Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №30. 29.07.2011

ПРОРОЧЕСТВА

Поэту Леониду Губанову (20.07.1946 – 8.09.1983) 65 лет. Исполнилось бы, если бы он не умер почти тридцать лет назад. Казалось бы, его имя затерялось в подробностях времени… Ему не устраивают помпезных юбилеев. Его юбилей всё же не остался незамеченным. Отмечали его в Интернете.

В социальных сетях отмечали блогеры, «Яндекс» ни с того ни с сего вспомнил этот день и устроил на своей главной странице целый фейерверк из фотографий и строчек Губанова. Давайте вспомним его и мы. Все вместе на правах его читателей. Сегодня мы имеем 3 книги его стихов, изданных посмертно, при жизни было опубликовано всего 12 строчек.

 

Не пе­ре­ста­нут удив­лять­ся мо­им про­ро­че­с­ким сти­хам.

Ле­о­нид Гу­ба­нов

 

Леонид ГУБАНОВ
Леонид ГУБАНОВ

Сти­хи Гу­ба­но­ва пол­ны про­ро­честв, сто­ит об этом по­го­во­рить по­дроб­нее. Про­ро­че­ст­ва как жанр, и как стиль, и как от­кро­ве­ния. «При­ки­нут я не­бом для раз­ных про­ро­честв» – так осо­зна­ёт Гу­ба­нов своё пред­наз­на­че­ние… Об этом он на­пи­шет не раз: «На вол­шеб­ном стою по­мо­с­те, ви­жу ро­ди­ну за сто лет…» За сто лет впе­рёд, и на ве­ка на­зад.

Са­мое яр­кое и са­мое не­о­бык­но­вен­ное про­ро­че­ст­во Гу­ба­но­ва – о его смер­ти в 37 лет – сбы­лось пол­но­стью, и да­же в де­та­лях.

Са­мое ран­нее пред­ска­за­ние сво­ей смер­ти в пер­вой пуб­ли­ка­ции Лё­ни. «Холст 37х37, та­ко­го же раз­ме­ра рам­ка». По­эма «По­ли­на» на­пи­са­на в 1964 го­ду. В этом же го­ду он со­зда­ёт сти­хо­тво­ре­ние, по­свя­щён­ное Вл. Алей­ни­ко­ву, где опи­сы­ва­ет свою смерть бо­лее по­дроб­но.

 

Здрав­ст­вуй, осень, нот­ный гроб.

Жёл­тый дом мо­ей пе­ча­ли,

Умер я, иди све­ча­ми.

Здрав­ст­вуй, осень, но­вый грот.

Умер я. Сен­тябрь мой,

Ты возь­ми ме­ня в об­лож­ку.

Под вос­тор­жен­ной зем­лёй

Пусть го­рит моё окош­ко…

Это про­ро­че­ст­во на­столь­ко не­ве­ро­ят­но, что Ал­ла Ру­с­тай­кис пе­ре­де­ла­ла сти­хи и опуб­ли­ко­ва­ла их в «Друж­бе на­ро­дов» так: «Над вос­тор­жен­ной зем­лёй пусть го­рит моё окош­ко…» Её мож­но по­нять, дей­ст­ви­тель­но, что за окош­ко «под зем­лёй»?

 

Мы рас­кры­ли рот на эту пуб­ли­ка­цию, и толь­ко тог­да в пол­ной ме­ре уяс­ни­ли, что речь в сти­хо­тво­ре­нии Гу­ба­но­ва идёт о его мо­ги­ле. И ис­пра­вить пред­лог «под» на пред­лог «над» со­вер­шен­но не­воз­мож­но. Хо­тя в прин­ци­пе, ка­за­лось бы, в его сти­хах мож­но всё ис­прав­лять как угод­но. Де­ло вку­са. Но здесь, как и в боль­шин­ст­ве дру­гих слу­ча­ев, Гу­ба­нов име­ет в ви­ду со­вер­шен­но кон­крет­ные ве­щи. Это за­став­ля­ет от­но­сить­ся к сти­хам Гу­ба­но­ва по-осо­бен­но­му. Это за­став­ля­ет ис­кать в них ка­кую-то «юве­лир­ную» (по его сло­вам) оп­ти­че­с­кую точ­ность, точ­ность про­ро­честв.

 

Окош­ко под зем­лёй – это, ко­неч­но, не­о­быч­ный об­раз. Но и са­ма зем­ля не­о­быч­ная, она «вос­тор­жен­ная». И это оз­на­ча­ет не толь­ко что она в вос­тор­ге, раз в ней ока­зал­ся Гу­ба­нов, но рож­да­ет ас­со­ци­а­тив­но ряд не­о­жи­дан­но од­но­ко­рен­ных слов: «втор­же­ние», «тро­гать», «тре­во­жить», «вос­торг­нуть», «ис­торг­нуть». То есть это зем­ля по­тре­во­жен­ная, ис­тор­жен­ная из че­го-то. Ко­ро­че го­во­ря, «вос­тор­жен­ная зем­ля» – это и есть мо­ги­ла.

Здесь опи­са­ны и не­ко­то­рые об­сто­я­тель­ст­ва по­хо­рон. Ме­сяц сен­тябрь, дождь, ка­па­ю­щий на крыш­ку гро­ба – «нот­ный гроб».

 «Умер я, иди све­ча­ми». Све­чи – ат­ри­бут цер­ков­ный. Гу­ба­но­ва от­пе­ва­ли, и не­од­но­крат­но слу­жи­лись па­ни­хи­ды в раз­ных церк­вах, раз­ных го­ро­дах, стра­нах и ча­с­тях све­та.

Во­об­ще те­ма ран­ней смер­ти – од­на из ос­нов­ных. Она да­ёт пра­во го­во­рить бе­зо­гляд­но сме­ло.

 

Я па­даю, я па­даю с мо­гиль­ною ло­па­тою,

Но не пи­та­юсь па­да­лью, а я жи­ву лам­па­дою.

 

Здесь свя­за­на смерть с его стрем­ле­ни­ем к аб­со­лют­ной чи­с­то­те, ис­крен­но­с­ти и бо­же­ст­вен­но­му све­ту. Па­де­ние свя­за­но со смер­тью – «мо­гиль­ною ло­па­тою». Па­де­ние здесь – это грех, и грех вле­чёт за со­бой смерть. Мысль бо­го­слов­ски точ­ная. И, тем не ме­нее, не­смо­т­ря на по­бе­ду смер­ти, гре­ха, на «па­де­ние», от­па­де­ние, он не жи­вёт гре­хом, а жи­вёт лам­па­дою.

 

Лам­па­дой под ико­ною

А на ико­не бо­жень­ка

А мне не на­до боль­ше­го

А мне не на­до луч­ше­го.

 

Па­мять о смер­ти рож­да­ет у не­го луч­шие стро­ки, чи­с­тые об­ра­зы. И рож­да­ет про­ро­че­ст­ва.

Про­ро­че­ст­ва о сво­ей смер­ти встре­ча­ют­ся в сти­хах очень ча­с­то, об­сто­я­тель­ст­ва уточ­ня­ют­ся. Де­та­лей по­яв­ля­ет­ся всё боль­ше. Вот из сти­хо­тво­ре­ния 1975 го­да «Юве­лир­но-про­ро­че­с­кое»:

 

И дол­го­ждан­ный дож­дик гнёт,

Кон­ча­ет с жиз­нью в са­мом де­ле

Мой де­ре­вян­ный пе­ре­плёт.

Но ро­ща, шум­ная ми­лаш­ка

И да­же пья­ная слег­ка

Бе­рё­зы смерт­ную ру­баш­ку

По­да­рит мне на­вер­ня­ка!

Вам дол­го плыть, мне дол­го ехать

Мы по­вст­ре­ча­ем­ся в ла­дье,

В ко­то­рой чёр­ту не до сме­ха,

Где бе­сы по уши в во­де.

 

Тот же дождь, и об­ра­зы гро­ба. «Де­ре­вян­ный пе­ре­плёт» и «смерт­ная ру­баш­ка», ко­то­рую да­рят бе­рё­зы. И есть но­вое. Гроб – ла­дья, ко­то­рая опу­с­ка­ет­ся в мо­ги­лу, по всей ви­ди­мо­с­ти, пол­ную во­ды.

«Я не на ули­це ум­ру / сре­ди бес­стыд­но­го на­ро­да, / а книж­ных по­лок по­сре­ди, / чер­но­ви­ков где рва­ный во­рох». – Это то­же сбы­лось. Гу­ба­нов умер в оди­но­че­ст­ве, по­сре­ди сво­их чер­но­ви­ков и книж­ных по­лок.

«И я за сто­лом без­ды­хан­ный»… это я вос­при­ни­маю как про­ро­че­ст­во о том, что он ум­рёт си­дя. И это сбы­лось.

 

Се­го­дня у гру­с­ти мо­ей вы­ход­ной,

И слё­зы сно­ва на да­чу по­ка­тят

На пе­ре­клад­ных со ще­ки го­лу­бой,

И нам по пу­ти ни­че­го не за­хва­тят.

 

Ког­да я про­чи­тал эти стро­ки, уже че­рез не­сколь­ко лет по­сле его смер­ти, то слов­но в серд­це коль­ну­ло. Я во­очию уви­дел все тра­ги­че­с­кие об­сто­я­тель­ст­ва этой не­по­нят­ной, та­ин­ст­вен­ной смер­ти без ви­ди­мых при­чин. Лё­ня ссо­рит­ся с ма­мой в оче­ред­ной раз, при­ез­жа­ет с да­чи до­мой… А по­том, че­рез не­сколь­ко дней воз­вра­ща­ет­ся ма­ма и на­хо­дит сы­на мёрт­вым. Си­дя­щим в крес­ле. И по­ка­ти­ли сле­зы по за­мёрз­шим, си­ним ще­кам на да­чу.

Гу­ба­нов лю­бил опи­сы­вать бу­ду­щее. Эта те­ма его очень за­ни­ма­ла. С на­сто­я­щим ведь бы­ло всё яс­но… По­дроб­но в сти­хах опи­са­ны соб­ст­вен­ные по­мин­ки: «Вос­по­ми­на­ния о сво­их про­шлых по­хо­ро­нах»… По­мин­ки, по­хо­ро­ны, – эти те­мы его все­гда вдох­нов­ля­ли. Ино­гда се­рь­ёз­но, ино­гда шу­точ­но.

 

Как по­ми­на­ли ме­ня –

Я уж не по­мню и рад ли?

Пи­ли три но­чи и дня

Эти бес­пут­ные кап­ли.

Как хо­ро­ни­ли ме­ня –

По­мню, что солн­це – как льдин­ка...

 

Ему ча­с­то ви­дят­ся па­мят­ни­ки, ко­то­рые ему по­ста­вят (брон­зо­вые и мра­мор­ные). «А мне бы брон­зою дав­ным-дав­но по­ра сто­ять на пло­ща­ди на солн­це щу­рить­ся!» Хо­тя, в прин­ци­пе, на па­мят­ни­ке он не на­ста­и­ва­ет.

 

И ес­ли кам­ня не най­ду,

Как Пуш­кин на Твер­ском не вста­ну,

А по­хва­лю свою звез­ду

На лбу Ело­хов­ско­го хра­ма!

 

Он все­гда по­мнил о сво­ей ис­по­ве­ди в этом хра­ме...

 

Я толь­ко знаю, по­зд­но, ра­но ли,

По­знав дру­гую бла­го­дать,

Я бу­ду брон­зо­вый и мра­мор­ный

Под ти­хим сол­ныш­ком сто­ять.

Дру­гое зна­мя бу­дет вить­ся,

Дру­гие лю­ди го­во­рить,

И по­ум­нев­шая сто­ли­ца

Мои про­ро­че­ст­ва хва­лить.

По­гас­нут ве­щие ру­би­ны.

Дож­ди у ног мо­их кля­ня…

Про­стые, горь­кие ря­би­ны

Пу­с­кай ци­ти­ру­ют ме­ня.

Не тре­плет брон­зо­вую чёл­ку,

Ду­ша не тре­бу­ет ви­на,

А за спи­ной пор­т­ре­ты чёр­та

Де­рёт ве­сё­лая шпа­на!

 

Это сти­хо­тво­ре­ние во­об­ще не тре­бу­ет ком­мен­та­ри­ев. На­столь­ко тут всё чёт­ко опи­са­но. А в 70-е го­ды оно вы­зы­ва­ло шок.

Ка­кое дру­гое зна­мя? Сей­час, ког­да вспо­ми­на­ешь со­вет­ские пра­зд­ни­ки, ког­да весь го­род, и да­же не­бо, за­кры­ва­лось бес­чис­лен­ны­ми ку­ма­чо­вы­ми зна­мё­на­ми, ког­да, ка­за­лось, все, аб­со­лют­но все лю­ди вы­хо­ди­ли с ра­до­ст­ны­ми ли­ца­ми, при­вет­ст­во­вать вож­дей пар­тии, не­сли их пор­т­ре­ты на ру­ках, это сти­хо­тво­ре­ние ка­жет­ся ка­ким-то под­ло­гом, ми­с­ти­фи­ка­ци­ей. Но оно бы­ло на­пи­са­но тог­да, в те го­ды, и я то­му сви­де­тель. И мно­гие, мно­гие то­му сви­де­те­ли. Не толь­ко ме­ня про­ня­ло это сти­хо­тво­ре­ние. «Дру­гое зна­мя бу­дет вить­ся». Ра­ди этой строч­ки сто­и­ло пре­тер­петь всё то, что вы­па­ло от­ри­ну­то­му «са­мо­му мо­ло­до­му ге­нию». Ни­ка­кой офи­ци­аль­ный по­эт ни­че­го по­доб­но­го и по­мыс­лить не смог бы.

 

Про­ро­че­ст­ва Гу­ба­но­ва от­ли­ча­ют­ся от всех этих и дру­гих про­ро­честв тем, что сде­ла­ны со­зна­тель­но. Это не га­да­ния. Его пред­ска­за­ния об­суж­да­лись с ним при жиз­ни. И мы по­лу­ча­ли объ­яс­не­ние его «тём­ных» строк от не­го са­мо­го.

 

Ещё раз по­вто­рю свод ис­пол­нив­ших­ся про­ро­честв Гу­ба­но­ва. Смерть в 37 лет, в сен­тя­б­ре, чис­ло он ни­ког­да не пред­ска­зы­вал, не зна­ем точ­ной да­ты смер­ти и мы. 8 сен­тя­б­ря – ус­лов­ная да­та. Это ког­да ма­ма «при­еха­ла с да­чи» и на­шла сы­на мёрт­вым. При­чи­ны смер­ти он не пред­ска­зы­вал, при­чи­на смер­ти нам и те­перь не­из­ве­ст­на, вскры­тия не про­во­ди­лось. (Нам и те­перь из­ве­ст­но сей­час о его смер­ти не боль­ше, чем ему при жиз­ни.)

Смерть в оди­но­че­ст­ве, си­дя за сто­лом, в ок­ру­же­нии книг и чер­но­ви­ков. Мо­ги­ла, пол­ная во­ды. Кап­ли дож­дя, бью­щие в крыш­ку гро­ба. Клад­би­ще, на ко­то­ром по­хо­ро­нен Гу­ба­нов – «по­те­ря­ет­ся», мо­ги­лу бу­дут ис­кать, ука­зы­вать раз­ные ад­ре­са. И дей­ст­ви­тель­но, мо­ги­лу най­ти не­про­сто.

По­ли­ти­че­с­кие про­ро­че­ст­ва. Сме­на вла­с­ти, – па­де­ние Хру­щё­ва. Ско­рый крах вла­с­ти ком­му­ни­с­тов, сме­на го­су­дар­ст­вен­но­го зна­ме­ни. Но­вый го­су­дар­ст­вен­ный пра­зд­ник «день при­ми­ре­ния», сов­пав­ший с днём пра­зд­но­ва­ния Ка­зан­ской ико­ны Бо­жь­ей Ма­те­ри. И на­ко­нец, по­смерт­ная сла­ва, ши­ро­кая пуб­ли­ка­ция твор­че­с­ко­го на­сле­дия, пуб­ли­ка­ция мно­го­чис­лен­ных ме­му­а­ров.

Не сбы­лось не­мно­го, это ещё в бу­ду­щем – му­зей, па­мят­ни­ки.

И да­лё­кое бу­ду­щее – вре­ме­на но­во­го то­та­ли­та­риз­ма. 


Лев АЛАБИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования