Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №11. 18.03.2011

СКАНДАЛ? СЕНСАЦИЯ? НЕТ – СОБЫТИЕ!

 Нач­ну с ис­то­ри­ко-ли­те­ра­тур­ной справ­ки.

В на­ча­ле Ми­хай­лов­ской ссыл­ки, в но­я­б­ре-де­ка­б­ре 1824 го­да, Пуш­кин де­ла­ет кон­спек­тив­ные за­пи­си ска­зок, ус­лы­шан­ных им от ня­ни, Ари­ны Ро­ди­о­нов­ны Яков­ле­вой. (По­мни­те из­ве­ст­ную фра­зу из его пись­ма бра­ту «Что за пре­лесть эти сказ­ки»?) Бол­дин­ской осе­нью, в сен­тя­б­ре 1830 го­да, он, про­смо­т­рев эти за­пи­си, на­пи­шет «Сказ­ку о по­пе и о ра­бот­ни­ке его Бал­де». По­зд­нее она ста­нет из­ве­ст­на уз­ко­му кру­гу дру­зей по­эта, и, ес­ли ве­рить вос­по­ми­на­ни­ям А.О. Смир­но­вой, по про­чте­нии сказ­ки Пуш­кин ска­жет: «Это до­ма мож­но, а ведь цен­зу­ра не про­пу­с­тит». Од­на­ко цен­зу­ра про­пу­с­ти­ла, бла­го­да­ря В.А. Жу­ков­ско­му, ко­то­рый уже по­сле ги­бе­ли по­эта за­ме­нит по все­му тек­с­ту сказ­ки «по­па» на «куп­ца», «по­па­дью» на «хо­зяй­ку» и «же­ну», «по­пов­ну» на «доч­ку», «по­пён­ка» на «сын­ка» и даст ей но­вое на­зва­ние «Сказ­ка о куп­це Кузь­ме Ос­то­ло­пе и ра­бот­ни­ке его Бал­де».

В та­ком ви­де, со вре­ме­ни пер­вой пуб­ли­ка­ции в 1840 го­ду, она не­од­но­крат­но пе­ре­из­да­ва­лась (да­же по­сле 1880-х го­дов, ког­да ори­ги­наль­ный пуш­кин­ский текст уже стал из­ве­с­тен и до­сту­пен чи­та­те­лю) до 1917 го­да. По­сле ре­во­лю­ции и вплоть до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни текст сказ­ки пе­ча­тал­ся толь­ко по пуш­кин­ско­му ори­ги­на­лу и с при­выч­ным для нас на­зва­ни­ем. О ре­дак­ции В.А. Жу­ков­ско­го, ка­за­лось бы, на­прочь за­бы­ли.

И вот поч­ти сто лет спу­с­тя – бла­го­да­ря преж­де все­го уси­ли­ям свя­щен­ни­ка ар­ма­вир­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го со­бо­ра ие­рея Пав­ла (Ка­ли­ни­на) – пуш­кин­ская сказ­ка в ре­дак­ции В.А. Жу­ков­ско­го бы­ла пе­ре­из­да­на.

В кон­це фе­в­ра­ля – на­ча­ле мар­та те­ку­ще­го го­да об этом фак­те со­об­щил ряд цен­т­раль­ных и ре­ги­о­наль­ных те­ле­ка­на­лов, от­клик­ну­лись на не­го и дру­гие сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции. Анон­сы те­ле­ре­пор­та­жей и реп­ли­ки ве­ду­щих, за­го­лов­ки ста­тей при­да­ли дан­но­му фак­ту ха­рак­тер скан­даль­ной сен­са­ции: «Ар­ма­вир­ские свя­щен­ни­ки за­ме­ни­ли в сказ­ке Пуш­ки­на по­па на куп­ца», «На Ку­ба­ни из­да­ли по­лит­кор­рект­но­го Пуш­ки­на», «Во да­ют!», «На­шли ла­зей­ку», «Свя­щен­ни­ки из Ар­ма­ви­ра пы­та­ют­ся воз­ро­дить цар­скую цен­зу­ру» и пр. Не под­ве­ли и ком­мен­та­то­ры-пуш­ки­ни­с­ты, ко­то­рые вы­ра­зи­ли глу­бо­кое на­уч­ное со­мне­ние в це­ле­со­об­раз­но­с­ти та­ко­го пе­ре­из­да­ния, ука­за­ли на не­до­пу­с­ти­мость ис­ка­же­ния пуш­кин­ско­го Сло­ва в уго­ду цер­ков­ни­кам, про­ве­дя по­ка­за­тель­ную ис­то­ри­че­с­кую па­рал­лель: ес­ли, на­при­мер, ми­т­ро­по­ли­ту Фи­ла­ре­ту не по­нра­ви­лась стро­ка «и стаи га­лок на кре­с­тах», от­сю­да не сле­ду­ет, что её долж­но изъ­ять из тек­с­та «Ев­ге­ния Оне­ги­на». Та­кая вот слу­чи­лась пре­зен­та­ция!

Как ав­то­ру пре­дис­ло­вия к «Сказ­ке о куп­це Кузь­ме Ос­то­ло­пе и ра­бот­ни­ке его Бал­де» мне до­ве­лось че­ты­реж­ды да­вать ин­тер­вью. Я, ко­неч­но, ис­крен­не бла­го­да­рен те­ле­ви­де­нию за пре­до­став­лен­ную мо­им род­ст­вен­ни­кам воз­мож­ность уви­деть ме­ня на го­лу­бом эк­ра­не. Од­на­ко же­ла­ние быть ус­лы­шан­ным (не ска­жу да­же – по­ня­тым, тем па­че – при­ня­тым) ос­та­лось не­удов­ле­тво­рён­ным в си­лу зна­чи­мо­с­ти для со­вре­мен­ной куль­тур­ной и – ши­ре – ду­хов­ной жиз­ни ос­ве­ща­е­мо­го со­бы­тия – воз­вра­ще­ния сказ­ки к чи­та­те­лю.

Я го­во­рил о том, что, во-пер­вых, вос­ста­нов­ле­на ещё од­на ра­зо­рван­ная нить, свя­зы­ва­ю­щая нас с про­шлым. Те­перь мы мо­жем про­чи­тать сказ­ку Пуш­ки­на в том ви­де, в ка­ком её чи­та­ли в дет­ст­ве Л.Тол­стой и Ле­с­ков, Гар­шин и Ма­мин-Си­би­ряк, Че­хов и Шме­лёв и, ко­неч­но же, на­ши с ва­ми пра­де­ды. На про­тя­же­нии вось­ми­де­ся­ти лет пуш­кин­ское Сло­во, поч­ти ни­че­го не по­те­ряв в кра­со­те и ху­до­же­ст­вен­ной си­ле, да­ва­ло юным чи­та­те­лям урок жи­тей­ской му­д­ро­с­ти, от­ве­ча­ю­щий на­род­ной прав­де, то есть пред­став­ле­нию на­ро­да о до­б­ре и зле: не сво­ди смысл жиз­ни к по­ис­ку ма­те­ри­аль­ной вы­го­ды, не ищи се­бе благ за счёт дру­го­го, от­вет­ст­вен­но от­но­сись к сво­им на­ме­ре­ни­ям, умей от­ве­чать за свои по­ступ­ки.

Во-вто­рых, вре­мя пер­вой пуб­ли­ка­ции пуш­кин­ской сказ­ки в ре­дак­ции В.А. Жу­ков­ско­го сов­па­ло с на­ча­лом эпо­хи со­ро­ко­вых го­дов – пе­ри­о­да фор­ми­ро­ва­ния так на­зы­ва­е­мо­го от­ри­ца­тель­но­го (об­ли­чи­тель­но­го) на­прав­ле­ния в рус­ской ли­те­ра­ту­ре, пло­ды ко­то­ро­го – пло­ды без­ве­рия и «рус­ско­го бун­та, бес­смыс­лен­но­го и бес­по­щад­но­го» – со­зре­ют в по­сле­ду­ю­щие де­ся­ти­ле­тия. Тог­да на­пад­ки на от­дель­ных не­до­стой­ных пред­ста­ви­те­лей ду­хо­вен­ст­ва обер­нут­ся то­таль­ной кри­ти­кой Пра­во­сла­вия как ци­ви­ли­за­ци­он­ной ос­но­вы на­ци­о­наль­но­го бы­тия.

Уже в 1847 го­ду по­явит­ся зна­ме­ни­тое пись­мо В.Г. Бе­лин­ско­го к Го­го­лю, в ко­то­ром «не­ис­то­вый Вис­са­ри­он» бе­за­пел­ля­ци­он­но ут­верж­да­ет: «поп на Ру­си, для всех (? – А.Б.) рус­ских, пред­ста­ви­тель об­жор­ст­ва, ску­по­с­ти, низ­ко­по­клон­ст­ва, бес­стыд­ст­ва». И тут же ре­зю­ми­ру­ет: в рус­ском на­ро­де нет и сле­да ре­ли­ги­оз­но­с­ти, это глу­бо­ко ате­и­с­ти­че­с­кий на­род. В.А. Жу­ков­ский пре­крас­но по­ни­мал: от­лу­чи пра­во­слав­ную нрав­ст­вен­ность от ве­ры, и она дол­го не про­дер­жит­ся, спер­ва ста­нет ча­ст­ным де­лом от­дель­но­го че­ло­ве­ка, а за­тем бу­дет по­губ­ле­на ко­ры­с­тью и дру­ги­ми стра­с­тя­ми. (Же­лая быть крат­ким, я не ска­зал о том, что по­ни­ма­ние В.А. Жу­ков­ским су­ти про­ис­хо­дя­ще­го я со­зна­тель­но пе­ре­дал сло­ва­ми, близ­ки­ми точ­ной фор­му­ле А.С. Хо­мя­ко­ва: «Не долж­но се­бя об­ма­ны­вать; хри­с­ти­ан­ская нрав­ст­вен­ность не мо­жет пе­ре­жить уче­ния, слу­жа­ще­го ей ис­точ­ни­ком. Ли­шён­ная сво­е­го род­ни­ка, она, ес­те­ст­вен­но, ис­ся­ка­ет. Нрав­ст­вен­ные тре­бо­ва­ния, не оп­рав­дан­ные до­к­т­ри­ною, ско­ро те­ря­ют свою обя­за­тель­ную си­лу и пре­вра­ща­ют­ся в гла­зах лю­дей в вы­ра­же­ния не­по­сле­до­ва­тель­но­го про­из­во­ла; прав­да, при­выч­ка не­ко­то­рое вре­мя ещё с ни­ми ужи­ва­ет­ся, но за­тем ко­рысть и страсть от­бра­сы­ва­ют их окон­ча­тель­но». Лю­бой че­ло­век, бо­ле­ю­щий за Рос­сию, это ос­т­ро осо­зна­вал. До­бав­лю, всё это пре­крас­но по­ни­ма­ли и «не­ис­то­вые Вис­са­ри­о­ны».)

По­это­му не толь­ко как один из ли­те­ра­тур­ных учи­те­лей и друг Пуш­ки­на, не толь­ко как вос­пи­та­тель на­след­ни­ка цар­ско­го пре­сто­ла, но преж­де все­го как вос­пи­та­тель все­го рус­ско­го юно­ше­ст­ва В.А. Жу­ков­ский, ис­хо­дя из но­вых ре­а­лий и тен­ден­ций рус­ской об­ще­ст­вен­ной и ли­те­ра­тур­ной жиз­ни, ре­ши­тель­но за­ме­ня­ет по­па на куп­ца. (Ес­ли бы В.А. Жу­ков­ский про­ви­дел спе­ци­фи­че­с­кую «пре­зен­та­цию» пе­ре­из­дан­ной сказ­ки, он бы сде­лал это ещё ре­ши­тель­нее.)

По боль­шо­му счё­ту ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние – на­ука о жиз­ни, о жиз­ни че­ло­ве­че­с­кой ду­ши, за­пе­чат­лён­ной в ху­до­же­ст­вен­ном сло­ве, о дви­же­нии этой жиз­ни в ис­то­ри­че­с­ком вре­ме­ни и ду­хов­ном про­ст­ран­ст­ве. Се­го­дня «Сказ­ка о куп­це Кузь­ме Ос­то­ло­пе и ра­бот­ни­ке его Бал­де» не про­сто экс­по­нат от­де­ла ред­кой кни­ги, от­го­ло­сок ушед­шей эпо­хи, но преж­де все­го сви­де­тель­ст­во не­пре­кра­ща­ю­щих­ся и по сей день спо­ров «об ис­ти­не, о рус­ском об­ще­ст­ве, о Рос­сии».

Не В.А. Жу­ков­ский, «ан­гел-хра­ни­тель по­эта» (И.М. Ан­д­ре­ев), не ар­ма­вир­ские свя­щен­ни­ки «со по­дель­ни­ка­ми», а «свя­ты­ня» сво­бо­ды без кре­с­та и «свя­ты­ня учё­ных чер­нил» за­тем­ня­ют свя­ты­ню А.С. Пуш­ки­на. Как раз-то В.А. Жу­ков­ский и по­ка­зал, что суть пуш­кин­ской ли­те­ра­тур­ной сказ­ки не в об­ли­че­нии ду­хо­вен­ст­ва, а в адек­ват­ных от­ве­тах на за­про­сы рус­ской пра­во­слав­ной ду­ши.

Се­го­дня ори­ги­наль­ная пуш­кин­ская сказ­ка и пуш­кин­ская сказ­ка в ре­дак­ции В.А. Жу­ков­ско­го сто­ят и долж­ны сто­ять ря­дом. При­ори­тет пер­вой не­со­мне­нен. Од­на­ко от­нюдь не по­ме­ша­ет по­чи­тать и вто­рую.

P.S. Как знать, мо­жет быть, ско­ро бу­ду­щий биз­не­с­мен или фи­нан­сист (не всем же быть юри­с­та­ми) вдруг ска­жет: «Не хо­чу быть Кузь­мой Ос­то­ло­пом!». Но это уже дру­гая сказ­ка…

 

Ан­д­рей БЕЗ­РУ­КОВ 

г. АР­МА­ВИР 


Ан­д­рей Алек­сан­д­ро­вич Без­ру­ков – док­тор фи­ло­ло­ги­че­с­ких на­ук, про­фес­сор ка­фе­д­ры ли­те­ра­ту­ры и ме­то­ди­ки пре­по­да­ва­ния Ар­ма­вир­ской го­су­дар­ст­вен­ной пе­да­го­ги­че­с­кой ака­де­мии.





Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования