокгольм). Красавица Наталья Кованько даровито сыграла безнравственную Марию Ка-ширину. Эта кинолента примечательна участием звёзд русской сцены Алексея Стаховича (фабрикант) и Витольда Полонского (учитель).
     Циничный Иосиф Ермольев в последнем номере своего киножурнала опубликовал рецензию на картину «Иди за мной» в евангелистических ассоциациях. Мария названа одной из порочнейших Магдалин времени, прикрытой прили-чиями порока; учитель – апостолом во фраке, обращающим «людей к милосердию, прощению, глубочайшему понима-нию человеческих слабостей в век, когда ещё понимали слова: «Бог создал человека правым».
     На деньги армянских нефтепромышленников Каменский с Туржанским состряпали киномерзость «То, что дороже мил-лионов»: пышный кинороман в двух сериях. Первую назвали «Содержанец» или «На средства женщины», вторую – «Со-держанка» или «Купленная любовь». Это про отношения Петра Ильича Чайковского и Надежды Филаре-товны фон Мекк, что для современников не было тайной, хотя в картине имена героев изменены. Жизненную кол-лизию уникальной женщины, матери одиннадцати детей, сказочно богатой меценатки изобразила опереточная красотка Виктория Кавецкая, «королева бриллиантов», известная в артистических кругах талантами содержанки.
     Жуткий моветон. (Песенка Мэрилин Монро «…Поговорите со мной о лучших друзьях девушек – бриллиан-тах» из американского фильма «Джентльмены предпочитают блондинок» (режиссёр Хоуард Хоукс) появилась всё-таки десятилетия спустя и на другом континенте. Сегодня, правда, у нас хитуют гораздо примитивнее.)
     К сожалению, до сих пор кинопошлость «То, что дороже миллионов» литературные справочные издания высокопарно именуют «кинофантазией».
     На глазах рвались нравственные цепи аристократии родовой знати, рушился и мир, их скрепляющий. Кинопублика с радостью оплачивала «новые отношения» Каменского. Кассовыми фильмами стали его «Любовный маскарад» (сцены из курортной жизни), «Чаша запретной любви» (с намёком на Ивана Тургенева), «Четыре» (о соблазнении офице-ром четырёх женщин), «Магнолия» (про Суламифь из русских пейзанок)… Александр Ханжонков с Каменским не работал.
     Толпе импонировали новые русские, которые очень быстро и легко обогащались, не брезгуя ничем. Их культ денег, уничтоживший сословные принципы, давал надежду каждому вкусить дольче виты не только в кинозале.
     Для Анатолия Каменского его порнопир во время Первой мировой войны закончился трагически. После 40 лет жизнь его рвалась на куски. За порнографию его изгнали из врангелевского Крыма. В Берлине Каменский пишет последнее своё произведение – эротическую драму «Чёрная месса». Революцию он уже воспринимает как заговор сатанинских сил против «буржуазного Бога».
     Однако возвращается к революционерам в Москву, где бывший дворянин из Новочеркасска зарабатывает на хлеб правкой «пролетарских рукописей». Затем Каменский снова безуспешно пытается найти себя в эмиграции. Загадка это-го времени: его эксклюзивное сообщение в Берлине о телефонном разговоре Иосифа Сталина и Михаила Булгакова, состоявшемся 18 апреля 1930 года.
     Каменский вновь возвращается в Москву. В 1937 году его арестовывают за шпионаж. В декабре 1941 года Анатолий Павлович скончался в Ухтижемлагере Коми АССР. Посмертно реабилитирован.


     1Шарль Омон (Соломон) – француз алжирского происхождения, удачливый антрепренёр. Его кафешантан «Те-атр-концерт Паризиен» в Камергерском переулке Константин Станиславский называл «вертепом разврата». Газета «Русское слово» требовала закрыть театры Омона – московские очаги великосветского разврата. С лета 1896 года за-нялся кино.
     2Фильм вошёл в историю кино ранним использованием крупных планов (лицо при поцелуе). Через тридцать лет из поцелуя напомаженных губок американской кинозвезды в щёку Игоря Ильинского родится советская киноко-медия «Поцелуй Мэри Пикфорд» при участии Дугласа Фэрбенкса и Вадима Шершеневича. «Поцелуй в диафрагму» – кинематографический термин, обозначающий счастливый финал (happy end) в кино.
     3Выступала, главным образом, в Париже. Умерла в Москве в 1956 году.


Валентина РОГОВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования