Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №38. 21.09.2012

МНЕ ПЕРВЫЙ РАЗ СТРАШНО

Моё знакомство с Егором Молдановым началось с его обращения на электронную почту редакции газеты «Литературная Россия» в конце июня 2009 года. Прочитав в газете материалы дискуссии о повести Владимира Маканина «Асан», он, ни слова не сказав о нейтральных откликах уральца Сергея Белякова и критика из Северодвинска Андрея Рудалёва, почему-то взъелся на одного Александра Карасёва и разразился гневной филиппикой.

Не скрою, в том споре мои симпатии были на стороны Карасёва. Я тоже считал, что «Асан» – вещь конъюнктурная. Писатель нащупал больную тему, но поступил как журналист. То, что армейская верхушка давно прогнила, мы знали и до Маканина. Я глубоко убеждён в том, что писатель в своём творчестве должен исходить не из актуальных тем и отталкиваться не от какой-то проблемы, он должен в первую очередь идти от человека. А я в «Асане» людей-то и не увидел. Писатель зациклился в основном на обличении проворовавшихся армейских тыловиков. Однако совсем отмахиваться от материала Молданова мне тоже не хотелось. И не только потому, что надо знать и учитывать все мнения. Меня зацепила в отклике Молданова та страстность, с какой защищался Маканин. Впечатлила также и та яростность, с какой критиковался Карасёв. По всему чувствовалось, что филиппику сочинил человек неравнодушный к литературе.

Был ещё один момент, который повлиял на решение о публикации отклика. Беляков, Рудалёв и Карасёв, несмотря на возраст, успели примелькаться и по большому счёту их работы никакой тайны не таили. Они все трое к 2009 году, в принципе, были уже предсказуемы.

А Молданова ещё никто не знал. Или почти никто не знал. Он пока, что называется, не просчитывался. И тем был интересен.

Кстати, тогда же у меня в голове мелькнула мысль, какое этот Молданов имеет отношение к очень ценимым мною хантыйским писателям и этнографам Татьяне и Тимофею Молдановым. Но потом подумал: мало ли на свете Молдановых. Почему они все обязательно должны быть хантами?

В общем, отклик Молданова «Великая охота Александра Карасёва» в порядке дискуссии появился в номере «ЛР» за 29 июня 2009 года. А через несколько дней в редакцию пришла рецензия уже на самого Молданова. Её написал молодой литератор из Смоленска Максим Свириденков.

В принципе это была даже не рецензия, а изложение сюжета повести Молданова «Трудный возраст», удостоенной в 2008 году премии «Дебют». Я не могу сказать, что она произвела на меня сильное впечатление.

Во всяком случае у меня после её прочтения не возникло желания всё бросить и искать книгу. Не сработала и ссылка на премию. Ведь ни для кого не секрет, что «Дебют» слишком часто присуждался не за художественные достоинства, а в основном за внешние обстоятельства, например, за необычные биографии или за обращение к неординарным темам. Неудивительно, что большинство лауреатов этой премии в качестве писателей так и не состоялись. Кстати, рецензент «Трудного возраста» – Свириденков тоже в чём-то повторил судьбу многих обласканных «Дебютом» юных сочинителей. В шестнадцать лет он напечатал в журнале «Москва» неплохую повесть об озорных проделках своих сверстников и потом как-то быстро увял. Пока не помогли ему набрать хорошую литературную форму и заказные переводы мемуаров немецких участников второй мировой войны. И если я и поставил его ничем не примечательную рецензию на книгу Молданова в номер, то только потому, что не терял надежды на то, что не всё потеряно, и что он, почувствовав поддержку, ещё как-то проявит себя в литературе (я, кстати, и сейчас сохраняю в отношении Свириденкова некоторые иллюзии, хотя, может, и зря).

Но получилось так, что публикация рецензии помогла не столько Свириденкову, сколько Молданову. У него тут же появилась масса идей. Как журналист, он оказался очень даже кстати.

 

Егор МОЛДАНОВ
Егор МОЛДАНОВ

Пер­вое, что Егор Мол­да­нов пред­ло­жил ре­дак­ции «ЛР», – ре­пор­таж с ли­те­ра­тур­но­го пра­зд­ни­ка на Ал­тае, при­уро­чен­но­го к 80-ле­тию Ва­си­лия Шук­ши­на. В сво­ём ко­рот­ком пись­ме Егор вскользь об­ро­нил, что он пе­ред пра­зд­но­ва­ни­ем юби­лея клас­си­ка как раз по­лу­чил пу­тёв­ку на зна­ме­ни­тый ку­рорт Бе­ло­ку­ри­ха. Мне бы на это за­ме­ча­ние об­ра­тить са­мое се­рь­ёз­ное вни­ма­ние. С че­го бы это мо­ло­дой па­рень от­пра­вил­ся по пу­тёв­ке на ле­чеб­ный ку­рорт? Что с ним про­изо­ш­ло? От­че­го по­на­до­би­лось ле­че­ние?

Ре­пор­таж с Ал­тая по­лу­чил­ся не­важ­ным. Но даль­ше Егор рас­пи­сал­ся. Это вид­но по ча­с­тич­но со­хра­нив­шей­ся в ре­дак­ци­он­ном ком­пью­те­ре на­шей эле­к­трон­ной пе­ре­пи­с­ке.

 

20 ав­гу­с­та 2009 го­да. 10:56

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав! От­прав­ляю вам ра­бо­чий ма­те­ри­ал мо­е­го ин­тер­вью с Сер­ге­ем Бе­ля­ко­вым. Он го­то­вил­ся для на­шей «Амур­ской прав­ды», но по­сле ста­тьи Са­ду­ла­е­ва, мне по­ка­за­лось, что ему уме­ст­нее быть в ва­шей га­зе­те. Это ре­шай­те са­ми. Бе­ля­ков своё до­б­ро на слу­чай воз­мож­но­с­ти пуб­ли­ка­ции в «Лит.Рос­сии» дал, ма­те­ри­ал я ему от­пра­вил для по­след­ней до­ра­бот­ки. Ес­ли он вас за­ин­те­ре­су­ет, до втор­ни­ка от­прав­лю окон­ча­тель­ный ва­ри­ант. Ес­ли не под­хо­дит – со­об­щи­те, от­прав­лю в «АП». С ува­же­ни­ем – Егор.

 

3 ав­гу­с­та.

Егор, да­вай­те при­сы­лай­те окон­ча­тель­ный ва­ри­ант. Ждём. С ува­же­ни­ем Ог­рыз­ко.

 

7 ав­гу­с­та. 2:52

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав! Про­ин­фор­ми­руй­те ме­ня: ма­те­ри­ал с Бе­ля­ко­вым пе­ре­не­сён или вы по­счи­та­ли его не­ин­те­рес­ным. Мне про­сто не­об­хо­ди­мо знать, ес­ли у ме­ня по­ин­те­ре­су­ет­ся С.Бе­ля­ков. С ува­же­ни­ем – Егор.

 

10 ав­гу­с­та.

Егор, сна­ча­ла прой­дёт ва­ша ста­тья о Сне­ги­рё­ве, а сле­дом да­дим Бе­ля­ко­ва. С ува­же­ни­ем Ог­рыз­ко.

 

7 сен­тя­б­ря. 2:33

Ува­жа­е­мый В.В. Я об­ра­тил­ся не­по­сред­ст­вен­но к За­ха­ру При­ле­пи­ну дать мне ин­тер­вью по по­во­ду де­я­тель­но­с­ти «Ли­те­ра­тур­но­го Фо­ру­ма». Он вме­с­те с Ка­пи­то­ли­ной Кок­ше­нё­вой от­ве­тил на мои во­про­сы. Отп­рав­ляю вам. По­дой­дёт оно вам или нет, и по­до­шла ли ста­тья о Ма­ри­ам Пе­т­ро­сян? С ува­же­ни­ем – Егор Мол­да­нов.

 

7 сен­тя­б­ря

Егор, до­б­рый день. По При­ле­пи­ну по­ка ни­че­го не ска­жу. У нас в порт­фе­ле уже ле­жит не­сколь­ко ма­те­ри­а­лов о При­ле­пи­не, в ча­ст­но­с­ти, его ди­а­лог с Шар­гу­но­вым, ста­тья кри­ти­ка из Ар­ма­ви­ра, ещё ряд ма­те­ри­а­лов. По­лу­ча­ет­ся пе­ре­бор. Во­об­ще в бу­ду­щем очень про­шу, ес­ли воз­ник­ла идея взять у ко­го-то ин­тер­вью имен­но для нас, то по воз­мож­но­с­ти за­ра­нее пре­ду­пре­ди­те (что­бы по­том не вы­шло ни­ка­ких на­кла­док). Я бу­ду ста­рать­ся опе­ра­тив­но от­ве­тить, на­сколь­ко тот или иной пер­со­наж нам ин­те­ре­сен и нет ли уже у нас с ним го­то­вой бе­се­ды. До­го­во­ри­лись? С ува­же­ни­ем Ог­рыз­ко.

 

9 сен­тя­б­ря. 6:45

Ува­жа­е­мый В.В. Мне бы хо­те­лось на­пи­сать ста­тью-ре­цен­зию на кни­гу Да­ни­лы Гу­рь­я­но­ва «За­пах лёг­ко­го за­га­ра». Есть воз­мож­ность взять у не­го ин­тер­вью. Кни­га хо­ро­шая. Есть очень хо­ро­шие от­зы­вы, в ча­ст­но­с­ти, пре­дис­ло­вие Вик­то­рии То­ка­ре­вой. По­след­ний раз га­зе­ты пи­са­ли о Гу­рь­я­но­ве в 2005 го­ду. Жду ва­ше­го ре­ше­ния. Егор

 

15 сен­тя­б­ря. 14:02

Егор, до­б­рый день. Был в ко­ман­ди­ров­ке, по­это­му от­ве­чаю с опоз­да­ни­ем. По­сколь­ку ре­цен­зию на Гу­рь­я­но­ва мы уже да­ли, то те­перь, ко­неч­но же, луч­ше все­го взять у не­го, у Гу­рь­я­но­ва, ин­тер­вью. Ог­рыз­ко.

 

15 сен­тя­б­ря. 3:24

Ува­жа­е­мый В.В. От­прав­ляю го­то­вое ин­тер­вью с Да­ни­лой Гу­рь­я­но­вым. Ес­ли не слож­но, на­зва­ние при­ду­май­те са­ми. Ме­ня ин­те­ре­су­ет ста­тья о Ма­ри­ам Пе­т­ро­сян. Она бу­дет опуб­ли­ко­ва­на или не по­до­шла? Тог­да я бы её по­ста­рал­ся где-то при­ст­ро­ить. И ещё. За­ин­те­ре­со­вал­ся твор­че­ст­вом мо­ло­дой Яро­сла­вы Пу­ли­но­вич. Ре­цен­зия на её пье­сы бу­дет вам ин­те­рес­на или нет? С ува­же­ни­ем, Егор.

 

23 сен­тя­б­ря. 12:29

Ува­жа­е­мый В.В. Вам бу­дет ин­те­рес­но ин­тер­вью с Ан­д­ре­ем Ру­да­лё­вым по по­во­ду уволь­не­ния [с долж­но­с­ти пресс-се­к­ре­та­ря ду­мы Се­ве­род­вин­ска. – В.О.]?! Егор.

 

23 сен­тя­б­ря.

Егор, до­б­рый день. Мне ка­жет­ся, что по по­во­ду уволь­не­ния Ру­да­лё­ва мы вро­де бы всё уже ска­за­ли. Мо­жет, име­ет смысл вам сде­лать ин­тер­вью с Бо­ри­сом Чер­ных [пи­са­те­лем и пра­во­за­щит­ни­ком. – В.О.]. Он, ес­ли я не оши­ба­юсь, жи­вёт в Бла­го­ве­щен­ске. Впро­чем, вы­бор за ва­ми. С ува­же­ни­ем Ог­рыз­ко.

 

Здесь на­до по­яс­нить, по­че­му я пред­ло­жил Мол­да­но­ву сде­лать бе­се­ду с Чер­ных. Из дру­гих, не­со­хра­нив­ших­ся пи­сем я по­нял, что Егор жил в Амур­ской об­ла­с­ти, в та­ёж­ном по­сёл­ке Хо­ро­го­чи, близ не­ког­да гре­мев­шей на всю стра­ну сто­ли­цы БА­Ма – Тын­ды. Мне по­ка­за­лось, что с моск­ви­ча­ми ему свя­зы­вать­ся очень слож­но (я не­до­оце­ни­вал фак­тор эле­к­трон­ной поч­ты), про­ще встре­тить­ся с ме­ст­ны­ми со­чи­ни­те­ля­ми. А в Бла­го­ве­щен­ске все­рос­сий­скую из­ве­ст­ность имел, по мо­им пред­став­ле­ни­ям, лишь пи­са­тель Бо­рис Чер­ных, ког­да-то за­ни­мав­ший­ся пра­во­за­щит­ной де­я­тель­но­с­тью и от­си­дев­ший за это не­ма­лый срок в ла­ге­рях. Я не знал, что к то­му вре­ме­ни близ­кие пе­ре­вез­ли Его­ра во Львов.

От­вет при­шёл чуть ли не че­рез не­де­лю, 29 сен­тя­б­ря.

 

29 сен­тя­б­ря. 12:42

Ува­жа­е­мый В.В. Вот не­боль­шая ста­тья по лон­гу пре­мии «НО­Са». С Б.Чер­ных свя­зал­ся, он даст ин­тер­вью. Сей­час имею связь с Ан­д­ре­ем Сте­па­но­вым, пи­тер­ским про­фес­со­ром, ав­то­ром «взрос­лых ска­зок». Хо­тел бы на­пи­сать не­боль­шую ре­цен­зию и взять ин­тер­вью. Та­кой ма­те­ри­ал на пер­спек­ти­ву по­дой­дёт?! Егор.

 

Я 1 ок­тя­б­ря в 11:39 от­ве­тил: «Егор, до­б­рый день. Сте­па­нов го­дит­ся. Ждём. Ог­рыз­ко». И че­рез па­ру ча­сов вдо­гон­ку от­пра­вил но­вое со­об­ще­ние: «Егор, а где обе­щан­ная ре­цен­зия на Пу­ли­но­вич? Ог­рыз­ко».

Егор в тот же день, 1 ок­тя­б­ря, от­клик­нул­ся.

Ува­жа­е­мый В.В. За­ст­рял я с Пу­ли­но­вич, но сде­лаю, на­зо­ви­те срок и сде­лаю. Кое-ка­кие де­ла я фи­зи­че­с­ки не ус­пе­ваю. Мне не хо­те­лось вам это го­во­рить, но я на­хо­жусь в боль­ни­це и уже дав­но мо­им до­мом ста­ла боль­ни­ца. Ино­гда про­сто не мо­гу ра­бо­тать по со­сто­я­нию здо­ро­вья. Ре­цен­зия на Пу­ли­но­вич к по­не­дель­ни­ку бу­дет сде­ла­на, про­сто я ду­мал, что она вас не за­ин­те­ре­со­ва­ла, и не­мно­го от­ло­жил её. Егор.

 

К то­му вре­ме­ни я уже был на­слы­шан о тра­ге­дии Его­ра. Хо­ди­ло не­сколь­ко вер­сий. По од­ной из них, Егор ещё до «Де­бю­та» по­пал в страш­ную ав­то­ка­та­с­т­ро­фу, ко­то­рая по­ка­ле­чи­ла поч­ти всю его при­ём­ную се­мью. По дру­гим рас­ска­зам вы­хо­ди­ло так, что сна­ча­ла бы­ла ава­рия (по­сле ко­то­рой вра­чи вы­нуж­де­ны бы­ли от­ре­зать ему но­гу), а по­том ка­кие-то бан­ди­ты уби­ли его при­ём­но­го от­ца.

На­вер­ное, сле­до­ва­ло у са­мо­го Его­ра впря­мую спро­сить о том, ког­да и что в ре­аль­но­с­ти слу­чи­лось. Но я по­бо­ял­ся это сде­лать. Мне ка­за­лось, что это бу­дет и не­так­тич­но, и не­пра­виль­но. Я лишь на­пи­сал ему: «Егор, да­вай обя­за­тель­но по­прав­ляй­ся. Бо­леть ни в ко­ем слу­чае нель­зя. Мо­жет, нуж­на ка­кая-ни­будь на­ша по­мощь? Все­го те­бе са­мо­го до­б­ро­го. Ог­рыз­ко».

 

Вско­ре на­ша пе­ре­пи­с­ка про­дол­жи­лась.

 

4 ок­тя­б­ря. 12:36

Ува­жа­е­мый В.В. Обе­щан­ное ин­тер­вью с Ан­д­ре­ем Сте­па­но­вым и его фо­то. Он по­тря­са­ю­щий че­ло­ве­чек, и мне бе­зум­но бы­ло ин­те­рес­но с ним пе­ре­пи­сы­вать­ся и та­ким об­ра­зом об­щать­ся. У вас есть ещё ин­тер­вью с Да­ни­лом Гу­рь­я­но­вым. Мо­жет, его про­пу­с­тить пер­вым, а Сте­па­но­ва по­сле Гу­рь­я­но­ва? Вы гла­вред, и вам ре­шать. Свя­зал­ся с Чер­ных, он сей­час очень бо­ле­ет, но мы вый­дем с ним на ин­тер­вью. По Пу­ли­но­вич по­ка ос­та­нов­люсь, за­пу­тал­ся я в этой но­вой дра­ме, но до­бью ста­тью. Ес­ли по­явят­ся ещё идеи, за­ра­нее вас из­ве­щу. С ува­же­ни­ем, Егор.

 

5 ок­тя­б­ря. 9:44

Егор, до­б­рый день. Пе­ре­шли, по­жа­луй­ста, свои рек­ви­зи­ты сбер­бан­ков­ские и но­мер стра­хо­во­го сви­де­тель­ст­ва для го­но­ра­ра. День­ги не­боль­шие, но всё-та­ки... Ог­рыз­ко.

 

15 ок­тя­б­ря. 15:33

Ува­жа­е­мый В.В. У ме­ня к вам прось­ба. Я на­пи­сал рас­сказ «Ру­ки». Его го­то­вы опуб­ли­ко­вать, но в но­вом 2010 го­ду. Ме­ня это не ус­т­ра­и­ва­ет по мно­гим по­зи­ци­ям, не хо­чу о них го­во­рить. Но те, кто чи­тал рас­сказ, хо­ро­шо о нём от­зы­ва­лись. Ес­ли не труд­но, про­чти­те и вы. Ес­ли он вам по­нра­вит­ся или вы ска­же­те, что он за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния, тог­да у ме­ня сле­ду­ю­щая прось­ба. Нель­зя ли его на­пе­ча­тать в ва­шей га­зе­те, вы из­ред­ка пе­ча­та­е­те мо­ло­дых у се­бя. И я бы про­сил тог­да но­ми­ни­ро­вать мой рас­сказ на Ка­за­ков­ку. Ес­ли вы по­счи­та­е­те его сла­бым, не­до­стой­ным, я при­му ва­шу точ­ку зре­ния и счи­тай­те, что я ни с ка­кой прось­бой к вам не об­ра­щал­ся. Пой­ми­те ме­ня пра­виль­но. Не са­мо­лю­бие ме­ня тол­ка­ет на та­кие ша­ги. У ме­ня не так уж и мно­го вре­ме­ни. Бо­лезнь моя про­грес­си­ру­ет, бо­юсь, что у ме­ня мак­си­мум год, хо­чет­ся мно­гое ус­петь за от­пу­щен­ное вре­мя. Пи­шу так не для то­го, что­бы вы­да­вить у вас сле­зу, пи­шу, что­бы вы по­ня­ли мою си­ту­а­цию. Я бла­го­да­рен, что вы да­ё­те мне воз­мож­ность со­труд­ни­чать с ва­шей га­зе­ты, по­верь­те, это при­да­ёт мне сил. С ува­же­ни­ем, Егор.

 

15 ок­тя­б­ря. 17:04

Ува­жа­е­мый В.В. Вы вдох­но­ви­ли ме­ня. Я ра­бо­таю над про­дол­же­ни­ем «Труд­но­го воз­ра­с­та». И про­дол­же­ние дей­ст­ви­тель­но пе­ре­рас­та­ет в ро­ман, че­го я не ожи­дал. Кни­га бу­дет на­зы­вать­ся «Труд­но­до­с­туп­ный воз­раст». По по­во­ду мо­е­го здо­ро­вья. По­верь­те, я дер­жусь, не уны­ваю, хо­тя по­рой это не лег­ко. Сей­час я у род­ст­вен­ни­ков от­ца во Льво­ве, в но­я­б­ре сно­ва ло­жусь в боль­ни­цу. Мне пред­сто­ит хи­мия, на­де­юсь, что по­сле неё мне ста­нет лег­че. По­верь­те, что я очень хо­чу жить, у ме­ня мас­са пла­нов, за­ду­мок и уми­рать ни­как не вхо­дит в мои пла­ны, и да­же ес­ли это про­изой­дёт, по­верь­те, я тог­да бу­ду вы­жи­мать из каж­дой ми­ну­ты по мак­си­му­му. Я очень уп­ря­мый и це­ле­у­с­т­рем­лён­ный. Я вам очень бла­го­да­рен, что вы, ва­ша га­зе­та ме­ня под­дер­жи­ва­е­те, ве­ри­те в ме­ня. Спа­си­бо! Егор.

 

21 ок­тя­б­ря. 19:17

Ува­жа­е­мый В.В. Я бла­го­да­рен вам за под­держ­ку. Пла­ны бу­ду вы­пол­нять. О сво­ём здо­ро­вье не хо­чу по­ка пи­сать, хо­ро­ше­го по­ка ма­ло, но я не от­ча­и­ва­юсь. Воз­мож­но, я очень на­ив­ный и ма­ло про­жил, но, как ни стран­но, я сча­ст­лив имен­но в пе­ри­од, ког­да я бо­лею. Очень мно­гие ме­ня под­дер­жи­ва­ют мо­рально и это да­ёт мне си­лы не рас­слаб­лять­ся, не от­ча­и­вать­ся и жить на­деж­дой, что бо­лезнь я смо­гу по­бе­дить. Над рас­ска­зом я ещё чуть-чуть по­кол­дую. Ког­да бу­ду в Моск­ве, обя­за­тель­но зай­ду. Егор.

 

25 ок­тя­б­ря. 14:39

Ува­жа­е­мый В.В. Я всё-та­ки по­про­шу вас не пе­ча­тать в «Лит.Рос­сии» мои «Ру­ки». Про­фес­сор Ур­ма­нов, ко­то­рый яв­ля­ет­ся глав­ным ре­дак­то­ром аль­ма­на­ха «Амур», бо­лез­нен­но вос­при­нял моё со­об­ще­ние, что «Ру­ки» па­рал­лель­но бу­дут опуб­ли­ко­ва­ны в «Лит.Рос­сии». А.В. Ур­ма­нов мне очень до­рог, и я бы не хо­тел его те­рять из-за пуб­ли­ка­ции «Рук». Я за­кан­чи­ваю рас­сказ, ко­то­рый, ду­маю, бу­дет не ус­ту­пать «Ру­кам», и ес­ли он вам по­нра­вит­ся, пуб­ли­куй­те. Пусть «Ру­ки» бу­дут у «Аму­ра», для А.В. Ур­ма­но­ва это очень прин­ци­пи­аль­но, зна­чит, прин­ци­пи­аль­но и для ме­ня. На­де­юсь на ва­ше по­ни­ма­ние. Я го­тов­лю ста­тью по Ми­ха­и­лу Зем­ско­ву. Ду­маю, что во втор­ник ус­пею вам её ски­нуть. С ува­же­ни­ем, Егор.

 

От­вет на это пись­мо не со­хра­нил­ся. Но я по­мню, что на­пи­сал Его­ру: так де­ла не де­ла­ют­ся. Ре­дак­ция под­го­то­ви­ла рас­сказ к пе­ча­ти, ру­ко­пись вы­чи­та­ла кор­рек­тор, вер­сталь­щик сде­лал по­ло­су, и тут… сни­май­те из но­ме­ра. Егор всё по­нял.

 

26 ок­тя­б­ря. 11:24

В.В. По­жа­луй­ста, не ру­гай­те ме­ня, я всё по­нял. Я, прав­да, не имел пред­став­ле­ния о га­зет­ном про­цес­се. Про­шу ме­ня из­ви­нить. С Ур­ма­но­вым всё ула­жу. Боль­ше та­ко­го не по­вто­рит­ся. Егор.

Од­но­вре­мен­но мой кол­ле­га Ро­ман Сен­чин по­про­сил Его­ра под­го­то­вить ма­те­ри­ал о Михаиле Зем­ско­ве. Егор при­слал от­вет на об­щую ре­дак­ци­он­ную поч­ту.

 

26 ок­тя­б­ря. 11:46

Ува­жа­е­мый Ро­ман! Вы по­про­си­ли ме­ня на­пи­сать от­зыв по кни­ге М.Зем­ско­ва. Я про­чи­тал и не­мно­го в рас­те­рян­но­с­ти. Кни­га на ме­ня не про­из­ве­ла ни­ка­ко­го впе­чат­ле­ния. Сю­жет про­стой, как пять ко­пе­ек. Осо­бых ли­те­ра­тур­ных изы­с­ков не уви­дел, есть не­сколь­ко фи­ло­соф­ских об­щих от­ступ­ле­ний. Чув­ст­ву­ет­ся но­с­таль­гия Ми­ха­и­ла по Ал­ма-Ате, он её зна­ет до­с­ко­наль­но, вот в прин­ци­пе и всё. Мо­жет я че­го-то не до­по­нял?! Ес­ли пи­сать, то я на­пи­шу в та­ком клю­че, как вам на­пи­сал в пись­ме, по­то­му что «Мер­ло» ме­ня ни кап­ли не за­це­пил. Ва­ши Ел­ты­ше­вы за­це­пи­ли, «Дом» Ма­ри­ам Пе­т­ро­сян за­це­пил, сказ­ки Сте­па­но­ва, да­же Неф­тя­ная Ве­не­ра мне боль­ше по ду­ше, чем «Мер­ло» М.Зем­ско­ва. Егор.

 

27 ок­тя­б­ря. 10:47

Ува­жа­е­мый В.В. На­де­юсь, что вы боль­ше на ме­ня не сер­ди­тесь. Ме­ня на сле­ду­ю­щей не­де­ле сно­ва ук­ла­ды­ва­ют в боль­ни­цу, бу­дут де­лать хи­мию. Ска­за­ли на три не­де­ли. Нель­зя бу­дет ра­бо­тать с но­ут­бу­ком и ни­ка­ко­го вы­хо­да в ин­тер­нет. Всё сте­риль­но. Я до кон­ца не­де­ли ски­ну вам не­сколь­ко ма­те­ри­а­лов, а вы уже су­ди­те, нуж­ны они или нет.

 

Па­рал­лель­но Егор со­брал­ся на­пи­сать от­клик на кни­гу Ро­ма­на Сен­чи­на «Ел­ты­ше­вы».

 

29 ок­тя­б­ря. 17:14

В.В. Я ещё ра­бо­таю над «Ел­ты­ше­вы­ми». Хо­чу до­ра­бо­тать. Всё-та­ки нет в мо­ей ста­тье глу­бо­ко­го про­ник­но­ве­ния в при­чи­ны де­гра­да­ции се­мьи (а – ши­ре – поч­ти всей рус­ской про­вин­ци­аль­ной, де­ре­вен­ской жиз­ни, да и во­об­ще всей со­вре­мен­ной рус­ской ци­ви­ли­за­ции). В ос­нов­ном, сво­жу к то­му, что не при­спо­со­би­лись ге­рои к но­вой рос­сий­ской дей­ст­ви­тель­но­с­ти, ос­та­лись «со­вет­ски­ми». А ес­ли бы при­спо­со­би­лись – раз­ве это был бы путь вверх? из­бав­ле­ние? спа­се­ние? В том-то и ужас, что пу­ти спа­се­ния не ви­дят, не на­хо­дят и, по боль­шо­му счё­ту, не мо­гут най­ти, (и не толь­ко Ел­ты­ше­вы, но и все во­круг них). Да и есть ли он? При от­сут­ст­вии ду­хов­но-нрав­ст­вен­ных и ис­то­ри­че­с­ких ори­ен­ти­ров, в этом то­таль­но бе­зы­де­аль­ном су­ще­ст­во­ва­нии? Ведь ро­ман за­фик­си­ро­вал не ча­ст­ную си­ту­а­цию, а гло­баль­ную со­ци­аль­ную и ду­хов­но-нрав­ст­вен­ную стаг­на­цию, по су­ти – оче­ред­ную на­ци­о­наль­ную ка­та­ст­ро­фу. То есть, по-мо­е­му, нуж­но прой­ти не­мно­го даль­ше, чем я это по­ка­зал – вый­ти к обоб­ще­ни­ям о со­вре­мен­ной дей­ст­ви­тель­но­с­ти, о со­вре­мен­ной про­вин­ци­аль­ной Рос­сии. Не знаю, по­лу­чит­ся ли у ме­ня это. И во­прос, а нуж­на ли вам эта ста­тья, мо­жет, зря ста­ра­юсь?! Егор.

 

30 ок­тя­б­ря. 7.41

Ува­жа­е­мый В.В. Над ста­ть­ёй ещё по­ра­бо­таю, до по­не­дель­ни­ка ски­ну, т.к. в по­не­дель­ник ло­жусь во Львов­скую он­ко­боль­ни­цу. У ме­ня рак ко­с­тей (фи­б­ро­сар­ко­ма). Од­ну но­гу ле­том ам­пу­ти­ро­ва­ли, но про­цесс не ос­та­но­вил­ся. Сей­час хо­тят по­про­бо­вать хи­мию. По­ка ме­та­стаз нет, хо­тя у ме­ня очень бо­лят та­зо­бе­д­рен­ные ко­с­ти, и стал бо­леть по­зво­ноч­ник, но я всё же каж­дый день хо­жу, де­лаю уп­раж­не­ния. В Ха­ба­ров­ске мне сде­ла­ли про­тез. В Хо­ро­го­чах я уже дав­но не жи­ву, с мар­та, как по­пал в боль­ни­цу. Ме­ня уже ни­че­го не свя­зы­ва­ет с Хо­ро­го­ча­ми. По­ка жив был отец, Хо­ро­го­чи бы­ли для ме­ня до­мом, но по­сле ги­бе­ли от­ца, ме­ня с Хо­ро­го­ча­ми уже ни­че­го не свя­зы­ва­ет, про­сто ме­с­то про­пи­с­ки. По­сле ги­бе­ли от­ца ме­ст­ные вла­с­ти вы­де­ли­ли мне од­но­ком­нат­ную квар­ти­ру, как си­ро­те. Так что угол свой у ме­ня есть, но ес­ли я вы­ка­раб­ка­юсь, то ско­рее ос­та­нусь жить по­ка вре­мен­но у сво­е­го дя­ди (от­цов­ско­го род­но­го бра­та) во Льво­ве. Его се­мья хо­ро­шо ко мне от­но­сит­ся. Что и как бу­дет даль­ше, не знаю, жизнь по­ка­жет. День­ги при­хо­ди­ли (1600 руб). Спа­си­бо за по­мощь и мо­раль­ную под­держ­ку. Егор.

 

1 но­я­б­ря. 6:01

Ува­жа­е­мый В.В. Я ещё по­ра­бо­тал над ста­ть­ей по «Ел­ты­ше­вым». В та­ком ви­де её вам и пред­ла­гаю. Се­го­дня ме­ня уво­зят в боль­ни­цу. Смо­гу вый­ти на связь не рань­ше чем че­рез две не­де­ли, но мой дво­ю­род­ный брат Ар­тур име­ет до­ступ к мо­ей поч­те и, ес­ли что, пе­ре­даст мне ва­ше или Ро­ма­на Сен­чи­на пись­мо. Я бра­ту до­ве­ряю. Воз­мож­но, я что-то на­пи­шу в боль­ни­це (руч­кой и бу­ма­гой не за­пре­ще­но поль­зо­вать­ся), брат пе­ре­пе­ча­та­ет и вам от­пра­вит. На­ст­ро­е­ние у ме­ня хо­ро­шее, не пес­си­ми­с­ти­че­с­кое. Егор.

 

Ещё од­но пись­мо за тот же день не со­хра­ни­лось. Егор про­сил че­рез две не­де­ли, 16 но­я­б­ря, в день его рож­де­ния под­нять чар­ку.

По­сле по­след­них пи­сем ста­ло окон­ча­тель­но яс­но, что всё за­шло очень да­ле­ко. Мне ста­ло страш­но за Его­ра.

Я хо­тел как-то его под­дер­жать. Мы как раз в это вре­мя в ре­дак­ции со­би­ра­ли ма­те­ри­а­лы для де­ся­то­го вы­пу­с­ка аль­ма­на­ха «Ли­т­рос». Я ре­шил по­про­сить у Его­ра рас­ска­зы для это­го но­ме­ра. Но от­ве­тил уже не он, а его дво­ю­род­ный брат (по при­ём­но­му от­цу) Ар­тур Ак­мин­ла­ус.

 

2 но­я­б­ря. 17:11

Здрав­ст­вуй­те В.В.! Егор уже в боль­ни­це. Я ему по­зво­нил, к не­му пу­с­тят толь­ко в пят­ни­цу. Вра­чи за­пре­ти­ли нам бес­по­ко­ить Его­ра до это­го сро­ка. Егор спро­сил, до ка­ко­го сро­ка на­до сдать рас­ска­зы и ка­кой объ­ём? Сколь­ко рас­ска­зов. Он ра­бо­тал над цик­лом про ста­ри­ков. Ар­тур, дво­ю­род­ный брат Его­ра.

 

2 но­я­б­ря.

Ува­жа­е­мый глав­ный ре­дак­тор. Егор по­зво­нил. У не­го есть его сти­хи. Егор ска­зал, что вы по­эт и хо­ро­шо раз­би­ра­е­тесь в сти­хах. Егор про­сит, что­бы вы по­смо­т­ре­ли, и, мо­жет, что-то вам по­нра­вит­ся. Рас­ска­зы от­пра­вим вам в пят­ни­цу, Егор ка­кой-то до­пи­сы­ва­ет в боль­ни­це. Он очень хо­чет, что­бы он во­шёл в ваш сбор­ник. Один у не­го пол­но­стью го­то­вый, и я вам его от­прав­ляю. Егор спра­ши­вал, мож­но ли «Ру­ки» в сбор­ник. Он ещё над ним ра­бо­тал и ещё не­мно­го под­пра­вил. Ар­тур.

 

Тут Егор оши­бал­ся. Я ни­ког­да по­этом не был.

 

9 но­я­б­ря. 12:54

Ува­жа­е­мый глав­ный ре­дак­тор. Егор под­пра­вил свои рас­ска­зы, я их пе­ре­пе­ча­тал и от­прав­ляю вам. Вам ре­шать, хо­ро­шие они или пло­хие. Егор про­хо­дит курс хи­мио­те­ра­пии. Мы бы­ли у не­го в суб­бо­ту. Он очень ос­лаб, но дер­жит­ся, пи­шет но­вую ста­тью. Курс хи­мии бу­дет до 25 но­я­б­ря, по­том вра­чи ска­за­ли, что мы мо­жем его за­брать на две не­де­ли к се­бе до­мой, по­том сно­ва в боль­ни­цу об­сле­до­вать­ся, и толь­ко тог­да бу­дет из­ве­ст­но, по­мог­ла ему хи­мия или нет. Егор пе­ре­да­ёт вам и Ро­ма­ну Сен­чи­ну боль­шой при­вет. С ува­же­ни­ем – Ар­тур.

 

16 но­я­б­ря, в день рож­де­ния Его­ра, мы в ре­дак­ции под­ня­ли за его здо­ро­вье чар­ку, о чём со­об­щи­ли ему на эле­к­трон­ный ад­рес. Не­о­жи­дан­но он от­клик­нул­ся.

 

16 но­я­б­ря. 11:18

Ува­жа­е­мый В.В. Уго­во­рил вра­чей дать мне до­ступ в инет, что­бы всех по­бла­го­да­рить за тёп­лые сло­ва в мой ад­рес. Ог­ром­ное спа­си­бо, очень тро­нут ва­шим вни­ма­ни­ем. Егор.

 

А даль­ше все но­во­сти по­ш­ли уже толь­ко от Ар­ту­ра.

 

17 но­я­б­ря. 5:56

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич! Боль­шое спа­си­бо за по­з­д­рав­ле­ния. Егор был очень рад его по­лу­чить от вас. Вче­ра столь­ко пи­сем и по­з­д­рав­ле­ний он по­лу­чил, был очень сча­ст­лив, пе­ре­дал мне но­вый свой рас­сказ, он ещё пра­вил и ра­бо­тал над те­ми да­же рас­ска­за­ми, что я вам от­пра­вил. Внёс ка­кие-то прав­ки в Док­то­ра Пе­т­ро­ва но­вые. Про­сил уз­нать, ес­ли не по­зд­но, что­бы за­ме­нить, ес­ли по­зд­но, зна­чит, по­зд­но. А ве­че­ром Его­ру ста­ло очень пло­хо, ста­ли от­ка­зы­вать поч­ки, и его сроч­но пе­ре­ве­ли в ре­а­ни­ма­цию. Мы все мо­лим­ся здесь. Мы его очень по­лю­би­ли. Я вас бу­ду дер­жать в кур­се со­бы­тий. Ещё раз спа­си­бо, что под­дер­жи­ва­е­те Его­ра. Ар­тур.

 

23 но­я­б­ря. 2:49

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич! Хо­ро­шая но­вость, с ко­то­рой я со все­ми де­люсь. Вче­ра вра­чи ве­че­ром су­ме­ли вы­ве­с­ти Его­ра из со­сто­я­ния ко­мы. Он всё чув­ст­ву­ет и на всё ре­а­ги­ру­ет. Ар­тур.

 

25 но­я­б­ря. 17:10

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич! Это пи­шет вам сно­ва Ар­тур. Вос­при­ни­май­те ме­ня как се­к­ре­та­ря, ко­то­ро­му ска­за­ли, что на­до на­пи­сать, то он и на­пи­сал.

Егор пол­но­стью при­шёл в со­зна­ние. Он от­крыл гла­за, го­во­рит, од­ним сло­вом, пол­но­стью адек­ват­ный. Ана­ли­зы, ко­то­рые у не­го взя­ли, вра­чи ска­за­ли, на­мно­го луч­ше, чем бы­ли до кри­зи­са. Об­лу­чать его пе­ре­ста­ли. Он ещё в ре­а­ни­ма­ции, но вра­чи ска­за­ли, что ес­ли так де­ла пой­дут даль­ше, то че­рез не­де­лю его уже мож­но бу­дет пе­ре­ве­с­ти из ре­а­ни­ма­ции. Как толь­ко Егор смо­жет пи­сать, он вам на­пи­шет.

Те­перь вто­рое. В Амур­ской об­ла­с­ти от­ку­да Егор, со­би­ра­ют­ся от­дель­но из­дать его кни­гу «Труд­ный воз­раст». Про­сят, что­бы кто-то на­пи­сал не­боль­шое пре­дис­ло­вие к кни­ге. Егор хо­чет по­про­сить об этом ва­ше­го пи­са­те­ля Ро­ма­на Сен­чи­на. Спро­си­те, он смо­жет это сде­лать или нет. Ес­ли нуж­на книж­ка, то я её при­шлю по эле­к­трон­ке. С ува­же­ни­ем, Ар­тур и вся на­ша се­мья. Боль­шое вам спа­си­бо за под­держ­ку Его­ра.

 

[Точ­ную да­ту пись­ма уже не вос­ста­но­вить]

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич! Мать со­зво­ни­лась с Амур­ской об­ла­с­тью, там ей от­ве­ти­ли, что до по­не­дель­ни­ка они по­до­ждут. Им на­до знать, со­гла­сит­ся ли Р.Сен­чин или не со­гла­сит­ся. Ес­ли со­гла­сит­ся, то они ему да­дут вре­мя. Ар­тур.

 

Ува­жа­е­мый В.В. По­сте­пен­но при­хо­жу в се­бя. В по­след­нее вре­мя плот­но че­рез пе­ре­пи­с­ку об­щал­ся с про­фес­со­ром Ур­ма­но­вым. Его док­тор­ская дис­сер­та­ция бы­ла по твор­че­ст­ву Со­лже­ни­цы­на. Ес­ли под­го­тов­лю ма­те­ри­ал по Со­лже­ни­цы­ну к 11 де­ка­б­ря – это бу­дет ин­те­рес­но. Пи­шу ста­тью об Ири­не Бо­га­ты­рё­вой. Ро­ма­ну боль­шое спа­си­бо, что ото­звал­ся на прось­бу. Уда­чи ему на Бу­ке­ре. Егор.

 

При­дя в се­бя, Егор тут же в Ин­тер­не­те ос­та­вил сле­ду­ю­щий пост.

 

О пе­ча­лях и ра­до­с­тях

Сна­ча­ла о ра­до­с­тях. Ста­тья А.Нем­зе­ра «В це­лом ско­рее съе­доб­но» во «Вре­ме­ни» № 220 от 30.11.2009 г. Его ле­ст­ные вы­ска­зы­ва­ния в ад­рес кни­ги М.Пе­т­ро­сян и то, что жю­ри не­за­слу­жен­но «Дом...» про­ка­ти­ли. Баль­зам на­ду­шу. «Дом...» М.Пе­т­ро­сян – луч­шая кни­га для юно­ше­ст­ва за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие. Ра­ду­ет приз чи­та­тель­ских сим­па­тий, счи­таю, он вы­ше ре­ше­ния жю­ри.

На вручении премии «Дебют» 2008 года
На вручении премии «Дебют» 2008 года

Ста­тья «Но­вые склоч­ни­ки» в све­жем вы­пу­с­ке «Лит.Рос­сии». Куль­ту­ры не­ко­то­рым кри­ти­кам яв­но не хва­та­ет, и это при­скорб­но и пе­чаль­но. Се­го­дня по­чи­тал стра­ни­цы ЖЖ. Лю­би­мый Ка­ра­сёв, по-дру­го­му ни­как его уже не мо­гу на­зы­вать, в сво­их по­стах ма­те­рит­ся по-чёр­но­му. Все «хо­луи, сво­ло­чи, пи­до­ра­сы, ну и т.д.» Зна­чит, за­де­ли. По­мни­те вы­ра­же­ние: тронь ка­ка­куш­ку... даль­ше чи­та­те­ли зна­ют. Я уже пи­сал, что Алек­сан­д­ру вме­с­то то­го, что­бы па­ск­ви­ли стро­чить на Ма­ка­ни­на и И.Ю. Ко­ва­лё­ву, луч­ше де­лом пи­са­тель­ским за­нять­ся. Вот под­нял Алек­сандр оче­ред­ную бу­чу в ЖЖ, что все сго­во­ри­лись и не пу­с­ка­ют его рас­сказ «Пре­да­тель» на Ка­за­ков­ку, по­то­му что он и там на­га­дил ис­под­тиш­ка (спра­ши­ва­ет­ся за­чем?!). Ес­те­ст­вен­но, в ЖЖ на­шёл под­держ­ку, сов­ме­ст­ны­ми уси­ли­я­ми об­ли­ли гря­зью и «Ли­т­Рос­сию». «А Ба­ба-Яга про­тив!» – это ны­неш­нее кре­до А.Ка­ра­сё­ва. «Пре­да­тель» очень не­пло­хой, чи­та­бель­ный рас­сказ, на­пи­сан­ный до­ста­точ­но про­фес­си­о­наль­но. Уве­рен, он вой­дёт в лонг Ка­за­ков­ки, но, к со­жа­ле­нию, лич­но ме­ня рас­сказ не за­це­пил, и всё же жур­нал «Урал» пра­виль­но сде­лал, что но­ми­ни­ро­вал его, а там бу­дет вид­но.

Алек­сандр Ка­ра­сёв весь сот­кан из зло­бы, за­ви­с­ти. Что я мо­гу на это ска­зать. По­знав сущ­ность зла, не обя­за­тель­но ста­но­вить­ся зло­де­ем. И раз­ве, по­зна­вая так на­зы­ва­е­мое до­б­ро, обя­за­тель­но ста­нешь до­б­рым?..

– Что же ос­та­ёт­ся?

– Пу­с­то­та... и вам­пи­ризм. Это един­ст­вен­ное, что есть в пу­с­то­те...

По­ду­май­те, Алек­сандр, над мо­и­ми сло­ва­ми, ино­гда это по­лез­но. И ещё хо­чет­ся лю­би­мо­го по­пра­вить: ста­тью «Но­вые склоч­ни­ки» на­пи­сал не Ро­ман Сен­чин, а Ан­д­рей Ру­да­лёв [Тут Егор был не прав, ав­то­ром ста­тьи был всё-та­ки Сен­чин. – В.О.]

По­ра­до­вал и уди­вил вы­бор «Сту­ден­че­с­ко­го Бу­ке­ра». Я был фи­на­ли­с­том эс­се и ра­то­вал за «Неф­тя­ную Ве­не­ру» А.Сне­ги­рё­ва. Ни он, ни Юзе­фо­вич, ни Те­ре­хов – не про­шли. Име­на тех, кто в Сту­ден­че­с­ком «шор­те» по­ра­жа­ют сво­ей ма­ло­из­ве­ст­но­с­тью, и ра­ду­ет, с од­ной сто­ро­ны, то, что не всё «зо­ло­то» ма­с­то­дон­там, на­до и дру­гим.

Ра­ду­юсь «Де­бю­ту». Ме­ня нет в шор­те, и я по это­му по­во­ду не пе­ча­люсь. «Ста­ри­ков» я от­прав­лял в очень не­до­ра­бо­тан­ном ви­де, бо­лезнь на­сту­па­ла на пят­ки. Сей­час и сам удив­ля­юсь се­бе, что во­шёл с ни­ми хо­тя бы в лонг. Но ра­до­ст­но за Вик­то­рию Чи­кар­не­е­ву. Это вто­рой её шорт под­ряд, на­сколь­ко мне из­ве­ст­но, та­ко­го до это­го в «Де­бю­те» не бы­ло. Про­гно­зи­ро­вать слож­но, но О.Слав­ни­ко­ва на­хва­ли­ва­ет Гул­лу Хи­ра­че­ва и его по­весть «Са­лам, те­бе Дал­гат!» По­весть, по сло­вам ку­ра­то­ра пре­мии, «по­ст­ро­е­на на глу­бо­ком по­гру­же­нии в на­ци­о­наль­ную пси­хо­ло­гию, и од­но­вре­мен­но у ав­то­ра, по­жа­луй, луч­ший рус­ский язык из всей про­зы кон­кур­са». Стран­но бы­ло бы по­сле это­го не по­лу­чить «Птич­ки».

Че­рез три дня «Бу­кер»! Пе­ре­жи­ваю за «Ел­ты­ше­вых». Что бы ни пи­са­ли кри­ти­ки о мрач­но­с­ти и бе­зы­с­ход­но­с­ти, С.Бе­ля­ков пра­виль­но за­ме­тил: Ел­ты­ше­вы не вы­мер­ли, ста­рое по­ко­ле­ние уш­ло, ос­тал­ся Ро­ди­он, рос­то­чек но­вый на се­мей­ном дре­ве.

Не на­до за­бы­вать тра­ге­дию «Нев­ско­го экс­прес­са»...

Егор Мол­да­нов

 

К это­му вре­ме­ни Егор Мол­да­нов стал для на­шей ре­дак­ции очень близ­ким и род­ным че­ло­ве­ком. Но я по-преж­не­му не ре­шал­ся за­дать ему все во­про­сы. В од­ном из пи­сем я толь­ко всё-та­ки по­ин­те­ре­со­вал­ся у не­го, свя­за­на ли его фа­ми­лия с хан­тый­ским ро­дом Мол­да­но­вых или нет. Ока­за­лось, моя лет­няя до­гад­ка бы­ла вер­на.

В оче­ред­ном пись­ме Егор со­об­щил: «Ува­жа­е­мый В.В. Я рад, что ма­те­ри­ал с про­фес­со­ром Ур­ма­но­вым вы при­ня­ли. Что ка­са­ет­ся ва­ше­го во­про­са по мо­ей ро­до­слов­ной, я за­труд­ня­юсь от­ве­тить. Мне бы­ло шесть лет, как я стал си­ро­той. От­ца я сов­сем не по­мню, он уто­нул в Оби, ког­да мне бы­ло пол­то­ра го­да. И че­рез че­ты­ре го­да умер­ла мать. Я не бу­ду скры­вать, лю­ди го­во­рят, что она у нас пи­ла. Нас ос­та­лось чет­ве­ро. Я са­мый млад­ший. Сна­ча­ла, как мог­ла, нас тя­ну­ла стар­шая се­с­т­ра, но по­том ме­ня с бра­том от­пра­ви­ли в ин­тер­нат. И в 2002 го­ду ме­ня в свою се­мью за­брал но­вый ди­рек­тор ин­тер­на­та, ко­то­рый и стал для ме­ня от­цом. Род­ст­вен­ни­ки ко мне не про­яв­ля­ли ни ма­лей­ше­го ин­те­ре­са, по­это­му я и не знаю сво­их ро­до­вых кор­ней. Я ро­дил­ся в с. Ван­зе­ват, и с. Ка­зым, это с од­но­го Бе­ло­яр­ско­го рай­о­на. Я по­мню, что го­во­ри­ли, что у нас мно­го род­ни в Ка­зы­ме, так что я мо­гу до­пу­с­тить, что мы яв­ля­ем­ся ка­ки­ми-то род­ст­вен­ни­ка­ми Свет­ла­не Мол­да­но­вой, по­то­му что она бы­ла из Ка­зы­ма. Я мо­гу что-то уз­нать у сво­ей стар­шей се­с­т­ры, но нуж­но вре­мя. Ес­ли вы го­то­вы по­до­ждать, я со вре­ме­нем от­ве­чу бо­лее точ­но на этот во­прос. Егор».

Итак, что я к это­му вре­ме­ни уже знал о Мол­да­но­ве. Пол­ное его имя – Егор Ле­о­ни­до­вич Мол­да­нов. Он ро­дил­ся 16 но­я­б­ря 1987 го­да в Хан­ты-Ман­сий­ском ав­то­ном­ном ок­ру­ге в се­ле Ван­зе­ват. В ин­тер­вью кор­ре­с­пон­ден­та га­зе­ты «Амур­ская прав­да» Юлии Кли­мы­че­вой Егор по­сле по­лу­че­ния пре­мии «Де­бют» рас­ска­зал: «Ро­ди­те­ли про­стые лю­ди: отец – ры­бак (у нас этим про­мыс­лом за­ни­ма­ют­ся 90% на­се­ле­ния), мать – до­мо­хо­зяй­ка. Мне бы­ло 6 лет, ког­да уто­нул на Оби мой отец, че­рез пять лет умер­ла мать. Па­ра­док­саль­но, что оба мо­их ро­ди­те­ля умер­ли ров­но в 37 лет. По­сле смер­ти ма­те­ри нас со стар­шим бра­том Алек­се­ем на­пра­ви­ли в при­школь­ный ин­тер­нат, в ко­то­ром мы про­жи­ли чуть боль­ше го­да. В ап­ре­ле 2001 го­да в шко­лу при­ехал ра­бо­тать но­вый ди­рек­тор. Я сдру­жил­ся с его сы­ном. В ок­тя­б­ре то­го же го­да нас с бра­том ди­рек­тор шко­лы взял к се­бе до­мой, офор­мив на нас дво­их опе­кун­ст­во. Так в мою жизнь во­шёл мой при­ём­ный отец, ко­то­ро­го я очень силь­но преж­де все­го ува­жаю и люб­лю, – Ана­то­лий Сте­па­но­вич Ко­с­ти­шин. Он не­о­бык­но­вен­ный че­ло­век, и что­бы это по­нять, с ним на­до по­жить. Он один вос­пи­ты­вал нас, тро­их па­ца­нов, ни ра­зу не уда­рил, ни ра­зу не поз­во­лил се­бе нас ос­кор­бить. Ес­ли бы не отец, мне бы­ло бы в этой жиз­ни в де­сят­ки раз труд­нее, и не­из­ве­ст­но, на­пи­сал бы я кни­гу или нет. Я от­слу­жил в ар­мии – в Чер­но­мор­ском фло­те, вер­нул­ся к от­цу. Он со сво­ей се­мь­ёй уже жил в по­сёл­ке Хо­ро­го­чи, за вре­мя мо­ей служ­бы он же­нил­ся, об­за­вёл­ся род­ным ре­бён­ком – Мар­ком, крё­ст­ным от­цом ко­то­ро­го яв­ля­юсь я. Для ме­ня это ве­ли­кая честь и ра­дость. Отец ра­бо­та­ет ди­рек­то­ром шко­лы. Я за­кон­чил кур­сы взрыв­ни­ков, ра­бо­таю, а так­же по­сту­пил на юри­ди­че­с­кий фа­куль­тет од­но­го из бла­го­ве­щен­ских ву­зов».

Ин­те­рес к твор­че­ст­ву у Мол­да­но­ва про­явил­ся ещё до фло­та. Он не раз по­ры­вал­ся, от­тал­ки­ва­ясь от рас­ска­зов при­ём­но­го от­ца, на­пи­сать по­весть о со­вре­мен­ных си­ро­тах, но окон­ча­тель­но до­бил её лишь по­сле де­мо­би­ли­за­ции. Пер­вые ре­цен­зен­ты ду­ма­ли, что па­рень пе­ре­нёс на бу­ма­гу свой лич­ный опыт. Но это бы­ло не так.

В ин­тер­вью Кли­мы­че­вой Мол­да­нов при­вёл не­ко­то­рые по­дроб­но­с­ти. Он при­знал­ся: «На­ко­пил­ся оп­ре­де­лён­ный жиз­нен­ный опыт, ко­то­рый про­сил­ся на­ру­жу. «Труд­ный воз­раст» – ис­то­рия не лич­но моя, это ис­то­рия мо­е­го дет­ст­ва. По­че­му я на­пи­сал эту по­весть? Не хо­чу, что­бы дру­гие ре­бя­та, ко­то­рые про­шли че­рез не­по­ни­ма­ние се­мьи, дет­ские до­ма, дру­гие труд­но­с­ти, со­вер­ши­ли те же ошиб­ки, что и я, ког­да мне бы­ло три­над­цать-пят­над­цать лет. Ино­гда мне хо­чет­ся гром­ко крик­нуть всем ро­ди­те­лям, учи­те­лям, да­же про­хо­жим: «Гос­по­ди, ну что вы тво­ри­те со сво­и­ми де­ть­ми, по­че­му вы на­столь­ко не­вни­ма­тель­ны к их про­бле­мам, ко­то­рые ка­жут­ся вам ме­лоч­ны­ми и ни­чтож­ны­ми?! По­че­му, взрос­лые, вы не ста­ви­те про­бле­мы ва­ших де­тей вы­ше сво­их?!» Сот­ни ты­сяч бес­при­зор­ни­ков сло­ня­ют­ся по вок­за­лам, злач­ным ме­с­там, де­сят­ки ты­сяч жи­вут в дет­ских до­мах и при­ютах. Ал­ко­го­лизм, нар­ко­ма­ния, под­ро­ст­ко­вая про­сти­ту­ция, ВИЧ – это всё уже дав­но кос­ну­лось под­ро­ст­ка. Су­и­цид, под­ро­ст­ко­вая про­сти­ту­ция – это так­же во­круг нас, и та­кое ощу­ще­ние, что ни­кто ни­че­го не за­ме­ча­ет или не хо­чет за­ме­чать. Го­су­дар­ст­во из­да­ёт ка­кие-то за­ко­ны, но ког­да они дой­дут до кон­крет­но­го под­ро­ст­ка, мо­жет быть уже по­зд­но, что, кста­ти, ча­ще все­го и про­ис­хо­дит. Мне не хо­чет­ся, что­бы ка­кой-то под­ро­с­ток по­вто­рил фра­зу мо­е­го глав­но­го ге­роя: «Я не труд­ный – я труд­но­до­с­туп­ный». Ско­рее все­го, глав­ной за­да­чей при на­пи­са­нии кни­ги бы­ло, что­бы ре­бё­нок, под­ро­с­ток осо­знал: он в этом ми­ре не оди­нок, его про­бле­мы ре­ша­е­мы, что на­сто­я­щая друж­ба и свет­лая лю­бовь су­ще­ст­ву­ют, что во­круг не­го Лю­ди и что он – ЧЕ­ЛО­ВЕК. Мо­гу с че­ст­но­с­тью ска­зать – ис­то­рия, опи­сан­ная в мо­ей по­ве­с­ти, не плод мо­е­го раз­бу­ше­вав­ше­го­ся во­об­ра­же­ния, эта ис­то­рия до­сто­вер­ная, она име­ла ре­аль­ных про­то­ти­пов. Кни­га по­лу­чи­лась с чет­вёр­той по­пыт­ки. Боль­шую пси­хо­ло­ги­че­с­кую по­мощь при на­пи­са­нии кни­ги мне ока­зал отец, он же и от­пра­вил по­весть в «Де­бют». По­сле то­го, ког­да пять жур­на­лов и че­ты­ре из­да­тель­ст­ва со­об­щи­ли, что по­весть не вхо­дит в их фор­мат».

Лауреаты, финалисты и организаторы «Дебюта».  Егор Молданов – в центре. Декабрь 2008 года
Лауреаты, финалисты и организаторы «Дебюта».
Егор Молданов – в центре. Декабрь 2008 года

По­сле кон­кур­са «Де­бют» Мол­да­нов под вли­я­ни­ем при­ём­но­го от­ца за­ду­мал на­пи­сать кни­гу «По­бе­див­шие судь­бу» о жиз­ни ба­бу­шек и де­ду­шек в ты­лу вра­га. По­том он ещё хо­тел со­брать ма­те­ри­а­лы о тра­ге­дии де­тей Бес­ла­на. Кро­ме то­го, в его пла­нах был цикл рас­ска­зов о жиз­ни од­но­го из та­ёж­ных по­сёл­ков.

Ког­да слу­чи­лась чёр­то­ва ав­то­ка­та­с­т­ро­фа, до «Де­бю­та» или сра­зу по­сле пре­мии, я до сих пор не знаю. Да так ли те­перь да­та ава­рии нуж­на?

Ка­та­ст­ро­фа при­ве­ла к тя­же­лей­шим по­след­ст­ви­ям. Она спро­во­ци­ро­ва­ла сар­ко­му ко­с­ти.

Страш­ная бо­лезнь ли­ши­ла Его­ра мно­гих при­выч­ных ра­до­с­тей. Ос­та­лась, по­жа­луй, од­на ли­те­ра­ту­ра.

Что­бы не уда­вить­ся от оди­но­че­ст­ва и от­ча­я­ния, Егор стал ис­кать по­ни­ма­ю­щих со­бе­сед­ни­ков в Ин­тер­не­те. Он за­вя­зал пе­ре­пи­с­ку со мно­ги­ми пи­са­те­ля­ми и ре­дак­то­ра­ми. Так ему, ви­ди­мо, лег­че бы­ло пе­ре­но­сить боль. Не­ко­то­рые его пись­ма к из­да­те­лям и свер­ст­ни­кам со­хра­ни­лись. Кое-что в кон­це 2010 го­да опуб­ли­ко­ва­ла Ири­на Ко­ва­лё­ва, за­ни­мав­ша­я­ся од­но вре­мя Фо­ру­мом мо­ло­дых пи­са­те­лей в под­мо­с­ков­ных Лип­ках.

Ле­том 2009 го­да Егор, рас­ска­зы­вая Ко­ва­лё­вой о сво­их бо­ях в ЖЖ с Ка­ра­сё­вым по по­во­ду Ма­ка­ни­на, при­знал­ся: «У ме­ня стал не­меть ука­за­тель­ный па­лец на но­ге, и он стал чер­неть. Это при­знак за­ра­же­ния. Ли­ца вра­чей – мрач­нее ту­чи. Чув­ст­вую, что они мне на днях ска­жут, что па­лец на­до ам­пу­ти­ро­вать». Поз­же он до­ба­вил: «У ме­ня по­ш­ли ос­лож­не­ния, при­дёт­ся по­жерт­во­вать сто­пой, так что про­те­за мне не из­бе­жать. Лишь бы не от­ре­за­ли боль­ше. Я спо­ко­ен очень, толь­ко оди­но­ко. За­в­т­ра при­едет отец и бу­дет воз­ле ме­ня».

По­том бы­ла опе­ра­ция. По­сле пе­ре­во­да в об­щую па­ла­ту Его­ра очень под­дер­жи­вал дед Тро­фим. Но де­да вско­ре не ста­ло. Егор пи­сал Ко­ва­лё­вой: «Час на­зад умер дед Тро­фим. Я ещё не осо­знал, что его уже нет. Гос­по­ди! Как же ты же­с­ток. Че­ты­ре ме­ся­ца в боль­ни­це, три слож­ней­ших опе­ра­ции, по­след­няя, ко­то­рая окон­чи­лась ам­пу­та­ци­ей, и все­гда ме­ня под­дер­жи­вал 80-де­ся­ти­лет­ний ста­рик. Он жут­ко хра­пел по но­чам, я спал в на­уш­ни­ках, вклю­чал по­псу, что-то пи­сал, и храп его мо­гу­че­го гор­ла до­но­сил­ся до ме­ня. И мне хо­те­лось де­да за это убить, по­то­му что за че­ты­ре ме­ся­ца у ме­ня вы­ра­бо­та­лась из-за его хра­па бес­сон­ни­ца. Но ког­да ут­ром он с осо­бой ду­шев­ной теп­ло­той спра­ши­вал ме­ня: «Сы­нок, как те­бе спа­лось, я не ме­шал те­бе?», у ме­ня ни ра­зу не по­во­ра­чи­вал­ся язык ска­зать де­ду: «Ты ме­ня до­стал сво­им хра­пом». Боль­ше ска­жу. Я по­лю­бил де­да Тро­фи­ма. Он про­шёл две вой­ны, по­хо­ро­нил две же­ны и вос­пи­тал че­ты­рёх сы­но­вей, семь вну­ков. Он не был учи­те­лем, он не был ме­ди­ком. Дед Тро­фим всю жизнь ра­бо­тал ко­че­га­ром, по­том на пен­сии двад­цать лет двор­ни­ком, и его уча­с­ток был са­мым чи­с­тым. С осо­бой гор­до­с­тью он по­ка­зы­вал гра­мо­ту от гу­бер­на­то­ра. Ей он был рад, как ма­лень­кий ре­бё­нок, ко­то­ро­му, на­ко­нец-то, да­ли со­ску.

Я чи­тал сво­ей без­но­гой па­ла­те При­ле­пи­на, Сви­ри­ден­ко­ва его по­след­ний ро­ман, и дед Тро­фим охал, как со­ва, мол, на­до же, что тво­рит­ся. Я ему рас­ска­зы­вал о сво­ей вой­не с пи­са­те­лем Ка­ра­сё­вым, ко­то­рый от­клю­чил ме­ня от ком­мен­та­ри­ев. Я про­чи­тал де­ду Тро­фи­му не­сколь­ко его рас­ска­зов, и дед Тро­фим так тро­га­тель­но мне ска­зал: «Это ви­дать его там так кон­ту­зи­ло по нер­вам. Со мной та­кое бы­ло, ког­да мы с нем­цем во­е­ва­ли».

Ког­да ме­ня увез­ли в про­шлый чет­верг на опе­ра­цию, дед Тро­фим пла­кал и я вме­с­те с ним. В по­не­дель­ник ме­ня пе­ре­вез­ли в об­щую па­ла­ту, и дед ли­ко­вал. Се­го­дня ут­ром де­ду Тро­фи­му внук Мак­сим не­ле­галь­но при­нёс до­маш­ней браж­ки. И он всех за­ста­вил вы­пить её. Ни­ког­да не ду­мал, что бра­га та­кая вкус­ная. Дед Тро­фим был сча­ст­лив, а по­том на нас по­смо­т­рел и ска­зал: «Ну, те­перь и уме­реть не страш­но», и че­рез трид­цать ми­нут его не ста­ло. Мощ­но за­хра­пел, а по­том пе­ре­стал. Мы все по­ня­ли, что-то не так. По­ка при­бе­жал врач Сте­па­нов, бы­ло по­зд­но. Я пла­чу. Дед Тро­фим стал, как род­ной. Я ра­но в дет­ст­ве стал си­ро­той и за­ви­до­вал тем, у ко­го бы­ли ро­ди­те­ли. В 12 лет ме­ня взя­ли в се­мью и я уз­нал, что та­кое сло­во ОТЕЦ. В боль­ни­це я уз­нал, что та­кое ДЕД.

Я ду­маю, что дед Тро­фим ме­ня слы­шит. Я ему хо­чу ска­зать: «Мне так боль­но, что те­бя нет с на­ми, со мной. И ещё, са­мое глав­ное! Я люб­лю те­бя, дед Тро­фим! Очень люб­лю! Мне те­бя бу­дет не хва­тать».

В дру­гом пись­ме Егор со­об­щил Ко­ва­лё­вой: «Мне нель­зя пить. Я по на­ци­о­наль­но­с­ти хан­ты, это та­кая не­боль­шая на­род­ность в Хан­ты-Ман­сий­ском ок­ру­ге. У нас в ор­га­низ­ме нет ка­ко­го-то сдер­жи­ва­ю­ще­го фер­мен­та, и наш на­род фак­ти­че­с­ки уми­ра­ет от ал­ко­го­ля. Моя мать умер­ла от ал­ко­го­ля, отец уто­нул, по­то­му что по­шёл на ры­бал­ку под гра­ду­сом. Я не хо­чу по­вто­рить их судь­бу».

Ещё од­но пись­мо Его­ра, очень страш­ное. 5 ию­ля он на­пи­сал Ко­ва­лё­вой: «Вче­ра ве­че­ром быв­ший уче­ник убил на дис­ко­те­ке мо­е­го от­ца. Я про­сто в пол­ном тран­се! По­хо­ро­ны в по­не­дель­ник в 14.00. У ме­ня уже нет сил, и нет сил жить. Те­перь я чи­с­тый си­ро­та. Нет Вла­да, нет от­ца. Я ос­тал­ся сов­сем один, спра­ши­ва­ет­ся, за­чем?!»

Егор ведь и мне в од­ном из пи­сем (30 ок­тя­б­ря) на­пи­сал, что у не­го по­гиб отец, по­сле че­го его с Хо­ро­го­ча­ми уже ни­че­го не свя­зы­ва­ло.

Поз­же вы­яс­ни­лось, что при­ём­ный отец Его­ра жив. От­ку­да он взял, что от­ца уби­ли – не­по­нят­но.

Во Льво­ве вра­чи, по­хо­же, ока­за­лись бес­силь­ны. Опе­ра­ции Его­ру не по­мог­ли. Но­вые его род­ст­вен­ни­ки (се­мья бра­та при­ём­но­го от­ца) сде­ла­ли став­ку на Ка­на­ду. И вско­ре Его­ра пе­ре­вез­ли в Мо­н­ре­аль.

Егор очень бо­ял­ся стать для се­мьи бра­та при­ём­но­го от­ца обу­зой. Он хо­тел хоть как-то по­ка­зать, что то­же мо­жет за­ра­ба­ты­вать. Но жур­на­лы го­но­ра­ры пла­ти­ли ред­ко и ма­ло. Ре­аль­ные день­ги мог­ли при­не­с­ти лишь рас­кру­чен­ные пре­мии «Боль­шая кни­га», Рус­ский Бу­кер, мо­жет, Ка­за­ков­ка. По­это­му Егор ис­кал лю­бые воз­мож­но­с­ти ку­да-ни­будь вы­дви­нуть­ся. Не ра­ди сла­вы – в ос­нов­ном из-за де­нег. И, ес­те­ст­вен­но, он не упу­с­кал слу­чая пи­сать но­вые ста­тьи и ин­тер­вью.

 

Ува­жа­е­мый В.В. От­прав­ляю вам ста­тью по «Де­бю­ту». Ста­тья не сов­сем при­ят­ная, но я был мак­си­маль­но объ­ек­тив­ным, так что вам ре­шать, да­вать ей дви­же­ние или при­тор­мо­зить. В дан­ный мо­мент я стал се­бя чув­ст­во­вать не­мно­го луч­ше.

Ува­жа­е­мый В.В. У ме­ня к вам ещё од­на прось­ба. Я бла­го­да­рю за вы­дви­же­ние ме­ня на Ка­за­ков­ку, те­перь вот хо­чу вас по­про­сить вы­дви­нуть ме­ня от ре­дак­ции на пре­мию Бел­ки­на «Труд­ный воз­раст».

«Урал», где по­весть пуб­ли­ко­ва­лась, что-то ни­как не мо­жет ре­шить этот во­прос. С.Бе­ля­ков пред­ло­жил ва­ри­ант, что он вы­дви­га­ет «ТВ» на пре­мию Ба­жо­ва, а вы на «ТВ». Вёр­ст­ку «ТВ» я вам ски­ну, С.Бе­ля­ков обе­щал вы­слать. Вы­сы­лаю вам По­ло­же­ние о пре­мии. Бу­ду ждать ва­ше­го от­ве­та. Егор.

 

[Без вос­ста­нов­лен­ной да­ты]

В.В. здрав­ст­вуй­те! По Чер­ных я свя­зы­вал­ся, но тог­да он бо­лел. Мне от­ве­ти­ла его дочь, что он го­тов дать ин­тер­вью, очень на­де­юсь, что это по­лу­чит­ся в на­ча­ле ян­ва­ря, по сро­кам бу­дет нор­маль­но?!

Сей­час есть воз­мож­ность взять ин­тер­вью у Али­сы Га­ни­е­вой. Я с ней спи­сал­ся, и она го­то­ва к ин­тер­вью, по­том вот го­тов­лю та­кой вот не­боль­шой кол­лаж из двух во­про­сов: ито­ги 2009 и пла­ны на 2010. От­ве­ты уже при­сла­ли Слав­ни­ко­ва, Ру­да­лёв, Бе­ля­ков, Тар­ков­ский, на­де­юсь, что бу­дет При­ле­пин, Ро­ман Сен­чин и хо­те­лось бы, что­бы по­след­ним в спи­с­ке бы­ли вы, под­ве­ли бы итог. Как вам та­кая идея?!

По по­во­ду кор­ней. Я зво­нил се­с­т­ре. Та­ть­я­на Мол­да­но­ва, ока­зы­ва­ет­ся, дей­ст­ви­тель­но моя тё­тя. Она дво­ю­род­ная се­с­т­ра мо­ей ма­те­ри. Очень за­ин­те­ре­со­вал­ся её твор­че­ст­вом, но то, что на­шёл, лишь не­боль­шие от­рыв­ки, ни­че­го цель­но­го.

Сре­ди на­ше­го на­ро­да (хан­ты) на­сколь­ко я по­нял, два боль­ших ро­да – это Лель­хо­вы и Мол­да­но­вы. Ес­ли вам нуж­на ещё ка­кая-то до­пол­ни­тель­ная ин­фор­ма­ция, я с ра­до­с­тью этим зай­мусь. Очень за­хо­те­лось на­пи­сать ста­тью о твор­че­ст­ве Та­ть­я­ны Мол­да­но­вой для ва­ше­го жур­на­ла.

Бу­ду ждать ва­ше­го от­ве­та. Про­сти­те за лиш­нее на­по­ми­на­ние. Я про­сил – воз­мож­но ли вы­дви­же­ние ва­шей га­зе­той «Труд­но­го воз­ра­с­та» на пре­мию Бел­ки­на, так сро­ки до 25 де­ка­б­ря. Бе­ля­ков из «Ура­ла» вы­слал мне вёр­ст­ку «Труд­но­го воз­ра­с­та». Из орг­ко­ми­те­та от­ве­ти­ли, что при­ня­ли бы 6 эк­земп­ля­ров рас­пе­ча­тан­ной вёр­ст­ки вме­с­то са­мих жур­на­лов.

Спа­си­бо за вы­дви­же­ние на Ка­за­ков­ку. Бу­ду с ва­ми пре­дель­но от­кро­вен­ный. Прось­ба на вы­дви­же­ние – это не же­ла­ние за­све­тить­ся, нет. Есть чи­с­тый мер­кан­тиль­ный ин­те­рес, го­во­рю так, как оно есть. Фи­нан­со­во мне очень сей­час ту­го, и быть всё вре­мя на­хлеб­ни­ком у сво­ей род­ни так­же не мо­гу.

Не обес­судь­те ме­ня.

Егор.

20 де­ка­б­ря

В.В. За­в­т­ра ме­ня на не­сколь­ко дней по­гру­зят в ис­кус­ст­вен­ную ко­му, что­бы сде­лать пе­ре­ли­ва­ние кро­ви и про­опе­ри­ро­вать. Го­во­рят, что по-дру­го­му нель­зя. Я уже был в ко­ме, и мне страш­но, вдруг я не вый­ду из неё.

Ка­жет­ся, у ме­ня па­ни­ка. Я не хо­чу уме­реть имен­но сей­час, это бу­дет не­спра­вед­ли­во. Мне пер­вый раз страш­но! Я ус­пею ещё вам ски­нуть ин­тер­вью с Али­сой Га­ни­е­вой. Егор.

 

В тот же день Егор от­пра­вил пись­мо и Ири­не Ко­ва­лё­вой. Он со­об­щил: «У ме­ня пред­чув­ст­вие, что я ум­ру. Воз­мож­но, это моё по­след­нее пись­мо. Воз­мож­но, я ещё вам се­го­дня ус­пею от­пи­сать. Се­го­дня сво­бод­ный день. Ес­ли со мной что слу­чит­ся, ме­ня ос­та­вят в Мо­н­ре­а­ле. Слиш­ком до­ро­го вез­ти во Львов, да и Львов мне не род­ной го­род, так что мне без де­ла, где ле­жать».

Я на­пи­сал Его­ру, что мы все в ре­дак­ции ве­рим в бла­го­по­луч­ный ис­ход. На сле­ду­ю­щий день при­шло со­об­ще­ние от Ар­ту­ра.

 

21 де­ка­б­ря.

Ува­жа­е­мый В.В. Это Ар­тур, брат Его­ра. Се­го­дня Его­ра вве­ли в ис­кус­ст­вен­ную ко­му. Вра­чи ска­за­ли, что в та­ком со­сто­я­нии он бу­дет око­ло трёх дней. Ему на­до сде­лать пе­ре­ли­ва­ние кро­ви и ему на­до сде­лать опе­ра­цию. У не­го ста­ла от­ка­зы­вать поч­ка. У Его­ра вче­ра бы­ла жут­кая па­ни­ка, он всем вче­ра пи­сал пись­ма про­ща­ния. Он вбил се­бе в го­ло­ву, что ум­рёт. Это всё от ус­та­ло­с­ти. Мы, все его род­ные, ве­рим, что всё бу­дет хо­ро­шо. Ма­ма каж­дый день хо­дит в цер­ковь.

Егор про­сил ме­ня вы­слать вам его по­весть. Ска­зал, что ес­ли вы бу­де­те её вы­дви­гать на пре­мию, то на­до рас­пе­ча­тать 6 эк­земп­ля­ров. Ска­зал, что вы всё зна­е­те. Я вам обя­за­тель­но на­пи­шу, как толь­ко Егор при­дёт в се­бя. Он очень хо­ро­ший па­цан, по­верь­те мне на сло­во. Ар­тур.

 

Но из ко­мы Егор так и не вы­шел. В ночь на 25 де­ка­б­ря 2009 го­да он умер. Я уз­нал эту страш­ную но­вость из пись­ма его тё­ти.

 

Ува­жа­е­мый Вя­че­слав Вя­че­сла­во­вич! Пи­шет вам тё­тя Его­ра – Ми­ро­сла­ва Сер­ге­ев­на. Вы уже, на­вер­ное, зна­е­те, что Его­ра боль­ше с на­ми нет. Слу­чи­лось не­пред­ви­ден­ное во вре­мя вы­во­да его из ис­кус­ст­вен­ной ко­мы. Ото­рвал­ся лё­гоч­ный тромб и за­бил ар­те­рию. Смерть бы­ла поч­ти мгно­вен­ная, вра­чи ни­че­го не смог­ли сде­лать. Я их ни в чём не ви­ню, они и так де­ла­ли всё воз­мож­ное, что­бы про­длить жизнь Его­руш­ки. Бо­лезнь очень бы­с­т­ро раз­ви­ва­лась и ор­га­низм был ос­лаб­лен.

Я по­лу­чи­ла пись­мо от ва­ше­го со­труд­ни­ка Ро­ма­на Сен­чи­на. Бла­го­дар­на, что вы вы­со­ко це­ни­ли Его­ра, да­ва­ли ему воз­мож­ность пуб­ли­ко­вать­ся, под­дер­жи­ва­ли мо­раль­но и ма­те­ри­аль­но. Не бу­ду скры­вать, что на­ша се­мья до­ста­точ­но обес­пе­че­на, но Егор очень гор­дил­ся тем, что мо­жет за­ра­ба­ты­вать хоть ка­кие-то день­ги пи­са­тель­ским тру­дом. Ес­ли бы не ва­ша под­держ­ка, бо­юсь, всё мог­ло за­кон­чить­ся и рань­ше. Вы да­ли ему чув­ст­во вос­тре­бо­ван­но­с­ти, и для не­го это­го бы­ло глав­ным.

Я мо­гу пи­сать мно­го, но всё на бу­ма­ге всё рав­но не на­пи­шешь. Ког­да всё уля­жет­ся, мы са­ми отой­дём, я или мой муж – мы обя­за­тель­но при­едем к вам в ре­дак­цию, что­бы не толь­ко лич­но по­бла­го­да­рить ва­шу ре­дак­цию, но и пе­ре­го­во­рить о том, что мы мо­жем сде­лать для уве­ко­ве­че­ния па­мя­ти Его­ра. У нас есть свои идеи, воз­мож­но, что-то пред­ло­жи­те вы или по­со­ве­ту­е­те, как это сде­лать луч­ше.

Мы Его­ра ни­ког­да не за­бу­дем. То ко­рот­кое вре­мя, ко­то­рое он был у нас, очень свет­лое для нас.

По­хо­ро­ны Его­ра со­сто­ят­ся во втор­ник.

Я про­шу вас, как глав­но­го ре­дак­то­ра га­зе­ты по­ка не пуб­ли­ко­вать офи­ци­аль­но из­ве­ще­ния о том, что Его­ра нет. Я по­ни­маю, что ин­тер­нет об этом пи­шет от­кры­то. Егор не хо­тел пуб­лич­но­с­ти, не хо­тел, что­бы из его смер­ти де­ла­ли шум. Поз­же, мы с ва­ми по­ду­ма­ем как смо­жем уве­ко­ве­чить па­мять Его­ра. Он ос­та­вил по­сле се­бя поч­ти окон­чен­ную по­весть, про­дол­же­ние «Труд­но­го воз­ра­с­та», ос­та­вил но­вые рас­ска­зы. По­ка на­ша се­мья ни­че­го это­го не тро­га­ет, но я знаю, что при­дёт вре­мя и для это­го. Егор стал для ме­ня тре­ть­им сы­ном, и мне очень боль­но, что он ушёл, ос­та­вил нас. Ду­маю, что вы ме­ня пой­мё­те. Пи­ши­те на эту поч­ту, мы её не за­кры­ва­ем, на­про­тив, она для нас как па­мять о жи­вом Его­ре.

С ува­же­ни­ем, Ми­ро­сла­ва Сер­ге­ев­на.

 

По­хо­ро­ни­ли Его­ра, как он и пред­ви­дел, в Мо­н­ре­а­ле.

 

Ког­да про­шло со­рок дней, мы в ре­дак­ции ста­ли ду­мать о том, как уве­ко­ве­чить па­мять Его­ра. На наш взгляд, луч­шим ему па­мят­ни­ком мог­ла бы стать кни­га. По мо­ей прось­бе «Труд­ный воз­раст» и цикл рас­ска­зов Его­ра про­чи­тал глав­ный ре­дак­тор «Ро­ман-га­зе­ты» Юрий Коз­лов. Он тут же за­го­рел­ся иде­ей пе­ре­пе­ча­тать эти ве­щи в сво­ём из­да­нии. На­до бы­ло толь­ко вы­яс­нить, ко­му до­ста­лись ав­тор­ские пра­ва.

Со­труд­ни­ки «Ро­ман-га­зе­ты» пер­вым де­лом свя­за­лись с Ар­ту­ром Ак­мин­ла­у­сом. Он ле­том 2010 го­да за­кон­чил Кра­ков­ский уни­вер­си­тет и при­сту­пил к ра­бо­те в Ка­на­де. 16 ав­гу­с­та Ар­тур со­об­щил: «Егор до по­след­не­го дня ра­бо­тал над са­мой по­ве­с­тью и её про­дол­же­ни­ем. Я сколь­ко мог ему по­мо­гал, очень мно­го Егор за­пи­сал на дик­то­фон. То, что пе­ча­тал жур­нал «Урал», это не толь­ко жур­наль­ная вер­сия, но и не са­мый луч­ший ва­ри­ант. В свя­зи с про­дол­же­ни­ем кни­ги, Егор ав­то­ма­ти­че­с­ки вно­сил из­ме­не­ния и в «Труд­ный воз­раст». Же­ла­ние Его­ра бы­ло – пуб­ли­ко­вать «Пти­цу». По­сле смер­ти Его­ра ра­бо­та над кни­гой не ос­та­но­ви­лась. Преж­де все­го вся кни­га бу­дет на­зы­вать­ся «У пти­цы не под­би­тое кры­ло». Кни­га бу­дет со­сто­ять из двух ча­с­тей: Труд­ный воз­раст и Труд­но­до­с­туп­ный воз­раст. Я ду­маю, что к но­я­б­рю всё бу­дет го­то­во. Пуб­ли­ка­ция воз­мож­на толь­ко ког­да бу­дет пол­но­стью за­кон­че­на вто­рая часть кни­ги «Труд­но­до­с­туп­ный воз­раст» и вне­се­ны из­ме­не­ния в «Труд­ный воз­раст». При ра­бо­те над кни­гой ис­поль­зу­ют­ся чер­но­ви­ки Его­ра, его на­бро­с­ки, его раз­мы­ш­ле­ния, за­пи­сан­ные на дик­то­фон. По­мо­га­ет мне ра­бо­тать над кни­гой при­ём­ный отец Его­ра, он не умер, он жи­вой, хо­тя в га­зе­тах со­об­ща­лось о его ги­бе­ли. Это бы­ло не­до­ра­зу­ме­ние. По по­во­ду ав­тор­ско­го го­но­ра­ра – это на­до ре­шать с при­ём­ным от­цом Его­ра, но я уве­рен, что он его на­пра­вит на бла­го­тво­ри­тель­ные це­ли. Ду­маю, этот во­прос на­до ре­шать, ког­да у вас бу­дет уже го­то­вая кни­га».

Ар­тур со­об­щил ко­ор­ди­на­ты при­ём­но­го от­ца Его­ра – Ана­то­лия Сте­па­но­ви­ча Ко­с­ти­ши­на. Он то­же от­клик­нул­ся пись­мом. Ко­с­ти­шин на­пи­сал: «Егор – очень боль­ная те­ма для ме­ня, и ско­ро бу­дет год, но я не знаю, сколь­ко мне по­на­до­бит­ся вре­ме­ни, что­бы хоть не­мно­го отой­ти. Ни Егор, ни я – не лю­би­ли быть в цен­т­ре со­бы­тий, при­вле­кать к се­бе вни­ма­ние. И ему, и мне при­шлось мно­го вы­ст­ра­дать, лю­ди за­ча­с­тую очень же­с­то­ки. И ес­ли я к это­му как бы при­вык, то Егор был не на­столь­ко тол­сто­ко­жим. Пуб­ли­ка­ция в «Ро­ман-га­зе­те» его «Труд­но­го воз­ра­с­та», ду­маю, его бы об­ра­до­ва­ла, но я не бу­ду хо­дить по юри­с­там и до­ка­зы­вать ка­кие-то пра­ва. По­это­му, ес­ли жур­нал смо­жет сде­лать так, что «Труд­ный воз­раст» Егор яко­бы при­слал при жиз­ни – де­лай­те так, тем бо­лее что Егор на­пи­сал и пре­дис­ло­вие к кни­ге ещё при жиз­ни. Ни­ка­ких мне де­нег не на­до. Не оза­да­чи­вай­те силь­но сво­их юри­с­тов. И ещё лич­ная прось­ба. Я хо­чу быть в те­ни, не хо­чу, что­бы моя фа­ми­лия где-то мель­ка­ла. Я жи­ву в слиш­ком за­мк­ну­том ми­к­ро­со­ци­у­ме и хо­чу ти­ши­ны и по­коя и то­го уе­ди­не­ния, ко­то­ро­е есть у ме­ня сей­час. Ду­маю, что вы ме­ня пой­мё­те. Я и сво­е­му пле­мян­ни­ку Ар­ту­ру за­пре­тил де­лать ка­кие-то ссыл­ки на ме­ня. Ру­ко­пись «Труд­но­го воз­ра­с­та» я ски­ну вам че­рез не­сколь­ко дней, про­сто ещё раз про­бе­гу гла­за­ми. По­ка не опуб­ли­ко­ва­на по­след­няя строч­ка мо­е­го сы­на, для ме­ня он жив и, ду­маю, бу­дет жить всю мою со­зна­тель­ную жизнь».

Но в «Ро­ман-га­зе­те» ста­ло из­ве­ст­но, что не­о­жи­дан­но воз­мож­ны­ми го­но­ра­ра­ми ста­ли ин­те­ре­со­вать­ся кров­ные род­ст­вен­ни­ки Его­ра из Хан­ты-Ман­сий­ско­го ок­ру­га. Во из­бе­жа­ние не­до­ра­зу­ме­ний ре­ше­ние во­про­са о кни­ге Мол­да­но­ва ото­дви­ну­лось на не­о­пре­де­лён­ный срок. А вес­ной 2011 го­да от ин­суль­та умер­ла ма­ма Ар­ту­ра, ко­то­рая так мно­го сде­ла­ла для Его­ра. По­том по­гиб стар­ший брат Ар­ту­ра. Пря­мо-та­ки ка­кой-то рок.

Обид­но и то, что Югор­ский край, хан­тый­ская ин­тел­ли­ген­ция до сих пор не про­яв­ля­ют ин­те­ре­са к на­сле­дию сво­е­го та­лант­ли­во­го зем­ля­ка – Его­ра Мол­да­но­ва. Он это­го не за­слу­жил. Это был очень свет­лый па­рень.


Вячеслав ОГРЫЗКО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования