Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №52. 26.12.2008

РАВНОВЕСИЕ ДНЯ И НОЧИ

     Михаил Андреев
     Я и не знал, что творец невесомого тополиного пуха в слове когда-то слушал на Высших литературных курсах мои лекции по Толстому и Достоевскому. «Тополиный пух, жара, июль...» – казалось бы, так просто сказано, а поёт вся страна. Он сотворил пословицу-песню: «Потому что нельзя быть красивой такой». «Отчего так в России берёзы шумят?» – это тоже он. Участь всех песенников: их знают, не зная. Пастернак называл себя скромным словом «литератор», так затаскан титул поэта, но мне это слово нравится. Да и каким ещё другим названием именовать автора таких строк: «У света с тьмой кровать двуспальна / не прибранная иногда, / и в комнате, той самой дальней / ещё ты не был никогда». Я сразу вспомнил гениальный этюд Врубеля «Неприбранная постель». Там есть и «Демон поверженный», и «Демон летящий». А всего-то навсего карандашный набросок тьмы-света.
     Но в отличие от Врубеля Михаил Андреев настроен не на трагический, а на гармоничный лад. Клюевский «ангел простых человеческих дел», несомненно, задел его своим крылом: «Как в рукавичке с тобой тепло». Он из тех поэтов, которые во вселенной, как дома, и дома, как во вселенной. «Снег неторопливо таял, / отхаркиваясь немотой». Он пишет неторопливо, плавно, «ленивее самих налимов». Строки плещутся, как рыбы в садке, гудят, как пчёлы в сотах. «Жить в дворике с гордыней видною, / нести мильоны околесиц» – это его феодальное право. Право первой ночи, первого утра, первого вечера и первого дня. «Был день посмертно ночью болен / совсем без видимых причин».
     Однажды Есенин сказал футуристам: «У меня есть родина, а у вас нет». Но это несправедливо. Русских футуристов не спутаешь ни с итальянцами, ни с американцами, ни с французами. Теперь, слава Богу, все утопии рухнули. И футуристы моего склада, и приверженцы пушкинской пушистой тополиной традиции знают, что Бог и природа всегда умней человека. Жизнь «завяжет сотни узелков / на память в наказание, / и тысячи учеников / не выполнят задания». Стихи Михаила Андреева – это такие таинственные узелки на память, чтобы не забывали жизнь. А что ещё может сделать поэзия? Только напомнить нам о самих себе: «Спасибо самому себе / от имени всечеловечества, / спасибо вьюге и пурге, / что наводила околесицу».
     Михаил Андреев из тех краёв, где «на нерест лососи плывут, / о камни себя раздирая». Эти лососи все до единого – поэты и настоящие мужики. Каждая удачная строка – такой разодранный о камни лосось. «Взметаешь вверх пространство, вольно! / И грудь пространство давит больно». Поэт продирается, взлетает, падает, его стих – преодоление. А в поэзии ты на верном пути, если упираешься в стену.
     Каждый поэт делает одно своё самое главное открытие. И потом рассказывает об этом всю жизнь. Выговориться до конца не удалось ещё никому. Может быть, и не надо. Но что характерно для русской литературы – у нас у каждого писателя есть своя формула счастья. У Есенина: «Счастлив тем, что целовал я женщин, / мял цветы, валялся на траве / и зверьё как братьев наших меньших / никогда не бил по голове». У Михаила Андреева: «Ты знал, хотя был слишком молод, / что это всё тебя спасёт: / закат, рассвет, печаль которых / по форме с жизнью совпадёт».

Константин КЕДРОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования