Литературная Россия
       
Литературная Россия
Еженедельная газета писателей России
Редакция | Архив | Книги | Реклама |  КонкурсыЖить не по лжиКазачьему роду нет переводуЯ был бессмертен в каждом слове  | Наши мероприятияФоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Казачьему роду нет переводу»Фоторепортаж с церемонии награждения конкурса «Честь имею» | Журнал Мир Севера
     RSS  

Новости

17-04-2015
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШИЗОФРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРНОЙ ОСНОВЕ
В 2014 году привелось познакомиться с тем, как нынче проводится Всероссийская олимпиада по литературе, которой рулит НИЦ Высшая школа экономики..
17-04-2015
КАКУЮ ПАМЯТЬ ОСТАВИЛ В КОСТРОМЕ О СЕБЕ БЫВШИЙ ГУБЕРНАТОР СЛЮНЯЕВ–АЛБИН
Здравствуйте, Дмитрий Чёрный! Решил обратиться непосредственно к Вам, поскольку наши материалы в «ЛР» от 14 ноября минувшего года были сведены на одном развороте...
17-04-2015
ЮБИЛЕЙ НА БЕРЕГАХ НЕВЫ
60 лет журнал «Нева» омывает берега классического, пушкинского Санкт-Петербурга, доходя по бесчисленным каналам до всех точек на карте страны...

Архив : №07. 27.02.2015

ЖЕЛАНИЕ ЖИТЬ ПРОБИРАЕТ ДО САМЫХ СТУПНЕЙ…

                                                                  Умер Лев Болдов. Поэт.

 

Мы не были ни друзьями, ни приятелями. Но наша литературная молодость пришлась на одно время, одно место. Конец 90-х, Москва.

Встречались на вечерах журнала «Кольцо А» в Малом зале ЦДЛ, слушали стихотворения, рассказы, сами читали. После этого спускались в нижний буфет, чтобы «реализовать» свои небольшие гонорары за публикации, или шли компанией до станции метро «Улица 1905 года», где было дешёвое, крошечное – три-четыре столика – кафе. Выпивали, разговаривали, смеялись. Иногда Лев пел свои песни под гитару. Соседи по столикам, работники кафе не возмущались, не обрывали – пел он хорошо, душевно, иногда – яростно, с надрывом, но тоже так, что требовать замолчать никому не приходило в голову.

Во многих стихах и песнях Льва Болдова слышалась ирония, а точнее самоирония. Хочется сказать – «лёгкая», но за этой внешней лёгкостью явно ощущалась боль, тяжесть, внутренний поиск важного, главного. Говорить с глубокомысленным видом про такие вещи как-то вроде бы нелепо, приходится говорить с полуулыбкой. «…И желание жить пробирает до самых ступнёй,/И желание славы свой хвост распускает павлиний!»

По-моему, всё это наиболее полно проявилось в таком вот, по форме почти шуточном, стихотворении Льва Болдова:

 

Талант – не дар, а банковская ссуда,

Годами возвращаемый кредит.

На фунт изюма – горечи полпуда –

Господь за дозировками следит!

Ты думал в рай попал – проветрись, парень!

Всевышний – не купчишка-филантроп.

Ты завербован им, а не одарён.

И жизнь положишь, расплатиться чтоб.

Забудь же все земные погремушки –

Ты лиру под расписку получил.

И с той минуты, братец, ты на мушке –

У Неба, не у рыночных жучил.

Но, сознавая, что из жизни выпал,

Что перекрыт надёжно путь наверх,

Себе признайся честно: был же выбор,

Хоть ты его с презрением отверг.

Ты мог бы в кабаках сорить деньгами

И нежиться в барханах женских тел.

Ты мог бы быть – с твоими-то мозгами –

Покруче многих, если б захотел!

Вольно ж тебе, над рифмами шаманя,

В услужливые веря чудеса,

Сидеть на кухне с фигою в кармане,

С оплаченной путёвкой в небеса!

 

Стихотворения такого плана мне у Льва, в жизни совсем не хохмача, а на вид скорее учёного, чем поэта, нравились. Откровенно серьёзные я ценил меньше, они казались мне не совсем оригинальными, словно бы подражательными великим предшественникам… Но оказалось, что по крайней мере в одном таком стихотворении (написанном, кстати, лет пятнадцать назад) Лев Болдов оказался провидцем – предсказал конец своей земной жизни.

 

Этот странный мотив – я приеду сюда умирать.

Коктебельские волны лизнут опустевшие пляжи.

Чья-то тонкая тень на подстилку забытую ляжет,

И горячее время проворно завертится вспять…

 

Умер в феврале, когда пляжи пусты, в Крыму. Умер в 45 лет.

Последний раз мы столкнулись со Львом там же, где произошло наше знакомство – в ЦДЛ. Он уходил, я входил. «Давно тебя не видно», – сказал я, наверное, не совсем вежливо (может, это меня не видно?), но мы оба как-то растерялись от нашей встречи спустя много лет. «Я теперь далеко от Москвы живу», – ответил Лев грустно, мне показалось, с сожалением.

Узнав о его смерти, я посмотрел в интернете, где он, москвич, жил в последнее время. Оказалось, много где. «Я мотаюсь по родине, словно заправский цыган./ Нынче Крым, завтра Питер, а после – Рязань или Тула./ А в столице всё тот же разбойный, хмельной балаган,/ Тот же мусорный ветер и окон чернеющих дула!» Мотался, будто что-то искал. И поиск его закончился на берегу холодного февральского моря. Осталась поэтическая летопись этих поисков. Автор летописи – Лев Болдов.


Роман СЕНЧИН




Поделитесь статьёй с друзьями:
Кузнецов Юрий Поликарпович. С ВОЙНЫ НАЧИНАЮСЬ… (Ко Дню Победы): стихотворения и поэмы Бубенин Виталий Дмитриевич. КРОВАВЫЙ СНЕГ ДАМАНСКОГО. События 1967–1969 гг. Игумнов Александр Петрович. ИМЯ ТВОЁ – СОЛДАТ: Рассказы Кузнецов Юрий Поликарпович. Тропы вечных тем: проза поэта Поколение Егора. Гражданская оборона, Постдайджест Live.txt Вячеслав Огрызко. Страна некомпетентных чинуш: Статьи и заметки последних лет. Михаил Андреев. Префект. Охота: Стихи. Проза. Критика. Я был бессмертен в каждом слове…: Поэзия. Публицистика. Критика. Составитель Роман Сенчин. Краснов Владислав Георгиевич.
«Новая Россия: от коммунизма к национальному
возрождению» Вячеслав Огрызко. Юрий Кузнецов – поэт концепций и образов: Биобиблиографический указатель Вячеслав Огрызко. Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока Казачьему роду нет переводу: Проза. Публицистика. Стихи. Кузнецов Юрий Поликарпович. Стихотворения и поэмы. Том 5. ВСЁ О СЕНЧИНЕ. В лабиринте критики. Селькупская литература. Звать меня Кузнецов. Я один: Воспоминания. Статьи о творчестве. Оценки современников Вячеслав Огрызко. БЕССТЫЖАЯ ВЛАСТЬ, или Бунт против лизоблюдства: Статьи и заметки последних лет. Сергей Минин. Бильярды и гробы: сборник рассказов. Сергей Минин. Симулянты Дмитрий Чёрный. ХАО СТИ Лица и лики, том 1 Лица и лики, том 2 Цветы во льдах Честь имею: Сборник Иван Гобзев. Зона правды.Роман Иван Гобзев. Те, кого любят боги умирают молодыми.Повесть, рассказы Роман Сенчин. Тёплый год ледникового периода Вячеслав Огрызко. Дерзать или лизать Дитя хрущёвской оттепели. Предтеча «Литературной России»: документы, письма, воспоминания, оценки историков / Составитель Вячеслав Огрызко Ительменская литература Ульчская литература
Редакция | Архив | Книги | Реклама | Конкурсы



Яндекс цитирования