Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №12. 23.03.2012

ТРЕЩИНА ЗАВИСИТ ОТ ТЕАТРА

Ис­то­рия смер­ти в 1936 го­ду в Ле­нин­гра­де все­мир­но зна­ме­ни­то­го ака­де­ми­ка Пав­ло­ва ста­ла ле­ген­дой. Она на­по­ми­на­ет смерть Со­кра­та. Как из­ве­ст­но, ве­ли­ко­го ан­тич­но­го фи­ло­со­фа в Афи­нах при­го­во­ри­ли к смер­ти, и он сам до­б­ро­воль­но при­нял яд ци­ку­ты. По­сле это­го, до­жи­да­ясь смер­ти, спо­кой­но бе­се­до­вал с дру­зь­я­ми. Так и Пав­лов. Он со­звал уче­ни­ков и стал дик­то­вать им свои ощу­ще­ния. В этот мо­мент при­шёл не­кий по­се­ти­тель, но его не при­ня­ли, от­ве­тив: «Ака­де­мик Пав­лов за­нят. Он уми­ра­ет».

Эта ле­ген­да ещё на ин­сти­тут­ской ска­мье вы­зы­ва­ла во мне не­ко­то­рое от­тор­же­ние сво­ей аб­сурд­но­с­тью.

Смерть – по­ня­тие са­к­раль­но-ар­хе­ти­пи­че­с­кое, за­ло­жен­ное в нас ге­не­ти­кой, не­за­ви­си­мо от то­го, нра­вит­ся нам это или нет...

Я по­пал на пре­мьер­ный пресс-по­каз пье­сы «Ко­роль уми­ра­ет» ос­но­ва­те­ля «те­а­т­ра аб­сур­да» Эже­на Ио­не­с­ко, по­став­лен­ной ве­ли­ким поль­ским ре­жис­сё­ром Кши­ш­то­фом За­нус­си на сце­не ле­ген­дар­ной Та­ган­ки, бук­валь­но на­ка­ну­не вер­нув­шись из чеш­ско­го го­ро­да Кра­лов Гра­дец, где в про­шлом го­ду чуть бы­ло не за­кон­чи­лась ис­то­рия это­го те­а­т­ра...

Ес­ли про­си­деть пол­то­ра ча­са в те­а­т­раль­ном за­ле под не­пре­рыв­ный стрё­кот «на­во­ро­чен­ных» фо­то­ап­па­ра­тов пред­ста­ви­те­лей «на­во­ро­чен­ных» ин­фор­ма­гентств, то, – как го­во­рит ны­не про­дви­ну­тая мо­ло­дёжь, – «вшты­рит не по-дет­ски»...

Ис­пол­ни­тель глав­ной ро­ли – ак­тёр Ва­ле­рий Сер­ге­е­вич Зо­ло­ту­хин, да­же поз­во­лил се­бе не­мно­го «по­ху­ли­га­нить» на аван­сце­не – вы­дав по­сре­ди­не спек­так­ля реп­ли­ку – от се­бя, – и бук­валь­но гля­дя в гла­за осо­бен­но на­зой­ли­во­му фо­то­гра­фу, «рас­ст­ре­ли­вав­ше­му его в упор» из фир­мен­но­го ап­па­ра­та «Nikon»: «При­шли по­сни­мать, как я уми­раю? Сни­май­те»...

Ре­жис­сёр Кши­ш­тоф За­нус­си – при­знал­ся, что те­ма смер­ти, про­хо­дя­щая че­рез мно­гие его филь­мы – ре­зуль­тат, преж­де все­го, – его во­ен­но­го дет­ст­ва. Он – ди­тя вой­ны, и пе­ри­од его взрос­ле­ния при­шёл­ся на вре­мя, ког­да к смер­ти от­но­си­лись как к обы­ден­но­с­ти – она бы­ла вез­де, и жизнь не сто­и­ла ни­че­го...

Пан Кши­ш­тоф при­знал­ся ещё и в том, что лич­но по­лу­чил от Эже­на Ио­не­с­ко не­кую сво­бо­ду дей­ст­вия от­но­си­тель­но это­го спек­так­ля. И он не пре­ми­нул ею вос­поль­зо­вать­ся, ста­вя пье­су «Ко­роль уми­ра­ет» в не­сколь­ких те­а­т­рах ми­ра...

От­ве­чая на во­прос, чем спек­такль на Та­ган­ке от­ли­ча­ет­ся от его же спек­так­ля в Мюн­хе­не, ре­жис­сёр За­нус­си ска­зал ге­ни­аль­ную фра­зу: «Тре­щи­на за­ви­сит от те­а­т­ра». Он, ко­неч­но же, от­ве­чал очень кон­крет­но, на во­прос, ка­са­ю­щий­ся осо­бен­но­с­ти де­ко­ра­ции, но пре­лесть аб­сур­диз­ма в том и со­сто­ит, что она рож­да­ет у ко­го-то «сон ра­зу­ма», а у ко­го-то бо­га­тый ас­со­ци­а­тив­ный ряд. И от­но­си­тель­но те­ни быв­ше­го ру­ко­во­ди­те­ля Та­ган­ки, в том чис­ле....

В об­щем, как вы­ра­зил­ся Ва­ле­рий Зо­ло­ту­хин: «У ко­го что бо­лит, тот – то и ви­дит»...

Пан Кши­ш­тоф очень силь­но ло­ма­ет Го­го­лем рож­дён­ный, им­пер­ский рус­ский сте­рео­тип по­ля­ка – «го­но­ро­во­го шлях­ти­ча». Ло­ма­ет сво­им по­ве­де­ни­ем, внеш­ним ви­дом и без­за­щит­но­с­тью же­с­ти­ку­ля­ции. Он – аб­со­лют­ная его про­ти­во­по­лож­ность.

Вот как ска­за­ла о ре­жис­сё­ре и че­ло­ве­ке Кши­ш­то­фе За­нус­си ак­т­ри­са Ири­на Линдт: «Ес­те­ст­вен­ная ин­тел­ли­гент­ность, ари­с­то­кра­тизм, ог­ром­ное ува­же­ние к ак­тё­ру па­на Кши­ш­то­фа, – лич­но для ме­ня бы­ло на­столь­ко не­о­жи­дан­ны­ми, что хо­те­лось толь­ко од­но­го, – сде­лать свою роль как мож­но луч­ше»...

Бо­лее то­го – са­ма ме­то­ди­ка по­ста­нов­ки спек­так­ля ре­жис­сё­ром За­нус­си вна­ча­ле да­же по­ста­ви­ла ак­тё­ров Та­ган­ки, – при­вык­ших к аб­со­лют­но­му ху­до­же­ст­вен­но­му (и не толь­ко. – Авт.) дик­та­ту Юрия Лю­би­мо­ва, – в лич­но­ст­ный и твор­че­с­кий ту­пик. Пан Кши­ш­тоф чит­ку пье­сы и раз­бор ха­рак­те­ри­с­тик про­во­дил в Вар­ша­ве в соб­ст­вен­ном до­ме, ку­да он при­гла­сил ак­тё­ров, при­нял их, опе­кал, по­ка­зы­вал го­род, во­дил в те­а­т­ры и на вы­став­ки, – сло­вом, – вёл се­бя по-че­ло­ве­че­с­ки и как друг...

Те­а­т­раль­ный спек­такль в по­ста­нов­ке ки­но­ре­жис­сё­ра Кши­ш­то­фа За­нус­си по­лу­чил­ся очень, – по де­лу, – ки­не­ма­то­гра­фич­ным. И очень, – по-та­ган­ков­ски, – зло­бо­днев­ным....

Этим он очень силь­но от­ли­ча­ет­ся от не­дав­не­го «ки­но-эк­зер­ци­са» те­а­т­раль­но­го ре­жис­сё­ра Мир­зо­е­ва на те­му пуш­кин­ско­го «Бо­ри­са Го­ду­но­ва».

Ки­не­ма­то­гра­фи­че­с­кие свет и от­то­чен­ность ми­зан­сцен, ми­ни­ма­лизм цве­та в де­ко­ра­ци­ях и ак­тёр­ских ко­с­тю­мах. Сред­не-офис­ная ме­бель, пе­соч­ные ча­сы на сто­ле, мо­биль­ник, ин­ва­лид­ное крес­ло и лифт.

Един­ст­вен­ное яр­кое пят­но – алое пла­тье ак­т­ри­сы Ири­ны Линдт. В об­щем, как и её роль – един­ст­вен­но­го адек­ват­но­го по су­ти че­ло­ве­ка, на­сколь­ко это воз­мож­но в си­ту­а­ции аб­сур­да... Жи­вые ис­че­за­ют и по­яв­ля­ют­ся из лиф­та. Мёрт­вый ухо­дит в тре­щи­ну в сте­не...

Зо­ло­ту­хин аб­со­лют­но прав, за­явив на по­сле­пре­мь­ер­ной пресс-кон­фе­рен­ции: «Я чёт­ко де­лю зри­те­лей, ко­то­рые бу­дут смо­т­реть этот спек­такль, на три ка­те­го­рии. Это – те, кто при­шёл по­смо­т­реть, как уми­ра­ет ко­роль Бе­ран­же в пье­се Ио­не­с­ко в ис­пол­не­нии Ва­ле­рия Зо­ло­ту­хи­на; те, кто при­шёл по­смо­т­реть, как уми­ра­ет ак­тёр Ва­ле­рий Зо­ло­ту­хин, и те, кто при­шёл по­смо­т­реть, как уми­ра­ет ны­неш­ний ру­ко­во­ди­тель Те­а­т­ра на Та­ган­ке (чи­тай те­атр. – Авт.). И каж­до­му я по­ста­ра­юсь дать от­вет».

За точ­ность ци­ти­ро­ва­ния не ру­ча­юсь (пи­шу по па­мя­ти. – Авт.), но Ва­ле­рий Сер­ге­е­вич по-ак­тёр­ски ге­ни­аль­но ре­шил свою сверх­за­да­чу. К кон­цу спек­так­ля в за­ле ос­та­ёт­ся все­го лишь од­на ка­те­го­рия зри­те­лей, со­пе­ре­жи­ва­ю­щих каж­до­му же­с­ту и сло­ву на сце­не. А на ней, как вы­яс­ня­ет­ся к фи­на­лу спек­так­ля, – пье­са не о смер­ти, а о жиз­ни... О жиз­ни, ко­то­рую мы при­вык­ли не за­ме­чать в ме­лоч­ной су­е­те и аб­со­лют­но не це­ним...

Дух Лю­би­мо­ва жи­вёт на Та­ган­ке – жи­вёт в его спек­так­лях, в не­из­мен­но­с­ти ин­те­рь­е­ров. Тень Лю­би­мо­ва, как тень от­ца Гам­ле­та, ви­та­ла в за­ле и во вре­мя спек­так­ля, ви­та­ла она и по­сле не­го на встре­че ре­жис­сё­ра и ак­тё­ров с прес­сой...

На­до сра­зу ого­во­рить­ся, что ре­ше­ние по­ста­вить пье­су Ио­не­с­ко на сце­не ле­ген­дар­ной Та­ган­ки Кши­ш­тоф За­нус­си при­нял за­дол­го до дра­ма­ти­че­с­ких со­бы­тий про­шло­го го­да на те­а­т­раль­ном фе­с­ти­ва­ле в чеш­ском Кра­ло­вом Град­це (сим­во­лич­но, что Крал – по-чеш­ски – ко­роль. – Авт.), и ни­как в этих со­бы­ти­ях ни сло­вом, ни де­лом, ни по­мыс­лом он не уча­ст­во­вал.

Се­го­дня спек­такль Кши­ш­то­фа За­нус­си по пье­се Эже­на Ио­не­с­ко «Ко­роль уми­ра­ет» – ре­бё­нок, ко­то­рый, – я очень на­де­юсь, – удач­но прой­дёт пу­бер­тат пре­мьер­ных по­ка­зов, воз­му­жа­ет и до­стой­но вой­дёт в ис­то­рию Та­ган­ки. Но­вой Та­ган­ки. Веч­ной Та­ган­ки....

P.S. Я со­зна­тель­но на­пи­сал сло­во «эк­зер­цис» с бук­вой «ц», что не со­от­вет­ст­ву­ет ны­неш­ним пра­ви­лам ор­фо­гра­фии, но имен­но так пи­сал Че­хов.

Ци­та­та: «Яр­це­ва до­ма не бы­ло. Рас­су­ди­на се­ла за ро­яль и при­ня­лась за скуч­ные, труд­ные ЭК­ЗЕР­ЦИ­СЫ, при­ка­зав Лап­те­ву не ме­шать ей. И он не раз­вле­кал её раз­го­во­ра­ми, а си­дел в сто­ро­не и пе­ре­ли­с­ты­вал «Ве­ст­ник Ев­ро­пы». А.П. Че­хов. Три го­да / Пол­ное со­бра­ние со­чи­не­ний и пи­сем в 30-ти то­мах. Со­чи­не­ния. Том 9. М.: «На­ука», 1985.


Олег ТАТКОВ
Фото автора




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования