Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 27.09.2013

НЕ ХОЧЕТСЯ БЫТЬ ДЫРКОЙ НА КАРТЕ

Лет десять назад, листая подшивки «Литературной России», я наткнулся на рассказ красноярского писателя Эдуарда Русакова «Ниточки, верёвочки», опубликованный в 1983 году. Рассказ мне понравился, и я нашёл другие произведения земляка. Захотелось познакомиться лично. Такая возможность появилась в этом сентябре, когда я оказался в Красноярске.

Мы встретились в редакции газеты «Красноярский рабочий» и поговорили. Думаю, наша беседа будет интересна и читателям «ЛР».

 

Эдуард РУСАКОВ
Эдуард РУСАКОВ

– Эдуард Иванович, ощущаете ли вы здесь, в Красноярске, что есть Москва, есть литература в Москве? Или это вещи сейчас абстрактные, почти потусторонние?

– Можно сказать, что я это только и ощущаю – что есть та, московская, литература. Когда читаю толстые журналы, то преимущественно авторы там с московской пропиской, пишут о московских проблемах.

– Это плюс или минус?

– Всё-таки, скорее, минус. Хотя удивляться нечему – Москва, как магнит, притягивает писателей, в том числе и из Сибири. Притянула, в своё время, Евгения Попова, притянула вас, нашу красноярку Алёну Бондареву. И такой певец Сибири как Валентин Распутин большую часть времени проживает в Москве… Что ж, это понятно, но нужно не забывать, что есть ещё и другие писатели, кроме московских, а им пробиться в центральные журналы и издательства по-прежнему очень непросто.

– А как идёт писательская жизнь в Красноярске?

– Писателей вроде бы много, если брать членов наших двух Союзов, но интересных – значительно меньше. Но есть. Правда, обидно и жалко, что ушли из жизни наиболее яркие наши писатели – Виктор Петрович Астафьев, Роман Солнцев, Алитет Немтушкин. Как-то в такой короткий отрезок времени эти потери случились, что становится страшно… Но есть Михаил Тарковский – он хоть и москвич, но живёт в Красноярском крае, пишет о нашей земле, о Енисее: значит, наш. Есть Михаил Успенский, очень интересный, своеобразный писатель. Многим, знаю, не нравится жанр фантастики, фэнтези, но Успенский считает себя сказочником. И это многое объясняет… Очень талантливая писательница Наталья Скакун. Лауреат Астафьевской премии, жила в Большемуртинском районе. Года три назад она уехала в Прагу. Первая её книга вышла не у нас, а в Новосибирске. Название говорящее – «Дырка на карте». Конечно, не хочется, чтобы писатели оценивали свою родину как дырку на карте, но и спорить не буду… Так, продолжу… Есть талантливые поэты – Иван Клиновой, Антон Нечаев, Мария Саввиных, Анатолий Третьяков, Николай Ерёмин. Не всех здесь перечислил, конечно…

– Книги издаются, или всё со скрипом?

– Книги издаются со скрипом. Молодые авторы, к сожалению, чаще всего издают их за свой счёт. Издательств полно, чуть ли не на каждом перекрёстке. Приноси деньги – и издадут всё что угодно в кротчайшие сроки.

– А существуют ли гранты, программы поддержки?

– Кое-что есть. Например, такой интересный проект – «Книжное Красноярье». Это инициатива и деньги краевой администрации – каждый год выходит несколько книг. Стратегия там такая: увлечь чтением подростков, молодёжь. Все издания должны быть ориентированы на подрастающее поколение. Это не только художественная литература – в основном краеведческая, историческая, познавательная… Если говорить о плюсах, то очень разнообразит наши будни Книжная ярмарка, которую финансирует Фонд Прохорова. Может, за это некоторые из грехов Прохорову простятся. Хотя я очень сомневаюсь, что сам он участвуем чем-то кроме денег – занимается ярмаркой с искренним, кажется, увлечением его сестра… Эта ярмарка здорово стимулирует и авторов, издателей, читателей. Во время ярмарки устраивают разные художественные акции – то есть, это действительно праздник, и он уже традиционен, десять с лишним лет проходит.

– Знаю, что большое внимание в Москве обращено к премии Астафьева. Лауреаты очень горды этим званием.

– Да, лауреаты Астафьевской премии – достойные люди. И большинство из них продолжают успешную творческую и общественную жизнь. Одна из первых лауреатов – Марина Саввиных – ныне главный редактор журнала «День и ночь» и вообще мотор литературной жизни города… В числе лауреатов мой хороший знакомый – священник Виктор Теплицкий. Последнее время у нас принято ругать-критиковать церковь, священников, это стало даже неким хорошим тоном. Конечно, многих священнослужителей, особенно тех, кто поближе к столице, критиковать есть за что, но встречаются среди них люди поразительно добрые, бескорыстные, умные… Виктор Теплицкий пишет стихи, рассказы такого, условно говоря, шукшинского плана, очень умеренно душеспасительные, без навязчивого морализаторства, но, тем не менее, очень полезные, способные помочь в трудную минуту. Он много занимается с детьми, с подростками, играет с ними в хоккей, обсуждает фильмы, книги, даже рок-музыку играет, пытается сочетать её с православными традициями. И всё это мягко, деликатно… И такие люди мне нравятся, они делают очень полезное дело… Можно вспомнить и о минусинском священнике Сергее Круглове. Меня поразила его поэзия – совершенно современная, светская, продвинутая, я бы даже сказал. Это хорошо – священник не должен выглядеть архаично. Нужно быть современным, понятным современным людям, чтобы достичь их души.

– Я помню, какое на нас в Минусинске в начале 90-х произвели первые номера журнала «День и ночь». Казалось, что всё умерло, литература, кроме как о Джеймсе Бонде, уже никому не нужна, и тут появился такой большой журнал с десятками авторов… А как сейчас – «День и ночь» востребован, его читают?

– Мне кажется, интерес к нему есть. Это видно хотя бы по тому, что в редакцию приходит огромное количество рукописей со всей страны, да и вообще отовсюду, где пишут на русском языке. Из Англии, Израиля… Очень много молодёжи, причём талантливой, начитанной молодёжи. Поэтому уныния у меня нет – журнал живёт, делает своё дело.

– А как поживает Литературный лицей?

– Литературный лицей придумала и организовала Марина Саввиных, о которой я уже говорил. Сейчас она отошла от него – очень много у неё работы, в том числе как раз в журнале «День и ночь», в воссозданном альманахе «Енисей»… В то время, а это был 1998 год, это было совершенно беспрецедентное начинание: нигде больше в России такого лицея не было… Поддержали идею Марины Роман Солнцев, Астафьев. Благодаря авторитету Виктора Петровича как-то легко и быстро прошло оформление, нашлось хорошее место… Лицей есть, продолжает работать, многие из ребят публикуются, попадают и на страницы нашего журнала – в «Дне и ночи» есть постоянная рубрика «Синяя тетрадь». Регулярно выходят сборники, некоторые поступают в Литературный институт, печатаются в Москве. Недавно, к примеру, в издательстве «Эксмо» вышла книга Дарьи Антиповой, выпускницы лицея… Хотя, конечно, далеко-далеко не всем талантливым молодым авторам удаётся своевременно издать первую книгу, а ведь это важно – первая книга. Всё больше тех, кто издаётся за свой счёт.

– Это обидно.

– Обидно, а что сделаешь? В Красноярске я не знаю ни одного издательства, которое бы само вело политику по поиску, продвижению авторов. Нет такого, чтобы издатели говорили: «Это наш автор». Издают только то, на что им приносят деньги. Деньги автора, спонсоров, администрации – им без разницы. Издают хорошо, полиграфия замечательная. Иногда бывает чересчур – когда книжка простеньких стишков выходит на бумаге, на которой надо издавать альбомы, с виньетками, замысловатыми шрифтами. Это бывает смешно.

Плохо, когда не удаётся издать книгу, которая должна быть издана. Так не мог много лет издаться наш автор Александр Астраханцев… Правда, не так давно у него вышли две книги, но до этого много лет вынужденного молчания. Одна книга издана в Москве – роман «Антимужчина». В названии обыгрываются строки из стихотворения Вознесенского: «Нет женщин, есть антимужчины». Это книга о современной, до предела эмансипированной женщине. Нужная, своевременная вещь… А другая книга – сборник литературных портретов известных красноярцев, среди которых Андрей Поздеев, Астафьев – вышла здесь у нас. Отличный сборник художественных очерков.

– А связи с томскими, новосибирскими писателями у вас есть?

– С Новосибирском, а точнее с журналом «Сибирские огни», у меня лично связи есть. Я их автор, член редколлегии журнала, хотя работой они меня не загружают… Я знаком со многими писателями и в Новосибирске и в других городах Сибири, но в основном старшего, среднего поколений. Молодёжь знаю по рукописям, которые приходят в «День и ночь»…

– А в московских журналах вы появляетесь?

– Сам я редко куда-то что-нибудь посылаю. Раньше был активнее – в «Юности» выходили вещи, в «Знамени», а последние лет двадцать печатаюсь в основном в «Дне и ночи», в «Сибирских огнях». Несколько публикаций было в «Вестнике Европы», в татарских, дальневосточных журналах. К моему семидесятилетию, благодаря Жене Попову, появилась большая подборка рассказов в «Октябре» Тогда же примерно – в «Литературной учёбе»… Когда-то в давние времена один мой рассказ чуть было не напечатали в «Новом мире». Рассказ «Деды и внуки» предложил туда мой старший товарищ Николай Евдокимов, и его одобрили Ефим Дорош, Анна Берзер, а Твардовский, как мне потом сообщили, зарубил… По сюжету пьяные персонажи вспоминали о своих дедах. Сначала врали, а потом говорили правду, и правда оказывалась куда тяжелей, неприглядней вранья…

– От московских издательств предложений нет?

– У меня выходило три книги в Москве. Две ещё в советское время и огромными по нынешним временам тиражами, а несколько лет назад АСТ издало книгу повестей и рассказов «Палата № 666»… Года два назад Олег Зоберн обращался ко мне с предложением собрать сборник для серии «Уроки русского». Я собрал, отослал, но ответа не получил. Не напоминаю. Значит, не судьба… Нет, публикации есть, грех жаловаться.

– Ну а пишется?

– Когда хочется, тогда пишется… Евгений Попов в предисловии к моей подборке в «Октябре» написал, что я работаю чуть ли не каждый день. Это не так. «Ни дня без строчки», это не мой лозунг. Конечно, что-то набрасываю, записываю какие-то фразы, словечки, но чтобы засесть всерьёз, на это у меня отведены так называемые запойные каникулы – новогодние, майские. Отпуск довольно большой – полтора месяца. Это время и трачу на писание.

– А работа в газете помогает писателю?

– Да нет, чем она может помочь… Мы с вами, вроде, оба газетные люди, но я не хочу лукавить – журналистом себя не чувствую. Я это не скрываю, но журналистика лучший вариант из тех, какие можно найти. И уж лучше, чем работать в администрации, куда я попадал в начале девяностых.

– Наверное, там сюжетов предостаточно…

– Какие сюжеты… Там нет жизни. Я хоть в армии не служил, был только на сборах, но в администрации наверняка хуже, чем в армии. Такая иерархия, такое чинопочитание… Нужно знать, с кем и как можно здороваться, как к кому подойти. Так было двадцать лет назад, а теперь только усилилось… Так что газета, это лучший из вариантов для меня. Пользы от работы в газете, по-моему, писателю никакой. Газете польза, наверное, есть. Человек, обладающий способностью писать связно, живо, разбирающийся в культурных вопросах, это немало. Спасибо шефу, он не заставляет меня писать о политике, экономике, я занимаюсь своим делом, думаю, приношу газете пользу.

– Я слышал, что «Красноярский рабочий», одна из старейших газет Сибири, под угрозой выселения из здания, которое когда-то для неё и было построено.

– Да, как раз сейчас происходят эти процессы… Газета действительно с историей. Она была основана в 1905 году в короткий период существования Красноярской республики. Потом закрыта, потом возобновлена… Сейчас новый сложный период. Надеемся, что до закрытия не дойдёт, но без крыши над головой мы рискуем оказаться.

– Когда я подходил к вашей высотке, заметил огромный баннер, свисающий с крыши: «Это здание продаётся».

– Вот так… А до недавнего времени на крыше красовался логотип нашей газеты. И само-то здание построено рядом с вагоноремонтным заводом, где раньше были железнодорожные мастерские. Здесь и возникли рабочий кружки, из которых выросла Красноярская республика… Завод обанкрочен, там ничего уже не осталось. Теперь добрались и до нас… Это тянется давненько – наше подвешенное положение. Этажи кем-то куплены, перекуплены, двойные арендодатели… Но проблема тут, по-моему, не только денежная. Дело в том, что многие публикации нашей газеты очень не нравятся краевым властям и вообще многим влиятельным личностям. Ещё генерал Лебедь пытался нас прихлопнуть. Но это всё-таки не армия, мы выиграли судебный процесс, газета сохранилась. Теперь действуют более хитро, окольными путями, чужими руками.

– Но вот прошли выборы в Законодательное собрание края. Может, что-то изменится к лучшему?

– Вряд ли. Если бы у власти было желание, она бы могла разобраться в этом вопросе раньше. Но мне кажется, что власть – любая власть – хочет, чтобы СМИ плясали под её дудку. Когда я работал в краевой администрации, я это желание наблюдал постоянно. Мы тогда с Романом Солнцевым создали Совет по борьбе с нарушениями свободы печати, и этот Совет просуществовал совсем недолго – один из заместителей губернатора прямым текстом сказал: «Зачем нам это нужно – свобода печати? Нам нужно бороться не за свободу, а за то, чтобы средства массовой информации поддерживали имидж краевой власти». Поэтому просить власть отстаивать права независимых СМИ, это то же самое, что уговаривать льва не есть овечку. Что ж, будем бороться сами – оправдывать своё звание независимого издания.


Беседовал Роман СЕНЧИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования