Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №08. 26.02.2010

НЕ СЧИТАЮ, ЧТО НАША ЖИЗНЬ БЕЗНАДЁЖНА

Рома ТИРН
Рома ТИРН

Рома Тирн – известная шри-ланкийская художница и писательница, которая с десяти лет живёт в Великобритании. Не так давно на русский язык был переведён её роман «Москит», который тут же стал бестселлером.

 

 

– Ро­ма, вы учи­лись в Ко­ро­лев­ской ба­лет­ной шко­ле, по­том за­ни­ма­лись жи­во­пи­сью (и до­воль­но ус­пеш­но), но в 2007 го­ду «вдруг» на­пи­са­ли ро­ман… Чем бы­ло вы­зва­но ва­ше об­ра­ще­ние к ли­те­ра­ту­ре? Что та­кое мо­жет со­об­щить ми­ру пи­са­тель, че­го не мо­жет со­об­щить ху­дож­ник?

– Я все­гда хо­те­ла быть пи­са­те­лем и на­ча­ла пи­сать ещё в дет­ст­ве. Тем не ме­нее я окон­чи­ла Ху­до­же­ст­вен­ную Шко­лу Рас­ки­на в Ок­с­фор­де. Ког­да мне за­хо­те­лось на­пи­сать ро­ман, я при­шла имен­но ту­да и спро­си­ла у сво­е­го учи­те­ля жи­во­пи­си: «Что же мне де­лать? Я хо­чу на­пи­сать ро­ман, но ведь я ху­дож­ни­ца!» На что учи­тель от­ве­тил мне: «Ро­ма, ка­кая раз­ни­ца? Ху­дож­ник, пи­са­тель – это всё про­сто сло­ва. Вы­ра­зи то, что ты хо­чешь, и не­важ­но, что у те­бя по­лу­чит­ся в ре­зуль­та­те – кни­га или кар­ти­на».

– Вы ри­су­е­те кар­ти­ны, де­ла­е­те филь­мы, пи­ше­те кни­ги. Кем вы се­бя ощу­ща­е­те в пер­вую оче­редь: пи­са­те­лем, ху­дож­ни­ком или фильммей­ке­ром?

– Сей­час пи­са­те­лем.

– В ро­ма­не «Мос­кит» вы рас­ска­зы­ва­е­те вы­мы­ш­лен­ную ис­то­рию, или у Тео и Ну­ла­ни бы­ли ре­аль­ные про­то­ти­пы? На­сколь­ко ваш ро­ман по­ст­ро­ен на ав­то­био­гра­фи­че­с­ком ма­те­ри­а­ле?

– Ав­то­био­гра­фи­че­с­кие эле­мен­ты есть в лю­бом ро­ма­не. Ко­неч­но, ког­да я пи­шу о Шри-Лан­ке, где я ро­ди­лась и жи­ла до де­ся­ти лет, и о жи­те­лях это­го ос­т­ро­ва, я вкла­ды­ваю что-то из сво­ей би­о­гра­фии. Мои дет­ские вос­по­ми­на­ния про­сто не мог­ли не от­ра­зить­ся в ро­ма­не. В ос­но­ву не­ко­то­рых эпи­зо­дов, при­сут­ст­ву­ю­щих в «Мос­ки­те», лег­ли ре­аль­ные со­бы­тия, сви­де­тель­ни­цей ко­то­рых я бы­ла. На­при­мер, со­жже­ние под­ро­ст­ка за­жи­во, опи­сан­ное в ро­ма­не, я ви­де­ла в че­ты­ре го­да. Вот до та­кой сте­пе­ни этот ро­ман мож­но на­звать ав­то­био­гра­фич­ным.

– По­че­му вы сде­ла­ли глав­ны­ми ге­ро­я­ми ро­ма­на пи­са­те­ля и ху­дож­ни­цу? Что бы прин­ци­пи­аль­но из­ме­ни­лось в их ис­то­рии, ес­ли бы Тео был, на­при­мер, про­фес­со­ром ма­те­ма­ти­ки, а Ну­ла­ни – та­лант­ли­вой пе­ви­цей?

– Я сде­ла­ла глав­ных ге­ро­ев пи­са­те­лем и ху­дож­ни­цей, по­то­му что мне лег­че до­сто­вер­но пе­ре­дать вну­т­рен­ний мир лю­дей этих про­фес­сий, про­ник­нуть в их го­ло­вы, в их мыс­ли. Я са­ма и ху­дож­ни­ца, и пи­са­тель, и знаю, что это та­кое. Ко­неч­но, они мог­ли бы быть и ка­ки­ми-то дру­ги­ми, ска­жем, ма­те­ма­ти­ка­ми, но тог­да мне бы­ло бы слож­нее опи­сать их из­ну­т­ри.

– В на­ча­ле ро­ма­на го­во­рит­ся, что Тео при­ехал из Ан­г­лии на Шри-Лан­ку в 1996 го­ду. Окан­чи­ва­ет­ся ро­ман че­рез де­сять лет, то есть прак­ти­че­с­ки в на­ши дни. Тем не ме­нее ваш глав­ный ге­рой (Тео) поль­зу­ет­ся пе­чат­ной ма­шин­кой, пе­ре­во­ра­чи­ва­ет пла­с­тин­ку в про­иг­ры­ва­те­ле… Ни­где не упо­ми­на­ют­ся Ин­тер­нет, мо­биль­ная связь… Ска­жи­те, Шри-Лан­ка дей­ст­ви­тель­но та­кая от­ста­лая стра­на? Или это ка­кой-то ли­те­ра­тур­ный при­ём? За­чем вам по­на­до­бил­ся та­кой ана­хро­низм?

– Кни­га на­чи­на­ет­ся в 1986 го­ду. Пер­вые взры­вы в Шри-Лан­ке да­ти­ру­ют­ся вось­ми­де­ся­ты­ми, и имен­но с это­го мо­мен­та на­чи­на­ет­ся по­ве­ст­во­ва­ние ро­ма­на. В то вре­мя, ко­неч­но, в Шри-Лан­ке не бы­ло ни­че­го – ни мо­биль­ных те­ле­фо­нов, ни ком­пью­те­ров, ни Ин­тер­не­та. К кон­цу по­ве­ст­во­ва­ния – в се­ре­ди­не де­вя­но­с­тых – все эти тех­ни­че­с­кие но­вин­ки по­яви­лись в Шри-Лан­ке, но не в мас­со­вом по­ряд­ке. Что же ка­са­ет­ся «Мос­ки­та», то к кон­цу ро­ма­на мо­биль­ные там уже ни к че­му, они про­сто не впи­сы­ва­ют­ся в текст. К то­му же, для по­ве­ст­во­ва­ния, для са­мо­го сю­же­та по­яв­ле­ние мо­биль­ных и ком­пью­те­ров не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. Ко­неч­но, сей­час в Шри-Лан­ке есть и но­ут­бу­ки, и Ин­тер­нет, и мо­биль­ная связь.

Не­смо­т­ря на за­яв­ле­ние Ро­мы Тирн, на де­ся­той-один­над­ца­той стра­ни­цах ро­ма­на чи­та­ем: «Он (Тео) не так дав­но вер­нул­ся на Шри-Лан­ку, из ка­ко­го-то не­объ­яс­ни­мо­го уп­рям­ст­ва ос­та­вив Ан­г­лию и все бла­га, со­пут­ст­ву­ю­щие ус­пе­ху. …Шёл 1996-й. За вре­мя его от­сут­ст­вия Шри-Лан­ка из­ме­ни­лась».

– Один из ге­ро­ев ва­ше­го ро­ма­на (Су­д­жи) го­во­рит: «Во­ен­ные толь­ко уби­ва­ют, а лю­ди хо­ро­нят, и не­важ­но, буд­ди­с­ты они или хри­с­ти­а­не». Да­лее в кни­ге упо­ми­на­ют­ся из­на­си­ло­ван­ные и уби­тые му­суль­ман­ки. Я знаю, что боль­шин­ст­во на­се­ле­ния Лан­ки – буд­ди­с­ты, часть ин­ду­и­с­ты, ещё есть хри­с­ти­а­не и му­суль­ма­не, а ка­ко­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния лич­но вы? И ка­кое вли­я­ние ва­ши ре­ли­ги­оз­ные убеж­де­ния ока­за­ли на со­дер­жа­ние ва­шей кни­ги?

– Мой отец был ка­то­ли­ком, а мать – буд­ди­ст­кой, по­это­му я зна­ко­ма и с той, и с дру­гой тра­ди­ци­ей, бы­ва­ла и в ка­то­ли­че­с­ких, и в буд­дист­ских хра­мах. Мне так­же зна­ко­ма ин­ду­ист­ская ре­ли­гия – в дет­ст­ве, ещё в Шри-Лан­ке, мне при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся с ин­ду­и­с­та­ми. Впе­чат­ле­ния от столк­но­ве­ния с эти­ми тре­мя ре­ли­ги­я­ми так или ина­че от­ра­зи­лись на тек­с­те, но са­ма про се­бя я мо­гу ска­зать, что я ате­и­ст­ка – я не при­дер­жи­ва­юсь ни­ка­кой ре­ли­гии и не хо­жу в хра­мы.

– Ког­да ми­с­тер Гу­на­дин усы­нов­ля­ет из при­юта та­миль­ско­го маль­чи­ка Ви­к­ра­ма, то Су­д­жи го­во­рит по это­му по­во­ду, что «ми­с­тер Гу­на­дин пре­сту­пил не­пи­са­ные за­ко­ны ми­ро­зда­ния, а это­го де­лать нель­зя». Ка­кой за­кон ми­ро­зда­ния на­ру­шил ми­с­тер Гу­на­дин?

– Этот маль­чик ви­дел, как его мать из­на­си­ло­ва­ли и уби­ли, а отец при­нял яд и умер. Су­д­жи счи­та­ет, что Ви­к­рам уже не мо­жет быть ре­а­би­ли­ти­ро­ван для об­ще­ст­ва, что он не вы­ра­с­тет нор­маль­ным че­ло­ве­ком, и по­это­му усы­нов­лять его бес­по­лез­но.

– В се­ре­ди­не ро­ма­на Ви­к­рам осо­зна­ёт, что ото­мстить за мать и от­ца не­воз­мож­но, и ре­ша­ет уй­ти из тер­ро­ри­с­ти­че­с­кой ор­га­ни­за­ции. В этот са­мый мо­мент вы его уби­ва­е­те. По­че­му вы уби­ли Ви­к­ра­ма?

– Его смер­тью я хо­те­ла по­ка­зать, что Ви­к­рам – это тот пер­со­наж ро­ма­на, ко­то­рый аб­со­лют­но все­ми пре­дан, жизнь ко­то­ро­го не мо­жет сло­жить­ся сколь­ко-ни­будь пло­до­твор­но и про­дук­тив­но. В тот мо­мент, ког­да он что-то на­чи­на­ет по­ни­мать о люб­ви, его уби­ва­ют, по­то­му что всё рав­но про­дол­же­ния это­му нет. Из-за все­го то­го, что с ним слу­чи­лось, жизнь это­го че­ло­ве­ка не мо­жет сло­жить­ся сколь­ко-ни­будь сча­ст­ли­во, и у его ис­то­рии не мо­жет быть хо­ро­ше­го кон­ца. Он про­клят.

– Ху­дож­ник Ро­хан в ва­шем ро­ма­не го­во­рит, что «ис­кус­ст­во – выс­шая фор­ма на­деж­ды, а воз­мож­но, это на­ша един­ст­вен­ная на­деж­да, учи­ты­вая, что жизнь шту­ка бе­зы­с­ход­ная. И за­ча­с­тую бес­смыс­лен­ная». Вы то­же счи­та­е­те, что жизнь шту­ка бе­зы­с­ход­ная и бес­смыс­лен­ная?

– Нет, я не счи­таю, что на­ша жизнь бе­зы­с­ход­ная и без­на­дёж­ная. Но я уве­ре­на, что ис­кус­ст­во – это очень дей­ст­вен­ная, це­ли­тель­ная си­ла, осо­бен­но для лю­дей, по­ст­ра­дав­ших во вре­мя кон­флик­тов. В Ан­г­лии я ра­бо­та­ла с бе­жен­ца­ми из раз­ных го­ря­чих то­чек, и преж­де все­го я про­си­ла их ху­до­же­ст­вен­но рас­ска­зать свою ис­то­рию. Это очень по­мо­га­ло.

– В ро­ма­не Су­д­жи го­во­рит: «Мы буд­ди­с­ты, так что же с на­ми слу­чи­лось? Ку­да де­ва­лось со­ст­ра­да­ние?» Так что же, по-ва­ше­му, слу­чи­лось с жи­те­ля­ми Шри-Лан­ки? По­че­му они так оз­ло­би­лись? Ку­да де­ва­лось со­ст­ра­да­ние?

– Не мо­гу точ­но от­ве­тить на во­прос. Но буд­ди­с­ты в Шри-Лан­ке дей­ст­ви­тель­но очень силь­но из­ме­ни­лись, и, мне ка­жет­ся, это про­изо­ш­ло по­то­му, что они пе­ре­ста­ли по­ни­мать суть фи­ло­со­фии буд­диз­ма. Я счи­таю, что буд­дизм – преж­де все­го фи­ло­со­фия. А ког­да его пре­вра­ща­ют в ре­ли­гию, то суть фи­ло­со­фии ут­ра­чи­ва­ет­ся, буд­дизм раз­мы­ва­ет­ся и ста­но­вит­ся уже не сов­сем буд­диз­мом, на пер­вый план вы­дви­га­ет­ся про­ти­во­по­с­тав­ле­ние «мы» и «они» – раз­де­ле­ние лю­дей на буд­ди­с­тов и не буд­ди­с­тов. Со­чув­ст­вие все­му, свой­ст­вен­ное на­сто­я­ще­му буд­диз­му, ис­че­за­ет. Буд­дизм в Шри-Лан­ке – это ре­ли­гия, а не фи­ло­со­фия, не на­сто­я­щий, не под­лин­ный буд­дизм.

– Брат Ну­ла­ни Джим Мен­дес по­лу­чил сти­пен­дию и уе­хал в Ан­г­лию, Ну­ла­ни уе­ха­ла в Ан­г­лию, Тео уе­хал в Ан­г­лию. Ро­хан уе­хал в Ита­лию… Но ведь не мо­гут все 20 мил­ли­о­нов цей­лон­цев пе­ре­ехать в Ев­ро­пу… Что де­лать тем, у ко­го нет воз­мож­но­с­ти уе­хать в Ев­ро­пу?

– Мне ка­жет­ся, они долж­ны по­пы­тать­ся сде­лать то, что пы­та­ют­ся сде­лать в Юж­ной Аф­ри­ке – на­чать при­ми­ре­ние в рам­ках сво­бод­ной дис­кус­сии, ког­да обо всех во­ен­ных пре­ступ­ле­ни­ях го­во­рит­ся вслух. Ко­неч­но, это дол­гий про­цесс, соб­ст­вен­но, и Юж­ная Аф­ри­ка по­ка не до­стиг­ла в этом ус­пе­ха, но тем не ме­нее это един­ст­вен­ный спо­соб, что­бы бой­ня и не­на­висть пре­кра­ти­лись.


Беседу вела Екатерина КЮНЕ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования