Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №52. 26.12.2008

ТРАГЕДИЯ БАРНАУЛЬСКОГО ПОЛКА

     Александр РОДИОНОВ
     Александр Родионов начинал как геолог. Сейчас он известен как исторический романист. По его мнению, сегодня белым пятном в истории Сибири остаются события первой мировой войны.
     – Мы ничего не знаем, к примеру, о судьбе Барнаульского полка, – говорит Родионов. – Первый раз он отличился ещё в русско-японскую войну, выстояв несколько атак в окрестностях Порт-Артура. За проявленное мужество этот полк тогда назвали «Серебряные трубы». В Барнаул он вернулся уже в 1906 году прямо к освящению Никольского храма.
     Если позволите, я два слова скажу о самом храме. В своё время русский Генштаб попросил архитекторов спроектировать три варианта войскового храма: на 300 человек, 600 и 900. За это дело взялся сын писателя Глеба Успенского – Александр. По его проекту за несколько лет в России воздвигли, кажется, восемнадцать храмов – от Кушки до Спасска-Дальнего. У нас в Барнауле храм был рассчитан на 600 человек.
     Я не так давно предложил нашим священникам установить памятный знак в честь архитектора. Но на меня замахали руками. Дело в том, что Александр Успенский был женат на сестре террориста Бориса Савинкова. Да и сам Успенский имел грехи. Когда-то он проходил по Вахтинскому делу. Однако власть не стала жёстко его наказывать. Она сначала позволила Успенскому доучиться, но потом отправила его в ссылку, но не в какую-то глухомань, а в родовые места – в Белоруссию.
     Когда грянула первая мировая война, Барнаульский полк отправили воевать с немцами. Потом начались всякие революции. В трагическом 1918 году полк поднял свой флаг и присягнул Колчаку. Но к началу января 1919 года ситуация в Сибири резко осложнилась. Полк, чтобы не оказаться в красном окружении, через Кузбасс отступил на Енисей и оттуда уже санным путём вышел сначала на Байкал, а потом на Читу. После расстрела Колчака у командования был выбор податься к Каппелю. Но оно предпочло отойти в Харбин. И в 1921 году полк существовать перестал.
     – Значит ли это, что следующий ваш роман будет о драматической судьбе Барнаульского полка?
     – Нет. При всём том это не моё время. Я ещё не могу опомниться от века восемнадцатого, от Матвея Гагарина, которому посвятил два тома романа «Князь-раб».
     – Некоторые историки до сих пор воспринимают фигуру Матвея Гагарина как сепаратиста, который пытался отделить Сибирь от России. Вы с такой трактовкой согласны?
     – Я в своём романе прямого ответа не даю. Вы учтите: Гагарин лучше других понимал, что такое Сибирь. Его дед был воеводой в Томске, а отец правил в Югре, в Берёзове. Я свой роман закончил тем, что накануне смертной казни к Гагарину пришёл священник и прямо его спросил, промышлял ли тот отложение от России. Выслушав исповедь, священник доложил Петру Первому, что Гагарин так ни в чём и не повинился. На словах Гагарин подтвердил свою безгрешность, что отделять Сибирь он не хотел. Но это на словах. Другой вопрос: что творилось в его душе?..
     – Над чем вы сейчас работаете?
     – По просьбе Аркадия Елфимова составляю для цикла его альманахов «Тобольск и вся Сибирь» барнаульский том.
     – Что стало за последнее время для вас литературным событием?
     – Книги Анатолия Омельчука. Я за последние двадцать лет такой неистовой любви к Сибири, как у Омельчука, не встречал.
     – А что огорчило?
     – Состояние литературы на Алтае. У нас в Союзе писателей теперь в моду вошло устраивать оргнаборы, принимать в писатели сразу целое стадо, десять-двенадцать голов. В геологии есть такое понятие: «разубоженная руда». Оно означает наличие большого количества пустой породы в тонкой прослойке хорошей жилы. Вот и у нас в Союзе писателей уж очень много появилось пустой породы. Я поэтому даже перестал в этот Союз ходить.

Вячеслав ОГРЫЗКО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования