Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №19-20. 16.05.2014

ТВОЙ СМЫСЛ, КАК ВОЗДУХ, БЕСКОРЫСТЕН

Евгений Резниченко со своей книгой «Стихотворения и песенки НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ» (М.: Лингвистика, 2014) вошёл в нашу литературную современность, как в русло высохшей реки. Река высыхала давно, мелела, но не потому, что не было дождей, и климат земли изменился, а потому, что русская поэзия перестала быть событием душевного откровения и заразилась трупным ядом государственности. Притихли голоса фетовских соловьёв, растаяли переделкинские сугробы Пастернака, и свеча, так долго горевшая на столе, заплыла воском. Книга Резниченко, небольшая и скромная, на обложке которой застыл крестик мельничного колеса, физически разворачивает русскую поэзию обратно, туда, где ей надлежит быть: к огню частной жизни, лучине любви и голосу дружбы.

 

Я вас люблю так просто

Как озеро родник.

Как может только остров

Любить свой материк.

 

Как просто любит птица

Родные небеса.

Как просто любят лица

Свои глаза.

 

Стихи эти дают волю душе их автора: это она питает их своим теплом, тревожит страхами и ошеломляет болью. Когда Мандельштам написал, что в поэзии он ценит только «дикое мясо», процетировав при этом строчку из стихотворения Важа Пшавела – И до самой кости ранено всё ущелье криком сокола,– он ведь не только заглянул в расширенные зрачки творчества, он в этих расширенных зрачках распознал главное: ты, который пишешь, стоишь на краю обрыва, а написанное тобою может и спасти от гибели, а может и ускорить её. Отсюда: «дикое мясо», необъезженная тёмная лошадка, в потную гриву которой ты вцепляешься обеими руками.

Да, это опасный путь, особенно если человек один на дороге, а вокруг густые сумерки. Но и одиночество, и сумерки – необходимые условия творческого существования. В толпе собутыльников и советчиков, на ярком фальшивом свету электричества, с микрофоном у губ и пачкой визиток в кармане поэт не стоит и ломаного гроша. Примеров тому слишком много.

Евгений Резниченко, пишущий давно и только сейчас решившийся на то, чтобы его книга, никонец, появилась, знает основные законы настоящего творчества, а, стало быть, и жизни внутри этого творчества, а, стало быть, и жизни вообще, потому что творчество диктуется той же необходимостью, которой диктуется жизнь, той же беспощадностью.

Пусть ветер сметёт меня с лица этой земли,

Я счёт оплачу – так почём нынче красный закат?

Пусть нотариус вычеркнет меня из списка семьи,

Но зато я узнаю, зачем умирать наугад.

 

И если только я успею оглянуться

на всё, что пройдёт, –

И увижу вбитый в крышу прочный крюк,

и на нём петлю,

И в ней простого человека,

исказившего молчаньем рот,

И искажённого губами обступившего его «люблю».

 

И увижу цвета неба неподвижного его глаза,

Где по свинцовому свинцовым – наконец-то! –

эти восемь строк,

И в непроглядной глубине его зрачков

 расслышу голоса –

Любимых всех: любимых «до»,

любимых «только что», любимых «впрок».

 

Несмотря на своё беспечное название «Стихотворения и песенки НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ» книга Евгения Резниченко обладает особой драматической ёмкостью, заводящей его в тупик умолчания, в дрожащую полноту тишины, которая иногда больше слова и важнее его. 


Ирина МУРАВЬЁВА,
г. БОСТОН,
США




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования