Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 19.03.2010

В СПОРЕ С ЧЕХОВЫМ

Владимир САНГИ
Владимир САНГИ

 Жанр ис­то­ри­че­с­ко­го ро­ма­на пе­ре­жи­ва­ет се­го­дня не луч­шие вре­ме­на. Он всё силь­нее пе­ре­рож­да­ет­ся в фэн­те­зи, где при­ме­ты вро­де бы впол­не до­сто­вер­ные, но вот сю­жет­ные ли­нии, язык и мы­ш­ле­ние ге­ро­ев от­кро­вен­но при­ду­ма­ны пи­са­те­ля­ми.

На­вер­ное, в этом нет ни­че­го страш­но­го. Ис­то­рия ли­те­ра­ту­ры по­ка­зы­ва­ет, что ис­то­ри­че­с­кий ро­ман мно­го­крат­но пе­ре­жи­вал рас­цве­ты и поч­ти пол­ную ги­бель. Вспом­ним, как по­пу­ляр­ны бы­ли в на­ча­ле XIX сто­ле­тия ро­ма­ны Валь­те­ра Скот­та, от­крыв­шие для Ев­ро­пы эпо­ху Сред­не­ве­ко­вья. У нас чуть поз­же ту же роль сы­г­ра­ли ро­ма­ны Ла­жеч­ни­ко­ва. И у Скот­та, и у Ла­жеч­ни­ко­ва ока­за­лось мно­же­ст­во по­сле­до­ва­те­лей, ко­то­рые пы­та­лись в фор­ме ху­до­же­ст­вен­ной ли­те­ра­ту­ры по­ка­зать со­бы­тия от­да­лён­но­го про­шло­го.

Впро­чем, очень ско­ро про­све­ти­тель­ская роль это­го жа­н­ра со­шла на нет, её за­ме­нил, по вы­ра­же­нию Бе­лин­ско­го, «шу­тов­ский и га­ер­ский ма­с­ка­рад ис­то­рии и ис­кус­ст­ва»...

Но­вый подъ­ём, по край­ней ме­ре в Со­вет­ском Со­ю­зе, ис­то­ри­че­с­ко­го ро­ма­на при­шёл­ся на 1960-е го­ды, ког­да воз­ник ин­те­рес к про­шло­му на­ро­дов, на­се­ля­ю­щих ог­ром­ный СССР. Прак­ти­че­с­ки у всех на­ро­дов по­яви­лись ро­ма­ны об их ис­то­рии, и ро­ма­ны, не­ред­ко на­пи­сан­ные та­лант­ли­во и до­сто­вер­но.

В этот пе­ри­од, как мне ка­жет­ся, со­шлись не­сколь­ко ус­ло­вий для рас­цве­та это­го жа­н­ра – пусть от­но­си­тель­ная, но сво­бо­да, по­яв­ле­ние об­ра­зо­ван­ных, вла­де­ю­щих пись­мен­ным сло­вом лю­дей, и в то же вре­мя ещё жи­ву­щих пред­ста­ви­те­лей той эпо­хи, ког­да в на­ро­де со­хра­ня­лись пре­да­ния и обы­чаи, па­мять о да­лё­ком про­шлом, по­сте­пен­но, но по­сле­до­ва­тель­но вы­трав­ля­е­мые из на­род­ной па­мя­ти, на­чи­ная с Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции, а мо­жет быть, и рань­ше.

За­тем, в 1970–1980-е го­ды, ког­да со­вет­ское об­ще­ст­во ста­ло бо­лее или ме­нее еди­ным, с еди­ной со­вет­ской куль­ту­рой, на­чал­ся и оче­ред­ной за­кат ис­то­ри­че­с­ко­го ро­ма­на, хо­тя вро­де бы ста­ли от­кры­вать­ся ра­нее не­до­ступ­ные до­ку­мен­ты, сни­ма­лись за­пре­ты на оп­ре­де­лён­ные те­мы, со­бы­тия. Но ху­до­же­ст­вен­но убе­ди­тель­но и до­сто­вер­но под­нять эти те­мы ока­за­лось не­ко­му – не ста­ло но­си­те­лей той куль­ту­ры, то­го язы­ка, что яв­ля­ет­ся не­пре­мен­ным ус­ло­ви­ем для со­зда­ния на­сто­я­ще­го ис­то­ри­че­с­ко­го про­из­ве­де­ния.

На мой взгляд, один из по­след­них се­рь­ёз­ных ро­ма­нов в этом жа­н­ре – «Же­нить­ба Ке­вон­гов» нивх­ско­го пи­са­те­ля Вла­ди­ми­ра Сан­ги. Впер­вые он был опуб­ли­ко­ван в 1975 го­ду в жур­на­ле «Друж­ба на­ро­дов», но, как вид­но из твор­че­с­кой би­о­гра­фии ав­то­ра, ма­те­ри­а­лы для про­из­ве­де­ния Сан­ги со­би­рал не од­но де­ся­ти­ле­тие, а чув­ст­во сло­ва, слух у не­го раз­ви­ва­лись с ран­не­го дет­ст­ва – с рас­ска­зов ба­буш­ки, ко­то­рые в 1961 го­ду Сан­ги со­брал в кни­гу «Нивх­ские ле­ген­ды», да и поз­же не раз к ним об­ра­щал­ся, ис­поль­зо­вал в по­ве­с­тях и ро­ма­нах.

Вре­мя дей­ст­вия «Же­нить­бы Ке­вон­гов» – 90-е го­ды XIX сто­ле­тия. В ро­ма­не нет пе­ре­лом­ных, судь­бо­нос­ных для на­ро­да со­бы­тий, к ко­то­рым так лю­би­ли об­ра­щать­ся со­вет­ские пи­са­те­ли. Но в нём по­ка­за­но не­что боль­шее – на­ча­ло ги­бе­ли са­мо­быт­но­с­ти нив­хов, рас­пад об­ще­ст­ва. Лю­ди, жи­ву­щие по ста­рин­ным за­ко­нам и пра­ви­лам, оли­це­тво­ре­ни­ем ко­то­рых яв­ля­ет­ся се­мья Ке­вон­гов, не мо­гут со­про­тив­лять­ся но­вой и раз­ру­ши­тель­ной си­ле, но­вым лю­дям. И Сан­ги по­ка­зы­ва­ет это че­рез вро­де бы не столь уж важ­ные ме­ло­чи, не очень яр­кие де­та­ли... Мне «Же­нить­ба Ке­вон­гов» на­пом­ни­ла ро­ман Вя­че­сла­ва Шиш­ко­ва «Уг­рюм-ре­ка», где так же рас­па­да­ет­ся об­ще­ст­во рус­ско­го на­се­ле­ния Вос­точ­ной Си­би­ри.

Во­об­ще про­цес­сы, про­ис­хо­див­шие в Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке в кон­це по­за­про­ш­ло­го и на­ча­ле про­шло­го ве­ка, это сжа­тая ис­то­рия раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма. То, что в Ев­ро­пе, ска­жем, дли­лось три­с­та лет, в Аме­ри­ке боль­ше ста, в Ев­ро­пей­ской ча­с­ти Рос­сии пол­ве­ка, здесь уме­с­ти­лось лет в двад­цать и за­кон­чи­лось кро­во­про­лит­ней­шей (ес­ли ис­хо­дить из ко­ли­че­ст­ва лю­дей, Си­бирь и Даль­ний Вос­ток на­се­ляв­ших) и про­дол­жи­тель­ней­шей граж­дан­ской вой­ной, ко­то­рая, то тлея, то вспы­хи­вая, тя­ну­лась до 1950-х го­дов.

 

Са­ха­лин, где про­ис­хо­дит ос­нов­ное дей­ст­вие ро­ма­на Вла­ди­ми­ра Сан­ги, от­дель­ный мир, ко­то­рый до­воль­но дол­го ос­та­вал­ся поч­ти не за­тро­ну­тым ев­ро­пей­ской ци­ви­ли­за­ци­ей. И ци­ви­ли­за­ция эта при­шла ту­да, к со­жа­ле­нию, в ос­нов­ном в ви­де ка­тор­жан, раз­но­об­раз­ных мо­шен­ни­ков и аван­тю­ри­с­тов. Один из та­ких аван­тю­ри­с­тов, при­ехав­ший на Са­ха­лин якут Чо­чу­на сы­г­рал в судь­бе Ке­вон­гов ро­ко­вую роль...

 

Фото: Александр Смирнов
Фото: Александр Смирнов

В ро­ма­не Сан­ги мно­го па­рал­ле­лей с кни­гой «Ос­т­ров Са­ха­лин» Че­хо­ва. Не слу­чай­но ав­тор по­ка­зы­ва­ет Са­ха­лин в то же вре­мя, что и Че­хов, но взгляд его не­сколь­ко иной – ес­ли Че­хов ви­дит в ос­нов­ном ка­тор­жан, то у Сан­ги в цен­т­ре вни­ма­ния ко­рен­ные жи­те­ли ос­т­ро­ва.

Есть в ро­ма­не и спор с Че­хо­вым. И этот спор, ви­ди­мо, яв­ля­ет­ся фун­да­мен­том «Же­нить­бы Ке­вон­гов».

Вот что пи­шет, ссы­ла­ясь боль­шей ча­с­тью на рас­ска­зы рус­ских са­ха­лин­цев и до­ку­мен­ты пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, о нив­хах («ги­ля­ках») Че­хов: «У ги­ля­ков, как го­во­рят и пи­шут, не ува­жа­ет­ся так­же и се­мей­ное стар­шин­ст­во. Отец не ду­ма­ет, что он стар­ше сво­е­го сы­на, а сын не по­чи­та­ет от­ца и жи­вёт, как хо­чет; ста­ру­ха мать в юр­те име­ет не боль­ше вла­с­ти, чем де­воч­ка-под­ро­с­ток. <...> Брак счи­та­ет­ся пу­с­тым де­лом, ме­нее важ­ным, чем, на­при­мер, по­пой­ка, его не об­став­ля­ют ни­ка­ки­ми ре­ли­ги­оз­ны­ми или су­е­вер­ны­ми об­ря­да­ми. Ко­пьё, лод­ку или со­ба­ку ги­ляк про­ме­ни­ва­ет на де­вуш­ку, ве­зёт её к се­бе в юр­ту и ло­жит­ся с ней на мед­ве­жью шку­ру – вот и всё».

Сю­жет­ную кан­ву ро­ма­на Вла­ди­ми­ра Сан­ги со­став­ля­ет как раз жизнь се­мьи ги­ля­ков то­го вре­ме­ни, о ко­то­ром пи­шет Че­хов, лю­бовь юно­ши Ыки­ла­ка к де­вуш­ке Лань­гук, лю­бовь не­сча­ст­ная, но всё-та­ки лю­бовь... Да, нивх­ским жен­щи­нам тя­же­ло, у них ма­ло прав, но всё же то, как о них рас­ска­за­но в «Ос­т­ро­ве Са­ха­лин», ес­ли ве­рить ав­то­ру «Же­нить­бы Ке­вон­гов», сла­бо со­от­вет­ст­ву­ет ис­ти­не. А ко­му боль­ше ве­рит чи­та­тель, слож­но ска­зать. Яс­но од­но – Сан­ги не ухо­дит в идил­ли­за­цию, ста­ра­ет­ся пи­сать пре­дель­но ре­а­ли­с­тич­но.  

Важ­ней­шим эле­мен­том ху­до­же­ст­вен­ной тка­ни ро­ма­на яв­ля­ет­ся оче­вид­но до­с­ко­наль­ное зна­ние ав­то­ром обы­ча­ев, бы­та, пси­хо­ло­гии род­но­го на­ро­да. Фоль­к­лор, эт­но­гра­фи­че­с­кие по­дроб­но­с­ти гу­с­то рас­сы­па­ны по стра­ни­цам про­из­ве­де­ния, но ни­где они не ста­но­вят­ся са­мо­це­лью, а лишь под­пи­ты­ва­ют со­дер­жа­ние жи­ви­тель­ны­ми со­ка­ми. Вла­ди­мир Сан­ги не ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся вы­ра­же­ни­я­ми вро­де «пой­ма­ли ры­бу» или «по­ели», а по­ка­зы­ва­ет нам сам про­цесс, и де­ла­ет это ма­с­тер­ски, обо­га­ща­ет чи­та­тель­ское зна­ние. А это, рас­ска­зы­вать, как жи­вут дру­гие на­ро­ды, как жи­ли рань­ше, на мой взгляд, яв­ля­ет­ся од­ной из глав­ных за­дач ли­те­ра­ту­ры.

В по­след­ние го­ды чи­та­те­лям пред­став­ля­ют очень скуд­ный ас­сор­ти­мент ху­до­же­ст­вен­ной про­зы. Это мо­жет по­ка­зать­ся аб­сур­дом – вро­де бы книж­ные ма­га­зи­ны пе­ре­пол­не­ны из­да­ни­я­ми, по­яви­лось мно­же­ст­во но­вых пи­са­те­лей. Но что мы зна­ем о ли­те­ра­ту­ре на­ро­дов со­вре­мен­ной Рос­сии? Или го­су­дарств быв­ше­го СССР?.. Ко­го зна­ем из ны­неш­них не­мец­ких, ка­над­ских, еги­пет­ских пи­са­те­лей?..

В це­лом се­рь­ёз­ная ми­ро­вая ли­те­ра­ту­ра за­мк­ну­лась для нас на не­сколь­ких име­нах. Их кни­ги пе­ре­из­да­ют, за ни­ми сле­дят, о них пи­шут. Боль­шин­ст­во же дру­гих по­про­с­ту не су­ще­ст­ву­ют для мас­со­во­го чи­та­те­ля. Это очень тре­вож­но – со­вре­мен­ный мир ста­но­вит­ся блед­нее, ту­с­к­лее, и ни­ка­кие ин­фор­ма­ци­он­ные вы­пу­с­ки или до­ку­мен­таль­ные филь­мы по­ло­же­ния не ис­пра­вят. Ис­пра­вить это мо­жет толь­ко ли­те­ра­ту­ра, ге­рои ли­те­ра­ту­ры.

Жаль, что про­из­ве­де­ния в том чис­ле и Вла­ди­ми­ра Сан­ги, про­из­ве­де­ния яр­кие, жи­вые, по­лез­ные, се­го­дня прак­ти­че­с­ки не­из­ве­ст­ны но­вым по­ко­ле­ни­ям чи­та­те­лей. Эти по­ко­ле­ния мно­гим об­де­ле­ны...


Роман СЕНЧИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования