Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №48. 04.12.2009

СВОЯК НИЗАМИ

Сегодня мне очень трудно писать воспоминания о Юрии Кузнецове.

Не только потому, что я его знал как настоящего поэта, как говорил гениальный Низами, таким должен быть поэт:

 

Не каждый муж может выдержать испытание тьмы,

Способна вытерпеть только вода живая.

 

Низами под словом «живая вода» подразумевает слияние с вечностью.

Ангелоподобные люди – у которых в душе и в теле есть искра Божья, которые творят безвозмездно. Действительно, не каждый муж способен вытерпеть испытание тьмы, как Кузнецов.

Моё новое знакомство с классиком Кузнецовым произошло в Москве летом 1996 года. Я читал и печатал его стихи ещё до нашей встречи. Литературный мир с благоволением отнёсся к этим стихам. Главный редактор журнала «Гянджлик» поэт Мамед Исмаил заново напечатал эти переводы со словами аннотации. Я никак не ожидал, что с первого дня знакомства он меня пригласит на Высшие Литературные курсы поэтической семинарии.

Радуясь, я поблагодарил его. Между нами произошёл такой разговор:

– Юрий Поликарпович, курсы продолжаются?

Он коротко ответил:

– Да конечно, конечно!

Я тогда намекнул на несоответствие моего возраста:

– Юрий Поликарпович, мои студенческие годы уже прошли.

Он, смеясь, ответил:

– Ты только приходи и увидишь, что среди твоих сокурсников есть люди старше тебя.

Получив моё согласие, мы прекратили разговор на эту тему.

С благословения Юрия Поликарповича я с 1 сентября 1997 года стал слушателем Высших Литературных курсов.

 

Пер­вый день за­ня­тий

 

В пер­вый день учё­бы мы все жда­ли Куз­не­цо­ва. Он важ­ным ша­гом за­шёл в ау­ди­то­рию. По его внеш­не­му ви­ду бы­ло вид­но – со­че­та­ние офи­цер­ской вы­прав­ки и по­эти­че­с­кой му­д­ро­с­ти.

По­з­д­ра­вил всех и ска­зал:

– Рос­сия – на­ша ро­ди­на, наш род­ной дом. Как вез­де, так и в Моск­ве ощу­ща­ет­ся бес­по­кой­ст­во. Бе­ре­ги­те друг дру­га. Мы все рос­си­я­не, но сре­ди нас на­хо­дит­ся при­ехав­ший из да­лё­ко­го Азер­бай­д­жа­на наш друг, по­эт Го­д­жа Ха­лид. Про­шу уде­лить ему осо­бое вни­ма­ние.

По прав­де го­во­ря, я был оша­ра­шен. Шут­ка ли – по­эт Рос­сии с боль­шой бук­вы, фе­но­мен, так ме­ня пред­ста­вил. По­сле слов Куз­не­цо­ва, ска­зан­ных с глу­бо­кой ве­рой и ува­же­ни­ем ко мне, я был в цен­т­ре вни­ма­ния.

 

Моя ма­ма – Ни­на Аве­рь­я­нов­на

 

Не про­шло и двух дней, как на пе­ре­ме­не ко мне по­до­шла жен­щи­на в зо­ло­тых оч­ках баль­за­ков­ско­го воз­ра­с­та. Ока­залось, что она за­ве­ду­ю­щая учеб­ной ча­с­тью выс­ших кур­сов. В этой сфе­ре она ра­бо­та­ла со­рок лет.

Она при­ве­ла ме­ня в свой ка­би­нет. Сна­ча­ла она рас­ска­за­ла о се­бе. По­том она мно­го рас­спра­ши­ва­ла о ро­ди­не, о жиз­ни се­мьи. Она да­ла по­нять, что Куз­не­цов очень сер­деч­но от­зы­вал­ся обо мне. «Мы все с не­тер­пе­ни­ем ожи­да­ли Ва­ше­го при­ез­да. По­сле раз­ва­ла Со­вет­ско­го Со­ю­за вы пер­вый ино­ст­ра­нец, ко­то­ро­го при­гла­си­ли на Выс­шие Ли­те­ра­тур­ные кур­сы».

Я по­чув­ст­во­вал, что зна­ком­ст­во с Юри­ем Куз­не­цо­вым силь­но ин­те­ре­су­ет са­мо­от­вер­жен­ную жен­щи­ну.

За­кон­чив сред­нюю шко­лу, я по­сту­пил в По­ли­тех­ни­че­с­кий ин­сти­тут. Со вто­ро­го кур­са, бро­сив ин­сти­тут, по­шёл в ар­мию. Офи­це­ры во­ин­ской ча­с­ти сто­я­ли в оче­ре­ди за сбор­ни­ком сти­хов. Из рук в ру­ки пе­ре­да­ва­ли сбор­ник друг дру­гу. Я за­ин­те­ре­со­вал­ся, так как я то­же пи­сал сти­хи. Не­сколь­ко мо­их сти­хов уже бы­ли из­да­ны. Офи­це­ры го­во­ри­ли, что в рус­ской по­эзии по­явил­ся но­вый та­лант. Ко­му бы в ру­ки ни по­па­ла это кни­га, в пер­вый раз про­чи­тав эти сти­хи, че­ло­век за­по­ми­нал их – «Сказ­ка об ато­ме», «Трид­цать лет» и т.д. Вы­про­сив кни­гу у офи­це­ра, я про­чи­тал её. Так на­ча­лось моё зна­ком­ст­во с со­вре­мен­ной рус­ской по­эзи­ей Куз­не­цо­ва.

Обо всём по­дроб­но я рас­ска­зал Ни­не Аве­рь­я­нов­не. Она с улыб­кой ска­за­ла:

– Ты друг ге­ни­аль­но­го по­эта. И в лю­бое вре­мя об­ра­щай­ся ко мне, как к сво­ей ма­те­ри.

Куз­не­цов ещё боль­ше вы­рос в мо­их гла­зах. Внеш­не стро­гая и не­раз­го­вор­чи­вая на пер­вый взгляд жен­щи­на ока­за­лась очень ду­шев­ным че­ло­ве­ком.

 

Сре­ди дру­зей

 

Пер­вые дни я силь­но ску­чал. В об­ще­жи­тии на 7-м эта­же, на ули­це До­б­ро­лю­бо­ва, си­дел в сво­ей ком­на­те и вспо­ми­нал, стра­дая, род­ную де­рев­ню, мать, же­ну, де­тей. Но раз­ве мож­но ску­чать сре­ди рус­ских дру­зей?

Вско­ре ком­на­та на­пол­ни­лась дру­зь­я­ми. Дру­же­с­кие про­гул­ки, дни рож­де­ния, ве­сё­лые шут­ки, спо­ры о по­эзии, од­ним сло­вом, рус­ская сер­деч­ность оку­та­ла ме­ня, и ску­чать бы­ло не­ког­да.

Мне ста­ли близ­ки­ми дру­зь­я­ми шо­фёр из Орен­бур­га Н.Паш­ков, Ана­то­лий Пер­шин из Там­бо­ва, Кон­стан­тин Па­с­каль из Ря­за­ни, Ан­д­рей Смо­лин из Во­лог­ды, В.Ер­мо­ла­ев из Сверд­лов­ска, Алек­сандр Ана­ни­чев из Сер­ги­е­ва По­са­да.

Мы ча­с­то со­би­ра­лись все вме­с­те, ве­ли бе­се­ды о но­во­стях в ли­те­ра­ту­ре, стро­и­ли пла­ны на бу­ду­щее. Каж­дый стро­ил свои соб­ст­вен­ные пла­ны. Но бли­жай­ший план у всех был один – най­ти об­щий язык и по­дру­жить­ся с Юри­ем Куз­не­цо­вым.

Од­наж­ды Паш­ков с го­ре­чью ска­зал мне мы все по­па­ли сю­да ра­ди Куз­не­цо­ва, но кро­ме те­бя, он ни с кем не об­ща­ет­ся. Куз­не­цов ча­с­то брал ме­ня с со­бой в ре­дак­цию жур­на­ла «Со­вре­мен­ник» и бе­се­до­вал со мной как с рав­ным.

Од­наж­ды по­сле за­ня­тий Куз­не­цов мне ска­зал:

– Жди ме­ня не­да­ле­ко от Твер­ско­го буль­ва­ра!

Уви­дел, что я за­мял­ся, до­ба­вил:

– Же­на при­гла­си­ла те­бя в гос­ти.

Не по­ш­ло де­ся­ти ми­нут, как он по­явил­ся. С до­ве­ри­ем по­ло­жив ру­ку на пле­чо, ска­зал:

– По­ш­ли, же­на хо­чет с ва­ми по­зна­ко­мить­ся.

Сме­ясь, до­ба­вил:

– Она из ва­ших, ка­заш­ка.

Две до­че­ри и же­на встре­ти­ли ме­ня по-дру­же­с­ки. В сто­ло­вой на­кры­ли стол, и на­ча­лась ин­те­рес­ная бе­се­да. Я спро­сил у Фа­ти­мы ха­нум:

– Зна­е­те ли Вы про­ис­хож­де­ние Ва­ше­го име­ни?

Она от­ве­ти­ла:

– Ко­неч­но, знаю. Фа­ти­ма это имя же­ны про­ро­ка Му­ха­ме­да.

Но я ис­пра­вил её ошиб­ку:

– Фа­ти­ма не же­на про­ро­ка, а дочь.

Ус­лы­шав это, Куз­не­цов рас­сме­ял­ся. Не удер­жал­ся от то­го, что­бы по­шу­тить:

– Ты раз­ве не зна­ешь о про­ис­хож­де­нии сво­е­го име­ни?

Тог­да я спро­сил у Куз­не­цо­ва:

– Юрий По­ли­кар­по­вич, Вы зна­е­те, кто та­кой Ни­за­ми?

А он с иро­ни­ей мне:

– Ты сам мои сти­хи «Тень Ни­за­ми» пе­ре­вёл. Ни­за­ми ге­ни­аль­ный по­эт Азер­бай­д­жа­на.

Я ска­зал:

– Нет, Вы не зна­е­те Ни­за­ми, он Ваш род­ст­вен­ник.

Куз­не­цов с удив­ле­ни­ем по­смо­т­рел на ме­ня.

– Как это мо­жет быть?

Я рас­ска­зал ему о кып­чак­с­кой кра­са­ви­це Афаг, ко­то­рую по­слал Ни­за­ми Дер­бенд­ский По­ве­ли­тель. Я рас­ска­зал о же­нить­бе Ни­за­ми и Афаг. И до­ба­вил:

– Да, Юрий По­ли­кар­по­вич, Вы сво­як Ни­за­ми. Это судь­ба. Ина­че по­че­му Вы столь­ко пи­са­ли о нём сре­ди столь­ких ге­ни­ев.

По­ду­мав, он вне­зап­но под­нял тост за это родство.

 

Демократичный и требовательный Кузнецов

 

Кузнецов был очень тре­бо­ва­тель­ным че­ло­ве­ком. Но дру­го­го та­ко­го де­мо­кра­тич­но­го че­ло­ве­ка я не знал. Он да­вал нам пол­ную сво­бо­ду. Мы учи­лись у не­го по­эти­че­с­ко­му ма­с­тер­ст­ву. Да­же по­жи­лые слу­ша­те­ли мно­го­му на­учи­лись у Куз­не­цо­ва. Мы ча­са­ми си­де­ли и об­суж­да­ли его се­ми­на­ры.

Сре­ди нас бы­ли и мо­ло­дые, не­о­пыт­ные по­эты. Ино­гда они бес­поч­вен­но спо­ри­ли с ним. Ве­ли­кий по­эт, как на­сто­я­щий пе­да­гог, тер­пе­ли­во всё объ­яс­нял им.

Од­наж­ды Куз­не­цов объ­я­вил:

– На оче­ред­ном се­ми­на­ре бу­дем об­суж­дать сти­хи та­ко­го-то по­эта. Он се­бя счи­та­ет ге­ни­ем. Ни­че­го, мы ему ука­жем на его ме­с­то.

Мы на­ча­ли го­то­вить­ся к об­суж­де­нию. За один день до се­ми­на­ра мой «зо­ло­той друг» Ана­то­лий Пер­шин при­шёл ко мне в ка­би­нет. По­го­во­ри­ли о том, о сём. Ухо­дя, он объ­яс­нил, что на за­в­т­раш­нем об­суж­де­нии Куз­не­цов же­ла­ет, что­бы я был ак­тив­ным.

На сле­ду­ю­щее ут­ро ау­ди­то­рия бы­ла пе­ре­пол­не­на. Все ин­те­ре­со­ва­лись сти­ха­ми са­мо­до­воль­но­го по­эта. Как все­гда, улы­ба­ясь, Куз­не­цов от­крыл се­ми­нар.

– По­жа­луй­ста, бу­дем сви­де­те­ля­ми и уча­ст­ни­ка­ми «каз­ни», – пре­до­ста­вил пер­вое сло­во Ана­то­лию Пер­ши­ну.

До при­ез­да на кур­сы он жил в де­рев­не. Ро­дил­ся в об­ра­зо­ван­ной се­мье. Че­ло­век-эру­дит с ши­ро­ки­ми эн­цик­ло­пе­ди­че­с­ки­ми зна­ни­я­ми, он всё вни­ма­ние при­влёк к се­бе. У Куз­не­цо­ва бы­ла к не­му осо­бая сим­па­тия. Пер­шин вы­сту­пил ко­рот­ко, но очень со­дер­жа­тель­но. Он ука­зал на не­до­стат­ки в его сти­хах, ог­ра­ни­чен­ность его кру­го­зо­ра и дру­гие про­бе­лы. Куз­не­цов вдруг об­ра­тил­ся ко мне:

– О чём ду­ма­ет наш азер­бай­д­жан­ский друг?

Я на­чал вы­ступ­ле­ние так:

– Я все­гда был за тра­ди­ци­он­но на­пи­сан­ные сти­хи и ос­та­нусь сто­рон­ни­ком это­го. На­счёт сти­хов на­ше­го мо­ло­до­го дру­га мо­гу ска­зать, эти стро­фы боль­ше все­го по­хо­жи на пе­ре­вод с ка­ко­го-то язы­ка на рус­ский.

– Вот имен­но! – вско­чил с ме­с­та Куз­не­цов. По­сле мо­е­го вы­ступ­ле­ния на­ча­лось бур­ное об­суж­де­ние. По­эт, чьи сти­хи об­суж­да­ли, вы­ра­зил своё не­до­воль­ст­во. Но встре­тил­ся со взгля­дом Куз­не­цо­ва:

– У них ог­ром­ная тра­ди­ция, а что у вас?

Эти­ми сло­ва­ми за­кон­чил вы­ступ­ле­ние Куз­не­цов. Че­рез не­сколь­ко дней на оче­ред­ном се­ми­на­ре на­ши ря­ды по­ре­де­ли – «Ве­ли­кий» по соб­ст­вен­но­му же­ла­нию пе­ре­шёл в дру­гой се­ми­нар.

Куз­не­цов не­на­ви­дел са­мо­до­воль­ных хва­с­ту­нов. Он пре­по­дал нам хо­ро­ший урок. В мо­ей судь­бе он сы­г­рал важ­ную роль. Бла­го­да­ря его пе­ре­во­дам мои сти­хи уви­де­ли свет в жур­на­ле «Юность». И те­перь мои сти­хи из­да­ют­ся в рус­ской пе­ча­ти под за­го­лов­ком «По­след­ние пе­ре­во­ды Ю.Куз­не­цо­ва».

Куз­не­цов, как все ве­ли­кие по­эты, не пе­ре­но­сил не­спра­вед­ли­во­с­ти, ко­то­рая про­ис­хо­ди­ла в стра­не. Как всех ве­ли­ких по­этов, судь­ба ми­ра очень бес­по­ко­и­ла его. Сти­хи «Раз­ру­ши­те­лям ми­ра» – ху­до­же­ст­вен­ное вы­ра­же­ние бес­по­кой­ст­ва его ду­ши.

Его вне­зап­ная кон­чи­на по­тряс­ла ме­ня. И сей­час не ве­рит­ся, что Куз­не­цо­ва нет на све­те.

Все­го 62 го­да – воз­раст про­ро­ка. Ви­ди­мо, их судь­бы близ­ки.

Но ус­по­ка­и­ва­ет то, что его уче­ни­ки не­сут вы­со­ко зна­мя по­эзии Куз­не­цо­ва. По­ка су­ще­ст­ву­ет Ве­ли­кая Рос­сия, по­эзия Куз­не­цо­ва бу­дет жить. По­эзия Куз­не­цо­ва все­гда бу­дет ос­ве­щать путь че­ло­ве­че­ст­ву.

 

Годжа ХАЛИД

село КИЧИК,

Щекинский район,

Республика АЗЕРБАЙДЖАН


Го­д­жа Ха­лид (На­ми­зат За­ка­ри­я­ев) ро­дил­ся в 1954 го­ду. В 1999 го­ду за­кон­чил Выс­шие лит­кур­сы. Пе­ре­вёл на азер­бай­д­жан­ский язык сти­хи Тют­че­ва, Фе­та, Есе­ни­на, Руб­цо­ва, Со­ко­ло­ва, Пе­ре­дре­е­ва, Куз­не­цо­ва. Ра­бо­та­ет в сель­ской шко­ле.





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования