Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №02-03. 20.01.2012

ПОД ЗАНАВЕС УШЕДШЕГО ГОДА

 ХРО­НИ­КА   КУЛЬ­ТУР­НОЙ   СТО­ЛИ­ЦЫ

В Цен­т­раль­ном вы­ста­воч­ном за­ле «Ма­неж»  за­вер­ши­лась пер­со­наль­ная вы­став­ка Ильи Гла­зу­но­ва «Ху­дож­ник и вре­мя», на ко­то­рой ху­дож­ник пред­ста­вил бо­лее 100 ра­бот. «Гвоз­дём» экс­по­зи­ции бы­ло гро­мад­ное по­лот­но (ве­сом в од­ну тон­ну) «Рас­ку­ла­чи­ва­ние», на­пи­сан­ное в 2010 го­ду в из­люб­лен­ной жи­во­пис­цем пла­кат­но-кол­лаж­ной ма­не­ре. По­доб­ная ма­не­ра лет 20–25 на­зад, ког­да об­ще­ст­во бы­ло воз­буж­де­но па­фо­сом об­ли­че­ния и от­ри­ца­ния, име­ла не­со­мнен­ный ус­пех из-за сво­ей на­гляд­ной пуб­ли­ци­с­тич­но­с­ти. По­мню ог­ром­ную мно­го­сот­ме­т­ро­вую оче­редь на вы­став­ку Гла­зу­но­ва, ес­ли не оши­ба­юсь, в 1989 го­ду в том же «Ма­не­же»; по­мню и то, как на ме­ня, 16-лет­не­го тог­да юно­шу, про­из­вёл боль­шое впе­чат­ле­ние один из пер­вых гла­зу­нов­ских мас­ля­ных кол­ла­жей «Ми­с­те­рия XX ве­ка». Се­го­дня эта, пря­мо ска­жем, од­но­сто­рон­не-ра­зоб­ла­чи­тель­ная пуб­ли­ци­с­тич­ность гла­зу­нов­ских ра­бот ед­ва ли спо­соб­на ко­го-ли­бо все­рьёз за­ин­те­ре­со­вать. Я счи­таю, что при­зва­ни­ем Гла­зу­но­ва бы­ла книж­ная гра­фи­ка, сви­де­тель­ст­вом че­му яв­ля­ют­ся его та­лант­ли­вые ил­лю­с­т­ра­ции к ро­ма­нам До­сто­ев­ско­го. Но, ви­ди­мо, в ка­кой-то мо­мент чув­ст­во ме­ры и вку­са из­ме­ни­ло Илье Сер­ге­е­ви­чу, ему ста­ло ма­ло книж­но­го фор­ма­та, и он ре­шил уве­ли­чить не­ко­то­рые свои ил­лю­с­т­ра­ции аж до раз­ме­ров во­лей­боль­ной пло­щад­ки. Что ж, не­по­мер­ное тще­сла­вие (ко­то­рое вы­ра­зи­лось на дан­ной вы­став­ке в та­кой ку­рь­ёз­ной фор­ме, как сбор под­пи­сей за при­сво­е­ние Гла­зу­но­ву зва­ния «По­чёт­ный граж­да­нин Санкт-Пе­тер­бур­га») и стрем­ле­ние пи­сать в уго­ду вку­сам вла­с­ти и тол­пы ни­ког­да ни к че­му хо­ро­ше­му не при­во­ди­ли.

Илья Глазунов. Раскулачивание
Илья Глазунов. Раскулачивание

К сло­ву, го­род по­до­шёл к ор­га­ни­за­ции вы­став­ки (меж­ду про­чим, обо­шед­шей­ся го­род­ской каз­не в мил­ли­он руб­лей) на­ше­го зем­ля­ка не очень от­вет­ст­вен­но. «Ма­неж» по­сле мно­го­лет­не­го пе­ре­ры­ва в вы­ста­воч­ной де­я­тель­но­с­ти не смог пре­до­ста­вить ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих, име­ю­щих опыт в раз­ве­ши­ва­нии ги­гант­ских по­лот­нищ. Раз­гне­ван­но­му жи­во­пис­цу ни­че­го не ос­та­ва­лось, как сроч­но вы­звать на под­мо­гу из Моск­вы сво­их сту­ден­тов и, за­су­чив ру­ка­ва, лич­но уча­ст­во­вать в под­го­тов­ке  соб­ст­вен­ной экс­по­зи­ции. В ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции вы­став­ку Гла­зу­но­ва «по мно­го­чис­лен­ным прось­бам пе­тер­бурж­цев» про­дли­ли на не­де­лю, что в свою оче­редь вы­зва­ло не­удо­воль­ст­вие у дру­го­го знат­но­го ху­дож­ни­ка со­вре­мен­но­с­ти – Фе­лик­са Во­ло­сен­ко­ва, чья вы­став­ка долж­на бы­ла от­крыть­ся сра­зу по­сле окон­ча­ния гла­зу­нов­ской. Этот эпа­таж­ный ос­но­ва­тель Санкт-Пе­тер­бург­ской Ака­де­мии со­вре­мен­но­го ис­кус­ст­ва бес­смерт­ных (спра­вед­ли­во­с­ти ра­ди сле­ду­ет при­знать, что Илья Гла­зу­нов, ос­но­вав­ший Рос­сий­скую Ака­де­мию жи­во­пи­си, ва­я­ния и зод­че­ст­ва, вы­гля­дит в дан­ном слу­чае го­раз­до скром­нее), ко­то­рый «в не­у­ём­ном стрем­ле­нии сво­ей мно­го­гран­ной на­ту­ры к но­ва­тор­ст­ву со­зда­ёт бру­таль­ный стиль с экс­прес­сив­ной фак­ту­рой, вы­во­дя­щей жи­во­пись из пло­с­ко­сти хол­ста», лю­бит пре­под­но­сить се­бя и своё аля­по­ва­то-пё­с­т­рое ис­кус­ст­во как «яв­ле­ние Бо­га Во­ло­са». Не мо­гу не при­ве­с­ти здесь не­ко­то­рые вы­ска­зы­ва­ния се­го арт-языч­ни­ка о со­вре­мен­ном ис­кус­ст­ве, по­ко­ря­ю­щие сво­им про­сто­ду­ши­ем и са­мо­ра­зоб­ла­че­ни­ем:

«Что та­кое ин­стал­ля­ция? Это де­ко­ра­ция, ко­то­рая бы­ла на сце­не, а по­том эту де­ко­ра­цию взя­ли и по­ста­ви­ли вот здесь, меж­ду на­ми. Это и ста­ло на­зы­вать­ся ин­стал­ля­ци­ей.

Что та­кое пер­фор­манс? Это спек­такль, ко­то­рый рань­ше был на сце­не, а сей­час здесь, в ком­на­те, меж­ду на­ми, ча­ще в ви­де го­лых баб, и на­зы­ва­ет­ся пер­фор­манс.

Что та­кое объ­ект? В те­а­т­ре это был рек­ви­зит. На­при­мер, чаш­ки, из ко­то­рых в спек­так­ле пи­ли чай. А здесь мы по­ста­ви­ли чаш­ку на по­ди­ум, и это на­зы­ва­ет­ся объ­ек­том. Та­ким об­ра­зом, сра­зу ста­но­вит­ся всё по­нят­ным».

В са­мом де­ле, «сра­зу ста­но­вит­ся всё по­нят­ным»; непо­нят­но дру­гое: по­че­му та­кой пре­стиж­ный и ста­рей­ший в Пе­тер­бур­ге вы­ста­воч­ный зал, как «Ма­неж», пре­до­став­ля­ет свою пло­щадь под ис­кус­ст­во со­мни­тель­но­го уров­ня. Кто-то – вслед за ди­рек­ци­ей «Ма­не­жа» – мо­жет по­ду­мать, что у нас нет и не бы­ло в не­дав­нем про­шлом до­стой­ных ху­дож­ни­ков. Но это, сла­ва Бо­гу, не так. Что­бы убе­дить­ся в этом, до­ста­точ­но оз­на­ко­мить­ся хо­тя бы с вы­шед­шим в 2008 го­ду аль­бо­мом «Ле­нин­град­ская жи­во­пис­ная шко­ла. Соц­ре­а­лизм. 1930–1980» (со­ста­ви­тель Игорь Пыш­ный), где пред­став­ле­но 59 за­ме­ча­тель­ных пи­тер­ских ху­дож­ни­ков (о твор­че­ст­ве боль­шин­ст­ва из них мож­но ска­зать, что они не ог­ра­ни­чи­ва­лись соц­ре­а­лиз­мом, а про­дол­жа­ли тра­ди­ции рус­ской ре­а­ли­с­ти­че­с­кой жи­во­пи­си), не­ко­то­рые из ко­то­рых здрав­ст­ву­ют и ра­бо­та­ют по­ны­не.

 

***

В Ми­хай­лов­ском те­а­т­ре со­сто­я­лась пре­мье­ра ба­ле­та «Спя­щая кра­са­ви­ца» в по­ста­нов­ке ис­пан­ско­го хо­рео­гра­фа На­чо Ду­а­то, год на­зад воз­гла­вив­ше­го ба­лет­ную труп­пу те­а­т­ра. Мно­гие ожи­да­ли от это­го спек­так­ля че­го-то не­о­бык­но­вен­но­го и ори­ги­наль­но­го. Но чу­да не слу­чи­лось. Ду­а­то, да­бы не про­слыть пла­ги­а­то­ром, раз­ба­вил клас­си­че­с­кую по­ста­нов­ку Ма­ри­у­са Пе­ти­па сво­им ста­ро­мод­ным аван­гар­диз­мом (со­кра­тив при этом не­ко­то­рые сце­ны и сде­лав ба­лет ка­мер­ным), в ре­зуль­та­те че­го по­лу­чи­лась сум­бур­ная эк­лек­ти­ка. Не­ко­то­рые его но­во­вве­де­ния бы­ли на­столь­ко не­уме­ст­ны и дис­гар­мо­ни­ро­ва­ли с об­щей – тон­ко-воз­душ­ной, вол­шеб­ной – ат­мо­сфе­рой спек­так­ля, что вы­гля­де­ли без­вкус­ной па­ро­ди­ей. Так, на­при­мер, в вер­сии Ду­а­то злая вол­шеб­ни­ца Ка­ра­бос бы­ла пред­став­ле­на в ви­де двух­ме­т­ро­вой му­жи­ко­ва­той кра­сот­ки (её иг­рал тан­цов­щик Ри­шат Юл­ба­ри­сов), ко­то­рая сво­и­ми бру­таль­ны­ми ух­ват­ка­ми и ужим­ка­ми «за­тми­ла» всех ос­таль­ных пер­со­на­жей «Спя­щей кра­са­ви­цы».

Ба­лет­ные кри­ти­ки се­го­дня лю­бят по­вто­рять, что На­чо Ду­а­то стал пер­вым из ино­ст­ран­цев по­сле Пе­ти­па, кто воз­гла­вил рус­скую ба­лет­ную труп­пу, да­вая при этом по­нять, что пер­вый яв­ля­ет­ся до­стой­ным пре­ем­ни­ком-про­дол­жа­те­лем вто­ро­го. Од­на­ко та­кое срав­не­ние этих двух имён, вы­ра­жа­ясь то­ле­рант­но, не сов­сем по­лит­кор­рект­но. Ду­а­то – за­уряд­ный ис­пан­ский хо­рео­граф и, на­вер­ное, толь­ко на­шим из­веч­ным пи­е­те­том пе­ред всем, что ни де­ла­ет­ся на За­па­де, мож­но объ­яс­нить при­суж­де­ние ему в 2011 го­ду пре­мии «Зо­ло­той со­фит» в но­ми­на­ции «Луч­ший ба­лет­ный спек­такль» за без­ли­кие ме­ха­ни­че­с­кие ком­по­зи­ции (од­на из них, по­свя­щён­ная Рос­сии, пред­став­ля­ет со­бой без­вкус­ный лу­бок), ко­то­рые он по­ста­вил в Ми­хай­лов­ском те­а­т­ре.

 

***

В ки­но­те­а­т­ре «Ав­ро­ра» про­шёл 8-й фе­с­ти­валь не­мец­ко­го ки­но, на ко­то­ром тра­ди­ци­он­но по­ка­зы­ва­лись луч­шие но­вин­ки гер­ман­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа. Глав­ным со­бы­ти­ем фе­с­ти­ва­ля, не­со­мнен­но, ста­ла кар­ти­на Фи­лип­па Штёльц­ля «Гё­те!», по­ве­ст­ву­ю­щая о юных го­дах не­мец­ко­го пи­са­те­ля в пе­ри­од со­зда­ния «Стра­да­ний юно­го Вер­те­ра». Об­раз мо­ло­до­го Гё­те, со­здан­ный в филь­ме, за­став­ля­ет вспом­нить две дру­гие по­хо­жие лен­ты: ан­г­ло-аме­ри­кан­скую ро­ман­ти­че­с­кую тра­ги­ко­ме­дию «Влюб­лён­ный Шек­с­пир» (1998) и оте­че­ст­вен­ный се­ри­ал «Сер­гей Есе­нин» (2005) с ра­зу­ха­би­с­тым ку­ти­лой Есе­ни­ным-Без­ру­ко­вым. Гер­ман­ский клас­сик в «Гё­те!» пред­став­лен эта­ким до­б­рым, ве­сё­лым ма­лым, лю­бя­щим и дру­же­с­кие по­пой­ки, и об­ще­ст­во пре­крас­ных дам. В фи­на­ле – как за­слу­жен­ная на­гра­да за все пе­ре­не­сён­ные стра­да­ния и ис­пы­та­ния (ку­те­жи, служ­ба в за­хо­лу­с­тье, не­сча­ст­ная лю­бовь) – раз­да­ча ав­то­гра­фов и вос­тор­жен­ная тол­па, от эк­заль­ти­ро­ван­ных про­яв­ле­ний чувств ко­то­рой юный ге­ний да­же вы­нуж­ден пря­тать­ся в ка­ре­те.

Че­ст­но го­во­ря, я ожи­дал от нем­цев дру­го­го филь­ма об их на­ци­о­наль­ном ку­ми­ре. Тем бо­лее, что в по­след­ние го­ды ки­но­кри­ти­ка толь­ко и го­во­рит о том, что се­го­дня не­мец­кий ки­не­ма­то­граф по­сле дол­го­го за­стоя ис­пы­ты­ва­ет подъ­ём и об­ре­та­ет твор­че­с­кую са­мо­сто­я­тель­ность. Увы, ни­ка­кой са­мо­сто­я­тель­но­с­тью здесь и не пах­нет: кар­ти­на «Гё­те!» сде­ла­на в так на­зы­ва­е­мом жа­н­ре иг­ро­во­го ки­но (то есть раз­вле­ка­тель­но­го ки­но) – и на­до за­ме­тить, ста­ра­тель­но и пе­дан­тич­но – все­це­ло по гол­ли­вуд­ским ка­но­нам; как не пах­нет здесь и са­мим Гё­те (Штёльцль по­сту­пил, ко­неч­но, оп­ро­мет­чи­во, на­звав так свою кар­ти­ну, да ещё с вос­кли­ца­тель­ным зна­ком): ку­да ни шло, ес­ли бы фильм был снят о ка­ком-ни­будь жиз­не­ра­до­ст­ном, са­мо­до­воль­ном бюр­ге­ре кон­ца XVIII ве­ка. Впро­чем, мож­но ли что-то все­рьёз тре­бо­вать от ре­жис­сё­ра это­го филь­ма, спе­ци­а­ли­зи­ро­вав­ше­го­ся до это­го на съём­ках ви­део­кли­пов для Ма­дон­ны и груп­пы «Рамм­штайн»? Для не­го Гё­те, по-ви­ди­мо­му, яв­ля­ет­ся оче­ред­ной шоу-звез­дой, ко­то­рую на­до рас­кру­тить и про­дви­нуть. 

Дру­гой пре­мьер­ный «экс­клю­зив­ный» по­каз, на этот раз рос­сий­ско­го филь­ма, со­сто­ял­ся в ДК «Вы­борг­ский». Речь идёт о филь­ме Вла­ди­ми­ра Мир­зо­е­ва «Бо­рис Го­ду­нов». В от­ли­чие от «Гё­те!» Штёльц­ля, где с не­мец­кой до­тош­но­с­тью был вос­соз­дан ис­то­ри­че­с­кий ан­ту­раж Гер­ма­нии XVIII ве­ка, дей­ст­вие пуш­кин­ской дра­мы пе­ре­не­се­но в со­вре­мен­ную Рос­сию: Го­ду­нов (Мак­сим Су­ха­нов) бе­се­ду­ет с бо­я­ра­ми на фо­не не­бо­скрё­бов «Моск­ва-Си­ти», на­род «без­молв­ст­ву­ет» у эк­ра­нов те­ле­ви­зо­ров, где ог­ла­ша­ет цар­ские ука­зы дьяк Щел­ка­лов (Ле­о­нид Пар­фё­нов), Па­т­ри­арх (Ан­д­рей Таш­ков) в сво­бод­ное от мо­лит­вы вре­мя за­ни­ма­ет­ся на ве­ло­тре­на­жё­ре и т.д. По срав­не­нию с на­шу­мев­шей в 2000 го­ду те­а­т­раль­ной по­ста­нов­кой «Бо­ри­са Го­ду­но­ва» ан­г­лий­ско­го ре­жис­сё­ра Дек­ла­на Дон­не­ла­на (с Алек­сан­д­ром Фек­ли­с­то­вым и Ев­ге­ни­ем Ми­ро­но­вым в глав­ных ро­лях) мир­зо­ев­ская кар­ти­на яв­ля­ет со­бой боль­шой про­гресс. Ес­ли Дон­не­лан ме­тил в ста­лин­скую Рос­сию, то от­важ­ный Мир­зо­ев – в ны­неш­нюю – мед­ве­дев­ско-пу­тин­скую. Как при­зна­ёт­ся сам ре­жис­сёр, его кар­ти­на «о не­ле­ги­тим­ной вла­с­ти, о на­ру­шен­ной ком­му­ни­ка­ции меж­ду на­се­ле­ни­ем и пра­ви­те­лем». Тут кста­ти вспом­нить, что Мир­зо­ев яв­ля­ет­ся од­ним из под­пи­сан­тов об­ра­ще­ния «Пу­тин дол­жен уй­ти» (2010). При­мк­нув к но­во­дис­си­ден­там, ре­жис­сёр, по-ви­ди­мо­му, ре­шил по­ста­вить своё ис­кус­ст­во на служ­бу бес­ком­про­мисс­ной борь­бе за по­ст­ро­е­ние в Рос­сии граж­дан­ско­го об­ще­ст­ва, вож­дя­ми ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся та­кие свет­лые лич­но­с­ти, как Гар­ри Ка­с­па­ров, Ми­ха­ил Ка­сь­я­нов, Бо­рис Нем­цов и Ва­ле­рия Но­во­двор­ская. Од­на­ко вся бе­да в том, что мир­зо­ев­ское ки­но­ис­кус­ст­во по­след­них лет весь­ма по­сред­ст­вен­но­го уров­ня (его пре­ды­ду­щий фильм «Че­ло­век, ко­то­рый знал всё», сня­тый в 2009 го­ду по кри­ми­наль­но­му де­тек­ти­ву Иго­ря Сах­нов­ско­го, я бы во­об­ще не стал от­но­сить к ис­кус­ст­ву, так как он яв­ля­ет­ся про­дук­том ре­мес­лен­ни­че­ст­ва). Осо­вре­ме­ни­ва­ние Пуш­ки­на, ко­то­рое не­ис­ку­шён­но­му зри­те­лю мо­жет по­ка­зать­ся ори­ги­наль­ным и за­ни­ма­тель­ным, сви­де­тель­ст­ву­ет лишь о твор­че­с­ком бес­си­лии. В са­мом де­ле, вме­с­то то­го, что­бы по­пы­тать­ся во­пло­тить веч­ную со­вре­мен­ность пуш­кин­ской дра­мы че­рез ре­жис­сёр­ский за­мы­сел, ак­тёр­скую иг­ру, че­рез му­зы­ку, ис­то­ри­че­с­кую об­ста­нов­ку и т.д., да­ёт­ся са­мая по­верх­но­ст­ная, внеш­няя, пло­с­кая со­вре­мен­ность (та са­мая зло­ба дня), для во­пло­ще­ния ко­то­рой не нуж­но ни­ка­ко­го твор­че­ст­ва, ни­ка­кой на­пря­жён­ной ду­хов­ной ра­бо­ты. (В этом смыс­ле «Бо­рис Го­ду­нов», сня­тый Сер­ге­ем Бон­дар­чу­ком в 1986 го­ду, яв­ля­ет­ся для ны­неш­них ки­но­ре­жис­сё­ров не­до­ся­га­е­мым об­раз­цом.) В ре­зуль­та­те та­ко­го «про­чте­ния» клас­си­ки в филь­ме Мир­зо­е­ва нет ни убе­ди­тель­но­го ху­до­же­ст­вен­но­го об­ра­за Го­ду­но­ва, ни пуш­кин­ско­го по­ни­ма­ния рус­ской ис­то­рии, а есть из­веч­ный наш ин­тел­ли­гент­ский ку­киш в кар­ма­не или то, что Ми­ха­ил Бул­га­ков на­зы­вал под­ку­сы­ва­ни­ем вла­с­ти под оде­я­лом.


Илья КОЛОДЯЖНЫЙ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования