Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №52. 26.12.2008

ПРОМЕЖ ОГНЯ И ПОЛЫМЯ

     В одном из тезисов в поэме «Мёртвые души» Н.В. Гоголь выражает своё мнение о том, что в Европе нет такого слова, «...которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово».
     Вот и А.Титов решил эту идею углубить («Старый Гоголь и новые люди, или Трагедия необновившейся души», «ЛР», № 24 от 13 июня). Слова у него действительно «бойкие», но что-то такое пироманическое от их прочтения зарождается в сознании. Не знаю даже, есть ли такое прилагательное, но существительное «пироман» вроде как есть. Человек такой: если не поджигает ничего, то, по крайней мере, огонь любит.
     В этой публикации Титова душа постоянно горит. С чего бы это? Я даже жирными буквами кое-что повыделял в цитатах. Жир – это я добавил, чтобы лучше горело, а цитаты – из Титова Александра Михайловича. Процесс горения у него как-то не очень последовательно проистекает: вначале душа «сгорает», затем она «обугливается от невыполнимости планов». После сгорания эта материя, как и должно, не исчезает бесследно, а переходит в другую форму существования. «От души, – продолжает Титов, – остаётся кучка пепла, лезущего в глаза потомкам. А тем лишь бы посмеяться...»
     Вот и представьте себя потомком: вам пепел прямо из «кучки» – в глаза! в глаза! в глаза! А вы – божья роса. Здесь уже не до смеха, за каким-нибудь альбуцидом в аптеку быстро бежать надо в полном запепелении глаз своих. Маневр рискованный... А, судя по этому агрессивному пеплу, душа – вещество твёрдое и горение гетерогенное, что как раз и типично для результатов сгорания твёрдых материалов. Наверное, автор, убеждённый материалист, марксист практически, поскольку далее ещё и подчёркивает, что коммунизм это «всё материальное с маленькой буквы».
     В публикации, как и в известной и некогда популярной песне, много, много, много, много, много огня. Губернатор в Тьфуславле произносит «пламенные фразы» в духе «современных «борцов с коррупцией», и «горят» полицейские шкафы с бумагами. «Мёртвые души, – рассуждает Александр Михайлович, – после революции освоили Гулаг, построили каналы, заводы, вознесли к небесам смысл труда. И сгорели в ту же активную эпоху, оставив после себя дымок патриотизма...» и т.д.
     Пепла уже нет, а дымок, если не по цвету, то по запаху или химическому составу имеет определённые свойства, что не лишено философского смысла. Дым отечества известен. Это тот, который нам и сладок и приятен. Здесь «дымок» другой. Он струится и вызывает вопросы: нам радостно, что сгорает наше топливо? Рязанские берёзовые поленья или кемеровский уголь? А, может, что-то «за бугром» полыхает, а мы взираем на всё это и патриотично оглядываемся по сторонам? У нас сегодня всё OK.
     Как преподавателю истории и обществоведения по диплому, мне читать интересно. Автор вспоминает Хрущёва, Сталина, намекает на таких начальников, имена которых, как и Титов, боюсь даже называть. В силу врождённой любознательности у великого грузина нашёл «патриотический» дым, в 1917-м он написал о нём в статье «О войне». «Дымок» и в Интернете нашёл и теперь точно цитирую неизвестного автора:


     Дымок патриотизма
     Над молодой отчизной:
     Ум, Совесть и Харизма,
     И Грустные глаза... и т.д.

     У Титова есть ещё и необычная «тусклая молния патриотизма». Почему она «тусклая», если она «молния»? И потом, дымок или молния? Что там у нас первичным будет?.. Т.е. что за чем?
     Ясно, что мои домыслы не носят системного характера. Лишь впечатления. Титов справедливо замечает, что даже самому Гоголю неизвестен «состав веществ, перегорающих в сердце» А.С. Пушкина. В новом очаге горения он обнаружил, что «...разбуженные Пушкиным и Гоголем энергии, объединённые «незнаньем», устремляются в «нужное» русло». А вот в «многозначительном» молчании мужика из деревеньки полного бездельника помещика А.И. Тентетникова и в отблеске горы тоже «таится энергия будущего», и здесь вектор этой энергии уже понятен.
     В ходе осмысления полыхающих строк приходит на ум известный факт, когда Гоголь сравнивал пламя горящего сахара с Бенкендорфом, подразумевая его голубой жандармский мундир и прогнозируя, что именно это должно «...привесть в порядок сытые желудки». Чьи «желудки», придумайте сами. А про мундир лишь только потому, что Александр Михайлович «ожидание жандарма» стороной не обходит.
     Впрочем, хватит, хватит, хватит огня. В отношении того, что потомкам «...лишь бы посмеяться...» (к этой цитате вроде как из А.М. Титова, если её помните, я прицепился в начале своей заметки понапрасну). Николай Васильевич Гоголь в поэме действительно написал, что «...смеётся текущее поколение и самонадеянно, гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки».
     Помещик Тремалаханского уезда Андрей Иванович Тентетников очень хотел «...обнять всю Россию со всех точек – с гражданской, политической, религиозной, философической, разрешить затруднительные задачи и вопросы, заданные ей временем, и определить ясно её великую будущность – словом, большого объёма». Ничего не получилось. Наверное, Н.В. Гоголя даже сегодня всего «обнять» невозможно.
     Мне нравятся рассуждения Александра Михайловича Титова «Старый Гоголь и новые люди, или Трагедия необновившейся души». Его стремление разрушить монополию на оценку значения Н.В. Гоголя для современного общества, сформулировать свой взгляд на его наследие, на его роль и место в жизни россиян, желание Титова по-новому прочесть и понять, казалось бы, давно уже всем известные слова классика.
     С некоторыми оценками автора трудно согласиться. Например, почему Сталин только «выкорчёвывал» что-то? Мне кажется, он больше насаждал. Автор утверждает, что «душевное перестроение» русского человека начинается только сейчас, в новом тысячелетии? Вряд ли это верно. Диапазон аргументов от Киевской Руси и Петра I до Ленина, Горбачёва и далее. Титов считает, что Чичикова «нигде не видно», но ведь Павел Иванович никуда не уезжал... Сегодня он покупает мало, больше продаёт: лекарства от рака или для потенции, квартиры вместе с жильцами или в новостройках и т.д. Да и почему Чичиков «ничтожный»? Он вполне узнаваемый сегодня человек. Достаточно почитать что-нибудь из сообщений Следственного комитета при прокуратуре или взглянуть на Сергея Пантелеевича Мавроди. В прицелах телеобъективов он не хуже П.И. Чичикова выглядит. Кроме того, я бы не опирался так безоглядно на В.В. Розанова. Ведь Василий Васильевич делом своей жизни избрал борьбу с Гоголем, а затем понял пустоту своей затеи и признал своё поражение в споре.
     Николай Васильевич писал в «Мёртвых душах» о наших учёных рассуждениях, замечал, как они обычно робко и смиренно начинаются и чем заканчиваются. Наша братия, получив «рысь», разговаривает с «...древними писателями запросто, задаёт им запросы и <…> даже отвечает на них...». Именно так и завершает своё исследование Титов вопросами, где первым числится: «На что же нам надеяться, товарищ Гоголь?» Думается, что автор продолжает свои поиски.
     Сочинил так. Авось это «размычет и растеребит хандру мою», как говаривал Платонов. Авось напечатают. Правда, Платонов со второго тома поэмы, а персонажи из него Титову Александру Михайловичу не любы.

Георгий ДЗЮБА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования