Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №02-03. 20.01.2012

ПОКА В ЭТОМ МИРЕ ЖИВЁШЬ И ТВОРИШЬ

1.

«Вам за­ве­щаю я сад фрук­то­вый мо­ей ве­ли­кой ду­ши», – на­пи­сал Ма­я­ков­ский. Се­го­дня, ког­да ру­бят фрук­то­вые са­ды по­эзии и са­жа­ют бес­плод­ные де­ре­вья вся­кой без­дар­но­с­ти, «сад фрук­то­вый ве­ли­кой ду­ши» на­сто­я­щих по­этов – тво­их со­вре­мен­ни­ков ра­ду­ет ду­шу, за­став­ля­ет нас ещё раз по-на­сто­я­ще­му чув­ст­во­вать вкус сло­ва и та­лан­та:

 

Что ты зна­ешь о свя­зи вре­мён?

Пре­рва­лась на­всег­да? Не­уже­ли?

Ни мо­литв, ни зна­мён, ни имён.

Ни­че­го, ни­ког­да – в са­мом де­ле?

 

Да уй­мись… Связь вре­мён

пре­рва­лась…

Пе­ре­ме­лют­ся го­ды и мо­ды.

Да­же се­мя, упав­шее в грязь,

Про­ра­с­тёт, слов­но чу­до при­ро­ды.

 

Для че­го пе­ре­кос, пе­ре­вес,

Что и где на зем­ле пе­ре­жи­ли,

Зна­ют толь­ко скри­жа­ли не­бес,

Но они вы­со­ки, те скри­жа­ли.

 

Это сти­хи Ни­ко­лая Рач­ко­ва – за­ме­ча­тель­но­го рус­ско­го по­эта. Пе­ре­до мной кни­га его но­вых сти­хов «Дру­гое из­ме­ре­ние». Я ра­ду­юсь та­лан­ту мо­е­го дру­га, ведь по­эти­че­с­кое и ду­хов­ное до­сти­же­ние од­но­го на­ро­да долж­но стать до­сто­я­ни­ем всех. Ведь по­эзия как звез­да на не­бе, и её свет дол­жен дой­ти до каж­до­го, не­за­ви­си­мо от то­го, на ка­ком язы­ке на­пи­са­ны сти­хи, сбли­жая лю­дей, оза­ряя их ду­ши све­том до­б­ра и люб­ви. Та­кой для ме­ня яв­ля­ет­ся по­эзия Ни­ко­лая Рач­ко­ва. Тре­во­га за лю­дей, за Оте­че­ст­во, за по­эти­че­с­кое сло­во, же­ла­ние, что­бы те, кто идёт за ним, бы­ли сча­ст­ли­вы­ми в лю­бых из­ме­ре­ни­ях вре­ме­ни – вот суть по­эзии для Рач­ко­ва, вы­ра­жен­ная в не­по­вто­ри­мом зву­ча­нии его сти­хов.

Николай РАЧКОВ
Николай РАЧКОВ

 

– Рас­пад и раз­лад.

Без­на­дёж­ная власть.

Мир пах­нет и ло­жью и кро­вью.

Чем ду­шу ле­чить, чтоб сов­сем

не про­пасть?

– Лю­бо­вью. И толь­ко лю­бо­вью…

 

– Как вы­брать во мгле нам

един­ст­вен­ный путь,

Не внять кле­ве­те и зло­сло­вью?

Чем жизнь эту к све­ту ско­рей

по­вер­нуть?

– Лю­бо­вью. И толь­ко лю­бо­вью…

 

– Ког­да уда­лим­ся от жиз­нен­ных

драм,

По­ста­вят све­чу к из­го­ло­вью.

А с чем же нас, греш­ни­ков, встре­тит

Он там?

– С лю­бо­вью. Ко­неч­но – с лю­бо­вью.

 

По­эта де­ла­ют по­этом и от­ли­ча­ют его от пред­ше­ст­вен­ни­ков его вре­мя, со­бы­тия, но­вые тра­ге­дии, вы­пав­шие на его до­лю. Не толь­ко но­вые риф­мы рож­да­ют но­во­го по­эта, а сущ­ность, ве­со­мость, глу­би­на, но­виз­на и со­дер­жа­тель­ность ска­зан­но­го.

Сти­хи, на­пи­сан­ные Н.Рач­ко­вым о цве­тах, гро­зе, ро­ще, зем­ной тро­пин­ке, зар­ни­цах, жу­рав­лях, ду­бе, ли­с­ть­ях, си­ре­ни, ли­пе, род­ни­ке, реч­ке со­вре­мен­нее и бли­же ду­ше, чем сверх­но­вые те­мы пло­хих сти­хо­твор­цев, яко­бы вы­ра­жа­ю­щие со­вре­мен­ность. Пер­вые ста­нут яв­ле­ни­ем, а вто­рые – не бу­дут иметь ни­ка­ко­го зна­че­ния для по­эзии.

Пи­сать про­сто – это зна­чит пи­сать хо­ро­шо. И это са­мое труд­ное. По­то­му по­эзия ино­гда по­хо­жа на мать, ры­да­ю­щую у из­го­ло­вья по­гиб­ше­го сы­на, или сы­на, ры­да­ю­ще­го у из­го­ло­вья по­гиб­шей Ро­ди­ны – ма­те­ри.

По­эзия – это и бе­лый ста­рик, ду­ма­ю­щий о су­ти че­ло­ве­че­с­кой жиз­ни, и бо­со­но­гое ди­тя без­за­бот­но­го вре­ме­ни:

Так и жи­вём на зем­ле этой веч­ной

Жиз­нью тре­вож­ной и жиз­нью

бес­печ­ной.

 

По­эт – то­же че­ло­век, но дру­гой че­ло­век, в от­ли­чие от всех он глуб­же чув­ст­ву­ет и даль­ше ви­дит, он улы­ба­ет­ся, как ре­бё­нок, и сто­нет, как ста­рик.

По­эт, как и лю­бой че­ло­век, ни­че­го кро­ме жиз­ни не име­ет. И это са­мое глав­ное его бо­гат­ст­во, ко­то­рое пре­вра­ща­ет­ся в зо­ло­то его строф и се­ре­б­ро его строк, как в сти­хах Ни­ко­лая Рач­ко­ва. Вот об­раз жен­щи­ны:

 

Она в люб­ви сме­лее и ум­ней,

Она всех бед и ра­до­с­тей при­чи­на.

И на ко­ле­ни вста­нет пе­ред ней

Муж­чи­на,

Ес­ли толь­ко он муж­чи­на.

 

Да! Ду­хов­ная си­ла по­эта вы­ра­жа­ет­ся в его до­б­ро­те и люб­ви, не­на­висть ни­ког­да не рож­да­ет ве­ли­ких сти­хов.

 

2.

Та­лант есть та­лант. Он во все вре­ме­на, при вся­кой вла­с­ти, на­хо­дил се­бе ме­с­то, хо­тя труд­на и горь­ка судь­ба та­лан­та.

Та­лант – это «Со­ло­вей» Рач­ко­ва.

 

О чём он,

ма­лень­кий, не­вз­рач­ный,

по­ёт в ку­с­тах

в ок­ру­ге дач­ной?

А он в че­рё­му­хо­вой снеж­но­с­ти

сго­ра­ет

от люб­ви и неж­но­с­ти.

 

По­ёт,

как мо­гут толь­ко ге­нии.

И все вни­ма­ют

в удив­ле­нии.

 

Так раз­дро­бит­ся,

так рас­ка­тит­ся,

что жиз­нью, мо­жет быть,

рас­пла­тит­ся.

 

По­ёт,

в люб­ви не при­тво­ря­ет­ся,

и ни­ког­да

не по­вто­ря­ет­ся.

 

Та­кие за­ме­ча­тель­ные, про­стые и вы­со­кие сти­хи о та­лан­те боль­ше все­го го­во­рят и о та­лан­те са­мо­го Ни­ко­лая Рач­ко­ва.

«Для пло­хо­го му­зы­кан­та нуж­но мно­го ус­ло­вий, что­бы он со­здал про­из­ве­де­ние, боль­шой же му­зы­кант при нуж­де сы­г­ра­ет паль­ца­ми на по­ле­не, и всё же его ме­ло­дия мо­жет быть рас­слы­ша­на и по­ня­та», – пи­сал Ан­д­рей Пла­то­нов.

Ни­ко­лай Рач­ков, хо­тя и жи­вёт во вре­ме­на пло­хих му­зы­кан­тов, ве­дёт се­бя аб­со­лют­но сво­бод­но, ему хва­та­ет да­же со­ло­вь­и­но­го пе­ния, что­бы чув­ст­во­вать се­бя сча­ст­ли­вым и сы­г­рать паль­ца­ми на по­ле­не, что­бы быть рас­слы­шан­ным и по­ня­тым. Этим он и сча­ст­лив:

 

Ро­ман­ти­че­с­кие умы,

Тру­ба­ду­ры и ме­не­с­т­ре­ли,

Как ле­те­ли над без­дной мы,

Как мы все на ве­т­ру го­ре­ли.

 

Не возь­мёт нас на­хра­пом ложь,

Боль­но серд­цу,

Но мы не пла­чем.

И в сло­вес­но­с­ти рус­ской всё же

Мы ещё кое-что да зна­чим.

 

По-мо­е­му, не кое-что, а мно­гое зна­чит для со­вре­мен­ной рус­ской, да и рос­сий­ской по­эзии та­кой по­эт, как Ни­ко­лай Рач­ков.

Он по­ни­ма­ет, что при­бли­зи­тель­ность об­ра­зов, ско­ван­ность по­эти­че­с­кой ре­чи, ог­ра­ни­чен­ность те­ма­ти­ки, бед­ность язы­ка, аб­со­лют­ное от­сут­ст­вие чув­ст­ва ро­ди­ны не да­ёт со­вре­мен­ной, так на­зы­ва­е­мой но­вой, аван­гард­ной по­эзии быть се­го­дня вы­ра­зи­те­лем вре­ме­ни и на­род­ной бо­ли, зву­чать «как ко­ло­кол на баш­не ве­че­вой, во дни тор­жеств и бед на­род­ных».

Ему та­кая по­эзия чуж­да, он за­ме­ча­тель­но тра­ди­ци­о­нен, и по-пуш­кин­ски свет­лы его стро­ки:

 

Не будь са­мим со­бою в ссо­ре,

Не лги, ху­дож­ник, не гре­ши.

Мир, где и ра­дость есть, и го­ре,

Бес­ст­ра­ст­ным серд­цем не пи­ши.

 

Без вдох­но­ве­ния, без чув­ст­ва

Со­здать ше­де­в­ра не да­но.

Жи­вым не мо­жет быть ис­кус­ст­во,

Ког­да ис­кус­ст­вен­но оно.

 

3.

Раз­дви­ну­тые го­ри­зон­ты сти­хов Ни­ко­лая Рач­ко­ва ра­ду­ют ме­ня преж­де все­го раз­но­об­ра­зи­ем кра­сок всей на­шей ве­ли­кой ро­ди­ны – Рос­сии, на­пи­сан­ные с чув­ст­вом еди­но­го Оте­че­ст­ва. Его по­эзия ды­шит чув­ст­вом общ­но­с­ти лю­дей, еди­ной го­су­дар­ст­вен­но­с­тью на­ших су­деб, дер­жав­но­с­тью не толь­ко по­эти­че­с­ко­го, но и на­ци­о­наль­но­го са­мо­со­зна­ния. Н.Рач­ков – по­эт рус­ский и рос­сий­ский. Его сти­хи, по­свя­щён­ные Да­ге­с­та­ну, Осе­тии, Та­та­рии, Баш­ки­рии и дру­гим ре­с­пуб­ли­кам, цен­ны не как ту­ри­с­ти­че­с­кие вос­по­ми­на­ния, а вы­ра­же­ни­ем су­ти ны­неш­ней рос­сий­ской жиз­ни, со все­ми тре­во­га­ми, ра­до­с­тя­ми и бо­лью. Его ду­ша пол­на стра­да­ний из-за рас­па­да и раз­ла­да в стра­не. Он, как на­сто­я­щий сын ве­ли­ко­го Оте­че­ст­ва, то­с­ку­ет по еди­ной, мощ­ной и мно­го­на­ци­о­наль­ной Ро­ди­не.

«На осе­ти­но-гру­зин­ской гра­ни­це» он пи­шет:

 

Здесь шли бои.

Вот здесь рва­нул фу­гас.

И рух­нул дуб с го­ры в объ­я­тья до­лу.

И я на­де­юсь, что в по­след­ний раз

Здесь вновь при­цель­но раз­бом­би­ли

шко­лу.

 

Гра­ни­цу за­пи­ра­ют на за­мок,

Тре­во­жат ти­ши­ну

Лишь пти­чьи кри­ки.

И я гля­жу на ку­хон­ный ды­мок,

На за­рос­ли ко­лю­чей еже­ви­ки.

Гля­жу на от­цве­та­ю­щий лев­кой.

На маль­чи­ков ус­та­лых, за­пы­лён­ных.

Здесь ми­ра нет.

Здесь дер­жит­ся по­кой

По­ка на их не слом­лен­ных по­го­нах.

 

Та­ко­ва се­го­дняш­няя дей­ст­ви­тель­ность, су­ро­вая прав­да её. Здесь по­эт ис­кре­нен и взвол­но­ван. Лишь пло­хие сти­хо­твор­цы ста­ра­ют­ся ка­зать­ся бо­лее хо­ро­ши­ми людь­ми, чем они есть на са­мом де­ле, они пы­та­ют­ся пред­ста­вить се­бя ум­ны­ми, му­д­ры­ми, му­же­ст­вен­ны­ми, бла­го­род­ны­ми, до­б­ры­ми. Но это не при­во­дит ни к че­му, сти­хи их ос­та­ют­ся фаль­ши­вы­ми и мёрт­вы­ми. По­эзия – не иг­ра в ла­би­ринт. Выс­шая её цель – че­ст­ность и от­кры­тость.

Ни­ко­лай Рач­ков вос­пе­ва­ет ино­гда са­мые про­стые ве­щи, су­мев сде­лать их пред­ме­том не­под­куп­ной, бес­ко­ры­ст­ной и боль­шой по­эзии. Сме­лым и ще­д­рым серд­цем чут­ко­го ху­дож­ни­ка рас­кры­ва­ет он кра­со­ту и по­эзию род­ной зем­ли, сво­ей Ро­ди­ны, на­хо­дя для это­го ес­те­ст­вен­ные, не­по­вто­ри­мые сло­ва, рит­мы, об­ра­зы, кра­с­ки, лёг­кость и осо­бый до­ве­ри­тель­ный и му­же­ст­вен­ный тон раз­го­во­ра с ми­ром. Это и есть на­сто­я­щее но­ва­тор­ст­во и но­вая по­эзия, ко­то­рая ра­ду­ет нас всех. Та­ко­во твор­че­ст­во за­ме­ча­тель­но­го рус­ско­го по­эта Ни­ко­лая Рач­ко­ва:

 

По­ка я не за­был свои ис­то­ки,

Теп­ло род­ной зем­ли, про­хла­ду рек,

При­ми мои свер­ка­ю­щие стро­ки,

Не­умо­ли­мый двад­цать пер­вый век.


Магомед АХМЕДОВ,
г. МАХАЧКАЛА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования