Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №37. 13.09.2013

ЗОЛОТЫЕ ПЕРЬЯ СИРИИ

Уже которую неделю весь мир вольно или невольно следит за напряжённой ситуацией вокруг Сирии. Руководству США давно ясно, что во всём виноват «тиран» Башар аль-Асад, которого нужно поскорее ударить ракетой по голове. Российские СМИ, как обычно, представляют ситуацию, если не наоборот, то совсем иначе... Между тем, сама Сирия не только является одной из колыбелей человеческой культуры и цивилизации (Дамаск – по мнению некоторых историков, вообще – древнейшая столица мира), но и ныне представляет собой живой социо-культурный организм, где, в том числе, по-прежнему сильна литературная традиция – одна из влиятельнейших в арабском мире. И, устав от политических игр и деклараций, витающих на поверхности и приходящих со стороны, не стоит ли обратиться к инженерам и исследователям человеческих душ в самой Сирии, к певцам и глашатаям её национального духа? Как воспринимают происходящее на родине прославленные сирийские писатели, поэты, мыслители? Кого поддерживают золотые перья Сирии? Насколько едины они в своих взглядах? И есть ли у нас вообще возможность что-то об этом узнать?

 

К сожалению, переводов из современной сирийской литературы на русский язык крайне мало. А ещё меньше – бесед или интервью с её творцами. Соответственно, что-либо узнать о писателях Сирии нашего времени, об их взглядах мы можем, по сути, лишь из всевозможных энциклопедий и справочников. Зачастую приходится обращаться к англоязычным текстам, потому что на русском языке материалов совсем не густо. Самым удобным, доступным и развитым ресурсом в Интернете, пожалуй, остаётся пресловутая «википедия». Причём не как надёжный источник достоверной истины, ноЮ скорее, как социальный срез сведений о Сирии, доступных рядовому россиянину. У википедии есть одна интересная особенность. Она, как известно, существует параллельно по всему миру и на разных языках, и соответствующие статьи в ней на один и тот же предмет (при схожей, как правило, структуре) вовсе не идентичны по содержанию. И часто эта разница бывает весьма показательной.

Так отечественные википедисты среди современных писателей Сирии выделяют как наиболее видных двух поэтов – Адониса и Низара Каббани, и трёх прозаиков – Гаду ас-Самман, Закарию Тамера и Ханна Мину. Если сравнить это с параллельной английской статьёй, то бесспорными знаменитостями и авторитетами остаются все перечисленные писатели, кроме последнего. Почему же отодвинули в сторону Ханна Мину, при том, что «англичанам» известно даже о существовании в Сирии премии имени этого писателя? В отдельной справочной статье на-английском, посвящённой ему (она всё-таки существует), сказано, что Ханна Мину принято представлять «самым видным сирийским писателем». Тем самым ясно даётся понять, что доверия к такому «представлению» у составителей энциклопедической статьи нет. В чём дело?

Ханна Мина, родившийся в 1924 г., не только писатель (его перу принадлежит порядка 30 романов), но и активный публицист. На протяжении 1940-х – 1960-х гг. Мина неоднократно подвергался преследованиям за свои коммунистические взгляды, в частности, несколько раз заключался под арест. В 2002-м году одиозный для американцев, англичан и многих других европейцев нынешний президент Сирии Башар аль-Асад, в знак признания выдающихся заслуг Мины в области культуры, наградил писателя Высшим Орденом Сирийской Республики. Ханна Мина является приверженцем реализма в литературе (как уточняют «англичане», «социалистического реализма, сфокусированного на классовом конфликте»). В Советском Союзе он, кроме прочего, был известен тем, что переводил на арабский язык Максима Горького.

Можно, конечно, предполагать, что Ханна Мину кое-кто вольно или невольно исключил из числа наиболее значительных писателей современной Сирии просто потому, что свой век в литературе он уже отжил, и ныне, мол, его прокоммунистические произведения не слишком актуальны (хотя, например, упоминаемый ниже Халед Халифа, писатель более молодого поколения и отнюдь не социалист по своим взглядам, признаёт всё-таки для себя авторитет Мины как писателя). Но едва ли на падение акций Мины в глазах западного читателя совсем никак не повлияло и то, что мастеру слова оказал почёт и признание несимпатичный американцам и европейцам «диктатор», против которого сейчас готовится карательная операция НАТО. Жаль, что нам не удалось найти никаких высказываний старого писателя-социалиста по поводу нынешней ситуации в Сирии. Но, скорее всего, он не на стороне сирийской оппозиции и Запада, хотя бы потому, что ему должна быть как-никак близка социалистическая нотка в идеологии правящей партии БААС.

Безусловной звездой сирийской поэзии был Низар Каббани. Несмотря на всю свою резкость, на свои противоречивые взгляды и заблуждения, неприемлемые для многих и на родине, и в мире, Каббани всеобще признан одним из наиболее значимых арабских поэтов XX века. Строго говоря, современным поэтом, таким, от которого можно ждать отклика по текущим событиям в Сирии, Каббани не является (он скончался от сердечного приступа пятнадцать лет назад). Но влияние его на ныне действующих писателей и активных читателей в Сирии велико. Каббани принадлежит к числу тех немногих деятелей мировой культуры, которых, как говорится, либо любят, либо ненавидят. Смелый, яркий, дерзкий, скандальный... Он родился в 1923 году, но, кажется, по духу и энергии до самого конца жизни – а прожил он 75 лет – оставался молодым. Первый сборник стихов Каббани выпустил ещё в во время второй мировой войны, и сразу же (это, надо заметить, характерно чуть ли не для всех по-настоящему замеченных на западе арабских поэтов) ошеломил традиционалисткое сирийское общество смелым попранием норм (в данном случае, откровенным эротизмом). У Каббани была вполне подходящая для знаменитого поэта, полная драматизма, биография. Большое впечатление в детстве на него произвело самоубийство сестры, которой не позволили выйти замуж за любимого человека. Впоследствии одним из достижений творчества Каббани стало отстаивание свободы и человеческого достоинства женщин – тема острая и важная для всей арабской литературы новейшего времени.  Музой для Каббани стала вторая жена (с первой он развёлся), на которой поэт женился в 50 лет и которая через 8 лет их совместной жизни трагически погибла во время теракта в Бейруте. Среди его скандальных достижений в политической поэзии – стихотворения «Хлеб, гашиш и луна», за которое в 1954 году Каббани жаждали призвать к суду сирийские парламентарии, и «Заметки на полях книги поражений», написанное по следам краха арабов в 1967 году в войне с Израилем, после которого гордый поэт-националист раскритиковал всё арабское общество, включая, разумеется, правителей и чиновников. Жаль, мы не узнаем, что бы столь резкий поэт написал сейчас, видя тучи, сгущающиеся вокруг его родины... Низар Каббани был убеждённым сторонником идей арабского национализма, почитателем второго президента Египта, героя Советского Союза Гамаля Абдель Насера, которого назвал «последним пророком». Арабский национализм в целом близок к действующей правящей партии Сирии (БААС), в отличие от стремящихся к власти оппозиционеров-панисламистов. Да, в последние годы многие стихотворения Каббани были направлены против авторитаризма и, вероятно, Башару Асаду кое-что перепало бы, но известно так же и то, что поэт поддерживал столь ненавидимого в США Саддама Хусейна. Каббани был противником примирения с Израилем, и более того – по сути оправдывал в своих стихах насилие против евреев. Характерно и то, что он выступал против западных средств массовой информации (стихотворение «Я террорист»). Так что вряд ли бы он приветствовал задуманный Бараком Обамой обстрел Сирии.

Одним из мостиков от Низара Каббани к современной, ныне действующей сирийской литературе, можно считать его былые романтические отношения с известной поэтессой, писательницей и общественным деятелем Колет Хури (р. 1937), лёгшие позднее в основу её автобиографического романа «Дни с ним». Хури вроде бы не входит в безусловный пантеон литераторов Сирии, но является одной из весомых и заметных фигур в современной сирийской словесности и общественной жизни. Внучка выдающегося сирийского политика Фариса аль-Хури (тоже арабского националиста), она родилась в старинной дамасской христианской семье. В своём творчестве Хури, последовательница реализма, много внимания уделила арабо-израильскому конфликту. Два её романа («Приглашение в Кунейтру» и «Дамаск – мой большой дом») написаны под впечатлением от проигранной Сирией войны 1967-го года и последовавшей оккупации Голанских высот. Ещё один роман – «Светлые дни», посвящённый так называемой войне Судного дня, даже входит в обязательную программу чтения в 11-м классе сирийских школ. В 2008-м году Колет Хури была назначена литературной советницей президента Сирии Башара Асада. Она могла стать и первым послом Сирии в Ливане, но в итоге эта должность досталась другому. Таким образом, в нынешнем конфликте Колет Хури явно ближе к правящей партии, отстаивающей независимость Сирии от политики США и Израиля, чем к оппозиционерам. Вот как она, в частности, прокомментировала сирийские волнения в одном из интервью 2011 г.:

«Сирия расплачивается за то, что так долго говорила «нет» Израилю и Америке. Мы гордимся тем, что наша родина – Сирия, единственное государство, не отказавшееся от сопротивления. В настоящее время страна переживает критический момент. Это уже вовсе не вопрос какой-то реформы. Речь идёт о судьбе самой Сирии и сирийского народа.»

Контрастом к перечисленным писателям во многом может служить ещё одно безусловное светило арабской и сирийской поэзии – Адонис.

Али Ахмад Саид Асбар (известный под псевдонимом Адонис) родился в 1930 году, и является ярко выраженным поэтом-модернистом, который значительное место в своём творчестве уделяет формальным эксприментам и считается наиболее значительным приверженцем движения «новой поэзии». Большое влияние на поэзию Адониса оказал европейский сюрреализм. За его плечами более двадцати книг и поэтических сборников, а также нескольких книг переводов с французского. Помимо поэтических произведений, Адонис известен также как эссеист и литературный критик. Вот что он пишет о задачах современной арабской поэзии: «Творчество – это проникновение в неизвестное, а не в известное. Таким образом, творить или писать – значит для нас выходить за пределы ранее написанного нами – из истёкшего мгновения входить в грядущее ...Арабская поэзия не видит, а описывает: прославляет, осмеивает и т. д. Поэт здесь использует язык. Новая же точка зрения обязывает поэта взрывать язык, творить его, а не использовать».

В середине 50-х Адонис был осуждён в Сирии за свои убеждения и вынужден поселиться за границей. Так сложилось, что основную карьеру поэт сделал в Ливане и во Франции. В 1980-е годы он переехал в Париж, где работал консультантом ЮНЕСКО. Адонис, начиная с 1988 года постоянно номинировался на Нобелевскую премию по литературе, где его представляли как величайшего из ныне живщих поэтов арабского мира. Политическая тенденциозность нобелевской премии уже давно стала притчей во языцех. И понятно, что Адонис отнюдь не только за выдающиеся достижения в поэзии оказался любимчиком шведских академиков. В 2011 году (именно тогда, напомним, начались крупномасштабные волнения в Сирии) ему была присуждена престижная литературная Премия имени Гёте. А в августе того же года Адонис, в интервью кувейтской газете «Al Rai», призвал сирийского президента Башар Асада подать в отставку за то, что тот довёл страну до восстания. Он также обратился к сирийской оппозиции с призывом избегать насилия и вступить в мирный диалог с властями.

 

Продолжение следует.


Евгений БОГАЧКОВ




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования