Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №39. 27.09.2013

А Я УЖЕ ВЕСЬ МИР ЛЮБЛЮ

1

 

Известный критик Пётр Вайль назвал книгу о любимых стихотворениях: «Стихи про меня».

Живёт в Тольятти поэт Борис Скотневский. Я давно хотел написать о его творчестве, потому что это «Стихи про меня».

Настоящий поэт отличается от другого настоящего поэта своей непохожестью. Скажем, Андрей Вознесенский резко отличается от Евгения Евтушенко. Но бывает непохожесть не такой очевидной, как в случае с Вознесенским. Всё тот же ямб, тот же хорей, никакого новаторства – стихи, как стихи.

Борис СКОТНЕВСКИЙ
Борис СКОТНЕВСКИЙ

Сравнить можно с вокальным искусством: все поют, не видно строчки лесенкой или вообще перевёрнутые. Но голоса разные, отличаются тембром, интонацией. Если сквозь строки ты не слышишь ярко окрашенный чувством, голос поэта, то у пишущего нет индивидуальности. Он просто пишет стихи, потому что умеет писать стихи. Кажется, очевидные вещи, но даже критики иногда путают умение талантливо рифмовать с необходимостью выразить максимально точно то, что зарождается или хранится глубоко в душе.

Борис Скотневский, как многие хорошие писатели, окончил медицинский институт. Изучение человека позволило ему бесстрашно заглянуть и в самого себя. Вот какой получился автопортрет.

 

Нет.

Больших претензий нет.

Добродушный и нескучный,

Я весьма благополучный

Молодой интеллигент.

Лишь порой, как в страшном сне

Хлестанёт по толстой коже:

Сколько ж всякого во мне, –

А ведь я вполне

       хороший.

 

Философская концепция жизни молодого нескучного интеллигента выражена в другом стихотворении. Он обращается ко всем, но имеет в виду, прежде всего себя.

 

В самую крутую стужу,

Быт кляня, и бытие,

Пожалей чужую душу, –

Даже если нет её.

 

В самую крутую стужу,

Дрожь поглубже притая,

Пожалей чужую душу,

Чтоб не сгинула твоя

 

В самую крутую стужу

Мудрого вина не пей,

Пожалей чужую душу

Даже если нет своей.

 

Врач Скотневский не верит в существование души. Поэт Скотневский знает точно: душа есть, её можно пожалеть, а иногда – спасти.

Поэт из Тольятти вспоминает свои первые практические шаги в качестве участкового врача. Вот он едет по вызову на окраину города. Ищет среди одноэтажных домов нужный дом. В портфеле кое-какие медицинские инструменты, упаковки с лекарствами, «химия».

 

И лай собак, и сектор частный,

И я, – счастливый и несчастный.

И «химией» портфель забит,

И душу смертную знобит.

 

И я один, и где же люди,

И я без водки во хмелю, –

Ещё никто меня не любит,

А я уже весь мир люблю.

 

Стихотворение называется «Воспоминание». Ключевые слова здесь « Ещё никто меня не любит, а я уже весь мир люблю». С этим чувством он идёт к людям, с этим чувством пишет стихи.

Не так ли и мы входили в этот мир? Добро ещё не было « с кулаками», просто было доброе чувство в груди.

Борис Скотневский родился в стране, которая в его зрелые годы перестала существовать. Хорошо сформулировал эту потерю Андрей Вознесенский:

 

Я последний поэт России.

Не затем, что вымер поэт –

все поэты остались в силе.

Просто этой России нет

 

Для всех поэтов наступило время осмысления исторического пути страны, время трудных вопросов. Борис Скотневский так прочувствовал новую ситуацию…

 

Кто был ничем,

Тот стал ничем.

И кто был всем,

Тот стал ничем.

И даже тот, кто был над всем,

Он стал ничем. –

Тогда – зачем?

Как много исторических событий уместилось в скупых словах и рифмах. Одна из отличительных особенностей творчества Бориса Скотневского: краткость в изложении событий, заполненная энергией сильного чувства: «Тогда – зачем?»

 

2

 

Сочинение стихов – трудное дело. Лев Толстой говорил: ограничивать речь рифмой – всё равно, что бегать со связанными ногами.

Профессиональные стихи – высокое искусство. Есть большие поэты, которые в полной мере владеют этим искусством. И даже учат других сочинять стихи. Маяковский так просто написал статью: «Как делать стихи». Отсюда возникают всякие технические приспособления. Давно существуют «Обратные словари» (то есть, словари рифм).

На «Всероссийской поэтической дискуссии» 1959 года, которую в некоторых изданиях называли «Съездом поэтов», вышел к трибуне А. Назаренко и показал залу прибор для сочинения стихов «Рифмоскоп». Этот прибор был похож на фототранспортир со словами по кругу вместо цифр.

Наверное, все эти «обратные словари» и «рифмоскопы» могут облегчить профессиональному поэту поиск нужного слова. Но есть более простой способ поэтического творчества. Он заключается не в слове «искусство», а в слове «чувство». Борис Пастернак так обозначил эту разницу…

 

Когда строку диктует чувство,

Она на сцену шлёт раба.

И тут кончается искусство

И дышит почва и судьба.

 

Борис Скотневский – поэт именно такой искренности, «когда строку диктует чувство». Он пишет о любви к миру, к людям, к женщине. Но поэт живёт в эпоху перемен и не может не замечать, как меняется этот мир. Большевики говорили «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя» И тут они правы, тем более, что перемены были связаны с уходом большевиков со сцены. Помните горбачёвскую перестройку-перестрелку?

Времена былинные,

Времена набатные.

Очереди длинные,

Где-то автоматные.

 

В одной строке: и очереди в магазине и очереди автоматные, то есть, «Продовольственная программа» в газетах, пустые полки в магазинах и война в республиках.

Большевики ушли, пришли демократы из большевиков. Помните Ельцина со свитой в храме. Стоят плечом к плечу и свечи держат в руках. Эту картинку много раз показывали по телевиденью. Товарищи положили партийные билеты и взяли в руки свечи.

Борис Скотневский – лирический поэт, живущий в эпоху социальных потрясений. Он не мог пройти молча мимо храма с «безбилетными» большевиками…

 

ДУХОВНОСТЬ

 

Одни пред самым аналоем

Стоят почти партийным строем.

И свечи держат, как стаканы,

И морды их непокаянны.

 

Другой за сотни вёрст от храма

Живёт в селе Большая яма.

Подъемлет очи к небесам.

И Бог

     к нему

          приходит

               сам.

3

 

Борис Скотневский пишет слово Бог с большой буквы, хотя он, конечно, материалист.

 

Если хочешь – поплачься Звезде.

Если можешь – пожалуйся Богу.

Только нет никого и нигде.

Нет! Ни сверху,

       ни снизу,

             ни сбоку.

 

В другом стихотворении он даже радуется, что нет создателя. За всё отвечает человек.

 

Когда доходит вдруг,

Что жизнь нерукотворна –

Так радостно вокруг

И чисто и просторно.

 

Поэт ощущает весь этот простор, всю чистоту и красоту мира в себе самом…

 

Вселенная… Какое чудо!

Я в никуда и ниоткуда

Иду в могучей тишине

И вся вселенная во мне.

 

Люди, ощущающие весь мир в себе, не верят в Бога, но продолжают использовать это слово для обозначения гармонии в природе. У Альберта Эйнштейна на каминной доске были выбиты слова «Бог всемогущ, но не злонамерен». Он считал всемогущим Богом  законы, управляющие пространством и временем.

Бог для Альберта Эйнштейна – метафора, а не личность. В письмах к своим корреспондентам он писал: «Бог не может принимать участие в человеческих делах»

Когда Борис Скотневский говорит: «И Бог к нему приходит сам», он использует слово Бог как метафору всемогущей любви.

 

Не потешить бы вас, распотешить,

А хотел бы я, Боже прости, –

Не спасти, а хотя бы утешить,

А, утешив, быть может, спасти.

 

И себя, дурака, и планету,

И старуху в убогом пальто,

И дворнягу, и женщину эту,

Хоть её и не любит никто.

 

Заявленное в одном из первых стихотворении чувство любви к миру, стало содержанием всего творчества Бориса Скотневского.


Эдуард ПАШНЕВ,
г. САН-ФРАНЦИСКО




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования