Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №33-34. 10.08.2012

НАСТРОЕНИЕ АНДЕГРАУНДА

TAMERLAN – молодая московская группа? Ей всего несколько месяцев от рождения. Основатель – Тамерлан Садвакасов, сын трагически погибшего в 2006 году гитариста A’STUDIO Баглана Садвакасова. Когда Тамерлану было 17, он заменил отца в знаменитой группе. Потом – учёба в Англии и США, возвращение на Родину – и рождение нового проекта! Сегодня у группы множество концертов в московских клубах, эфиры на крупнейших радиостанциях, съёмки в телепередачах. Нашему корреспонденту удалось взять интервью у восходящей звезды эстрады.

 

Тамерлан САДВАКАСОВ
Тамерлан САДВАКАСОВ

– Ког­да вы впер­вые взя­ли в ру­ки му­зы­каль­ный ин­ст­ру­мент?

– Впер­вые на­чал иг­рать в шесть лет – ме­ня ма­ма за­став­ля­ла хо­дить в му­зы­каль­ную шко­лу и иг­рать на фор­те­пь­я­но. Это бы­ло в Ка­зах­ста­не. А так – ча­с­то брал у па­пы эле­к­т­ро­ги­та­ру и пы­тал­ся на ней иг­рать.

– Ког­да на­пи­са­ли пер­вую пес­ню?

– Пер­вую пес­ню на­пи­сал в сти­хо­твор­ном ва­ри­ан­те во вто­ром или тре­ть­ем клас­се.

– Вы ино­гда го­во­ри­те в ин­тер­вью о том, что из-за ча­с­тых га­с­т­ро­лей от­ца, свя­зан­ных с этим пе­ре­ез­дов дет­ст­во у вас бы­ло, мяг­ко го­во­ря, ском­кан­ное. Не­смо­т­ря на это вы вы­бра­ли та­кую же про­фес­сию, а зна­чит – по­хо­жую судь­бу для сво­ей бу­ду­щей се­мьи.

– Я счи­таю, что эту про­фес­сию не вы­би­ра­ют, она са­ма те­бя вы­би­ра­ет. Мне нра­вит­ся этим за­ни­мать­ся, и уже всё рав­но, как кон­крет­но бу­дут ре­а­ли­зо­вы­вать­ся пла­ны. Про­сто на­сту­пил та­кой мо­мент, ког­да я по­нял, что ни­чем дру­гим я за­ни­мать­ся не хо­чу и не бу­ду.

– А ког­да на­сту­пил этот мо­мент?

– Срав­ни­тель­но не­дав­но – как толь­ко мы на­ча­ли сни­мать кли­пы, да­вать боль­шое ко­ли­че­ст­во кон­цер­тов. Под­соз­на­тель­но я все­гда знал, что бу­ду му­зы­кан­том, но окон­ча­тель­но оп­ре­де­лил­ся толь­ко сей­час. Я вы­би­рал меж­ду раз­лич­ны­ми му­зы­каль­ны­ми сти­ля­ми – сна­ча­ла хо­тел стать рэ­пе­ром, по­том – жё­ст­ким ро­ке­ром ти­па «Nirvana», по­том рок в ду­хе «Beatles», по­сте­пен­но всё при­шло к то­му, что есть сей­час.

– Ка­кую му­зы­ку вы слу­ша­ли в дет­ст­ве, а ка­кую сей­час?

– На са­мом де­ле эта му­зы­ка ма­ло чем от­ли­ча­ет­ся. И тог­да, и сей­час у ме­ня был не­пло­хой му­зы­каль­ный вкус. В ран­нем дет­ст­ве я лю­бил всё, что иг­ра­ет, брен­чит и хоть чем-то на­по­ми­на­ет му­зы­ку. Так уж по­лу­чи­лось – с ран­них лет мне при­ви­ва­ли лю­бовь к «Beatles», па­па при­вил лю­бовь к «Depeche Mode», Стин­гу, они мне до сих пор и нра­вят­ся. Я счи­таю, что и тог­да, и сей­час у ме­ня всё хо­ро­шо со вку­сом.

– То есть хо­ди­те на кон­цер­ты лю­би­мых му­зы­кан­тов?

– Ко­неч­но! Ведь это луч­шая учё­ба для лю­бо­го му­зы­кан­та.

– А в дет­ст­ве вы лю­би­ли чи­тать – или страсть к му­зы­ке за­тме­ва­ла всё ос­таль­ное?

– В дет­ст­ве я лю­бил толь­ко «Вред­ные со­ве­ты» Гри­го­рия Ос­те­ра. А так – лю­бил боль­ше муль­ти­ки. Всё из­ме­ни­лось с воз­ра­с­том. Сей­час я очень люб­лю чи­тать, опять же – бла­го­да­ря му­зы­ке. Я стал чи­тать би­о­гра­фии ве­ли­ких му­зы­кан­тов. Про­чи­тал би­о­гра­фии, на­вер­ное, всех за­пад­ных му­зы­кан­тов и групп – Фред­ди Меркь­ю­ри, «Radiohead», «Beatles» – о груп­пе це­ли­ком и би­о­гра­фии каж­до­го из му­зы­кан­тов по от­дель­но­с­ти, по­том стал ув­ле­кать­ся се­рь­ёз­ной ху­до­же­ст­вен­ной ли­те­ра­ту­рой. Как все, мне ка­жет­ся.

– У всех с чте­ни­ем скла­ды­ва­ет­ся по-раз­но­му. Есть лю­ди, ко­то­рые во­об­ще не чи­та­ют.

– Вот Фред­ди Меркь­ю­ри, на­при­мер – во­об­ще не чи­тал. Ему по фи­гу бы­ло.

– Мож­но ли при­вить му­зы­каль­ный вкус? Или ли­бо он есть, ли­бо – нет.

– Уве­рен, что мож­но! Мой луч­ший друг Ни­ки­та Ку­куш­кин, ак­тёр МХА­Та, обо­жал ганг­стер­ский рэп, ко­то­рый я все­гда не­на­ви­дел, а я пы­тал­ся при­ст­ра­с­тить его к му­зы­ке, ко­то­рая мне нра­вит­ся. И до сих пор в спек­так­ле «Ма­уг­ли» (со­вре­мен­ная вер­сия) есть сце­на, ког­да ге­рой в на­уш­ни­ках вы­хо­дит на сце­ну и слыш­но, как у не­го в на­уш­ни­ках иг­ра­ет пес­ня груп­пы «Radiohead» «Idiotic», и я знаю, что это моя за­слу­га. Я два ра­за хо­дил на этот спек­такль, очень клё­во. И те­перь мой друг не толь­ко сам с удо­воль­ст­ви­ем слу­ша­ет «Radiohead», но и при­ви­ва­ет вкус к этой му­зы­ке всем сво­им зна­ко­мым.

– Как об­ра­зо­ва­лась груп­па «Та­мер­лан»?

– Я все­гда пы­тал­ся со­брать груп­пу, ещё до то­го, как стал иг­рать в «A’STUDIO». Я пел, иг­рал на ги­та­ре и за­ни­мал­ся ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми мо­мен­та­ми. Сна­ча­ла мы со­бра­лись в груп­пу с дру­зь­я­ми. У ме­ня как у му­зы­кан­та нет дру­зей не му­зы­кан­тов. Мы по­иг­ра­ли ка­кое-то вре­мя, об­ка­та­ли ма­те­ри­ал, по­ня­ли, что по­лу­ча­ет­ся клё­во, что это нра­вит­ся лю­дям, и ре­ши­ли ско­ло­тить уже се­рь­ёз­ный кол­лек­тив из про­фес­си­о­наль­ных му­зы­кан­тов. Дру­зья есть дру­зья, они со­гла­си­лись мне по­мочь с груп­пой на вре­мя. Но, са­ми по­ни­ма­е­те, ча­с­то ре­пе­ти­ции пре­вра­ща­лись про­сто в дру­же­с­кие по­си­дел­ки. Се­го­дня груп­па со­сто­ит из му­зы­кан­тов, ко­то­рых я со­би­рал со всей Рос­сии. Ко­неч­но, мы ста­ли силь­нее иг­рать.

– Ка­кое-то вре­мя на­зад, по­лу­ча­ет­ся, до­воль­но дав­но, вы иг­ра­ли в груп­пе «A’STUDIO» на ме­с­те от­ца, а по­том уе­ха­ли учить­ся в Ан­г­лию. По­че­му бы­ло при­ня­то та­кое ре­ше­ние?

– Я хо­тел учить­ся в Ан­г­лии ещё до «A’STUDIO», и, ко­неч­но, я не мог знать, что па­пы ско­ро не ста­нет. Ещё с па­пой мы меч­та­ли о том, как я уе­ду, как бу­ду учить­ся в Лон­до­не му­зы­ке, но он до кон­ца не ве­рил в эту за­тею. Мне ка­жет­ся, я по­ехал в пер­вую оче­редь, что­бы осу­ще­ст­вить его меч­ту. Я мо­гу толь­ко пред­ста­вить, на­сколь­ко он в юно­с­ти хо­тел про­жить та­кую жизнь: по­си­деть в сту­дии, в ко­то­рой за­пи­сы­ва­лись Сти­ви Ван­дер, «Pink Floyd»…

– А как вам уда­лось по­учить­ся у Гре­га Уол­ша (про­дю­се­ра Pink Floyd, Ти­ны Тёр­нер, Heaven 17)?

– То­же бла­го­да­ря па­пе и «A’STUDIO». На­чи­ная с аль­бо­ма «Не­лю­би­мая» они пи­са­ли му­зы­ку вме­с­те с Гре­гом Уол­шем. Я при­ехал, по­ка­зал ему свою му­зы­ку. Мы си­де­ли в до­ро­гу­щем ре­с­то­ра­не, бы­ло очень уют­но, но мне бы­ло очень не­лов­ко из-за то­го, что у ме­ня сов­сем не бы­ло де­нег. Он ска­зал, что ему очень по­нра­ви­лись мои пес­ни. Так что, мо­жет быть, мы бу­дем за­пи­сы­вать диск в Лон­до­не.

– За­кон­чив учё­бу в Ан­г­лии, вы по­еха­ли в Аме­ри­ку…

– Прак­ти­че­с­ки сра­зу. Ка­кое-то вре­мя, прав­да, я по­си­дел в Ка­зах­ста­не, пы­тал­ся во­пло­тить по­лу­чен­ные зна­ния в жизнь, мы сы­г­ра­ли па­ру кон­цер­тов. И я по­нял, что на ро­ди­не мне не очень нра­вит­ся, и по­ехал в Аме­ри­ку, где про­учил­ся два го­да. Я по­нял то, что в Аме­ри­ке мне не нра­вит­ся боль­ше все­го. В Лон­до­не – су­пер. В Моск­ве – от­лич­но, да­же в Ал­ма­те от­лич­но. А в Аме­ри­ке – ужас­но. Я жил в Гол­ли­ву­де, и там бы­ло очень не­при­ят­но на­хо­дить­ся – сре­ди из­ба­ло­ван­ных, ка­п­риз­ных и не­об­ра­зо­ван­ных лю­дей. Ни­кто ни­че­го не зна­ет! Мне при­хо­ди­лось до­ка­зы­вать од­ной юной осо­бе, что у неё на шее ку­лон в ви­де не Пи­зан­ской баш­ни, а Эй­фе­ле­вой. Мне при­хо­ди­лось объ­яс­нять, по­че­му я раз­го­ва­ри­вал на яко­бы их язы­ке в да­лё­кой ев­ро­пей­ской Ве­ли­ко­бри­та­нии.

– Ну хо­тя бы ма­с­тер-клас­сы от Эри­ка Клэп­то­на не про­шли да­ром?

– Да, я да­же от­дал ему свой ме­ди­а­тор, а он мне – свой сло­ман­ный. Он сло­мал его и по­про­сил у сту­ден­тов, те­перь вот иг­ра­ет мо­им ме­ди­а­то­ром. Во­об­ще ма­с­тер-клас­сов бы­ло очень мно­го. На­вер­ное, раз в ме­сяц при­ез­жа­ли ка­кие-ни­будь ар­ти­с­ты, про­дю­се­ры, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ли, что и как де­лать: иг­ра­ли свои пес­ни, а по­том от­ве­ча­ли на лю­бые во­про­сы сту­ден­тов.

– На­сколь­ко от­ли­ча­ет­ся му­зы­каль­ное со­об­ще­ст­во в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Рос­сии и Аме­ри­ке?

– Мне ка­жет­ся, что силь­но от­ли­ча­ет­ся из-за по­го­ды в пер­вую оче­редь. Ты при­ез­жа­ешь в Ан­г­лию, слу­ша­ешь ан­г­лий­ские груп­пы ти­па «Coldplay», и ты по­ни­ма­ешь эту мы­зы­ку – гру­ст­ную, как и па­с­мур­ная по­го­да в Ве­ли­ко­бри­та­нии. По­сто­ян­ный дождь, ко­то­рый то идёт, то пре­кра­ща­ет­ся, но не­на­дол­го. Ко­му-то это не нра­вит­ся, но я очень люб­лю та­кую по­го­ду. По­это­му ког­да в Моск­ве та­кая по­го­да, я очень ра­ду­юсь. В Моск­ве же на­ст­ро­е­ние ан­де­г­ра­ун­да. Мне да­же ка­жет­ся, что са­мая про­движ­ная му­зы­ка у мо­ло­дё­жи – это рэп, по­то­му что у нас боль­ше слу­ша­ют сти­хи, чем му­зы­ку. В Аме­ри­ке – дру­гое на­ст­ро­е­ние. На­при­мер, ка­ли­фор­ний­ские «Red Hot Chilli Peppers». Ты хо­дишь по ули­цам Ка­ли­фор­нии в ма­еч­ке, ке­поч­ке, ты чув­ст­ву­ешь этот драйв, ды­ха­ние го­ро­да.

– А с точ­ки зре­ния ре­а­ли­за­ции мо­ло­дых му­зы­кан­тов? Где лег­че все­го ре­а­ли­зо­вать се­бя?

– Са­мое глав­ное – это та­лант, по­то­му что я ви­дел и в Лон­до­не, и в Моск­ве, и в Гол­ли­ву­де оди­на­ко­во глу­пых лю­дей, ко­то­рые ни­чем не ин­те­ре­су­ют­ся. Ког­да я учил­ся в Моск­ве в му­зы­каль­но-дра­ма­ти­че­с­кой шко­ле «Club Center», на ка­с­тин­ге спра­ши­ва­ли, по­че­му вы хо­ти­те за­ни­мать­ся му­зы­кой. Од­на де­вуш­ка от­ве­ти­ла, что она очень лю­бит жи­вот­ных, осо­бен­но сло­нов, по­то­му что они класс­но кри­чат. Са­мое ин­те­рес­ное, что при­мер­но та­кой же от­вет я ус­лы­шал от де­вуш­ки на ка­с­тин­ге в Гол­ли­ву­де. Де­ло не в том, где ты на­хо­дишь­ся.

– А мож­но ли у нас в стра­не про­дви­нуть­ся му­зы­кан­ту, не имея свя­зей и фи­нан­со­вых воз­мож­но­с­тей, а толь­ко та­лант и же­ла­ние тво­рить?

– Да, мож­но. Те­перь, бла­го­да­ря Ин­тер­не­ту, мне ка­жет­ся, всё мож­но. И Иван Дорн то­му яр­кое под­тверж­де­ние. У не­го, мо­жет, и бы­ли свя­зи, но де­нег точ­но не бы­ло. Хо­тя, по его сло­вам, ему пре­пят­ст­во­ва­ли и пе­ре­кры­ва­ли хо­ды.

– Му­зы­кант дол­жен быть го­лод­ным?

– Нет. Ни­кто не дол­жен быть го­лод­ным. От го­ло­да твор­че­ст­во точ­но не за­ви­сит. Ско­рее – от хо­ро­ше­го или пло­хо­го на­ст­ро­е­ния. Ты мо­жешь быть го­лод­ным и сча­ст­ли­вым, но про­сто го­лод­ным быть не на­до.

 

– Ка­кие ам­би­ци­оз­ные пла­ны у груп­пы «Та­мер­лан»? Кон­церт в Крем­ле?

– Ско­рее в «Луж­ни­ках». У нас бо­лее движ­ко­вая му­зы­ка.

– А на бли­жай­шее бу­ду­щее?

– Сей­час очень мно­го пи­шем му­зы­ки. Бук­валь­но на днях мы за­пи­са­ли пес­ню с мо­им дру­гом Ни­ки­той Прес­ня­ко­вым, ко­то­рую он сам со­чи­нил. С ме­ня – текст и аран­жи­ров­ка. По­лу­чи­лось очень здо­ро­во, как буд­то са­унд­трек к филь­му. В пла­нах – но­вый клип, ко­то­рый опять бу­дет сни­мать Ни­ки­та. По­лу­чит­ся очень до­ро­го. Ни­ки­та все­гда что-то та­кое при­ду­ма­ет не­о­быч­ное. Вот не­дав­но он мне го­во­рит: «При­ду­мал та­кой класс­ный спец­эф­фект, но толь­ко, ка­жет­ся, его ни­кто ни­ког­да ещё не де­лал». Я слу­шаю с ужа­сом – мне же в ито­ге пла­тить за этот клип при­дёт­ся. Он пред­ла­га­ет поз­вать ко­го-ни­будь из Гол­ли­ву­да, Ле­о­нар­до Ди Ка­п­рио на­при­мер, как в филь­ме «На­ча­ло» сде­лать.


Вопросы задавала Любовь ГОРДЕЕВА




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования